19.09.2017 » Форум переводится в режим осенне-зимней спячки, подробности в объявлениях. Регистрация доступна по приглашениям и предварительной договоренности. Партнёрство и реклама прекращены.

16.08.2017 » До 22-го августа мы принимаем ваши голоса за следующего участника Интервью. Бюллетень можно заполнить в этой теме.

01.08.2017 » Запущена система квестов и творческая игра "Интервью с...", подробности в объявлении администрации.

27.05.2017 » Матчасть проекта дополнена новыми подробностями, какими именно — смотреть здесь.

14.03.2017 » Ещё несколько интересных и часто задаваемых вопросов добавлены в FAQ.

08.03.2017 » Поздравляем всех с наступившей весной и предлагаем принять участие в опросе о перспективе проведения миниквестов и необходимости новой системы смены времени.

13.01.2017 » В Неополисе сегодня День чёрной кошки. Мяу!

29.12.2016 » А сегодня Неополис отмечает своё двухлетие!)

26.11.2016 » В описание города добавлена информация об общей площади и характере городских застроек, детализировано описание климата.

12.11.2016 » Правила, особенности и условия активного мастеринга доступны к ознакомлению.

20.10.2016 » Сказано — сделано: дополнительная информация о репродуктивной системе мужчин-омег добавлена в FAQ.

13.10.2016 » Опубликована информация об оплате труда и экономической ситуации, а также обновлена тема для мафии: добавлена предыстория и события последнего полугодия.

28.09.2016 » Вашему вниманию новая статья в матчасти: Арденский лес, и дополнение в FAQ, раздел "О социуме": обращения в культуре Неополиса. А также напоминание о проводящихся на форуме творческих играх.
Вверх страницы

Вниз страницы

Неополис

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Неополис » Незавершенные эпизоды » [FB] ... и пока смерть не разлучит нас. | 02.2015 | Нео-Манчестер


[FB] ... и пока смерть не разлучит нас. | 02.2015 | Нео-Манчестер

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

1. НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА: ... и пока смерть не разлучит нас.
2. УЧАСТНИКИ ЭПИЗОДА: Annet-François Nivet, Damian Hartell, Michel Nivet.
3. ВРЕМЯ, МЕСТО, ПОГОДНЫЕ УСЛОВИЯ: февраль 2015; Нео-Манчестер, преимущественно дом семьи Ниве; сырая зима, снег долго не задерживается, температура колеблется от -7 до +3.
4. КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ СОБЫТИЙ: вот и настал день, назначенный для регистрации брака. Однако событие это произойдет не в Неополисе, а в Нео-Манчестере, городе где живут мать и брат Мишеля. Такое решение было принято Дамианом и Миши ради мадам Ниве. Однако в фокусе данного эпизода будет отнюдь не церемония и празднество, а разговоры, определяющие планы на будущее.
5. ОПИСАНИЕ ЛОКАЦИИ:

дом семьи Ниве

http://s020.radikal.ru/i709/1508/76/4ef9525de076.jpg

Небольшой дом с небольшим садом, рассчитанный на семью из трех-четырех человек. На первом этаже гостиная и кухня, на втором — две спальни и ванная.

внутри дома:

гостиная

http://myinterior.info/wp-content/uploads/2013/01/Vintage-Home-Interior-Designs-Ideas-from-Swedish-Home.jpg



кухня

http://interiordesign4.com/wp-content/uploads/2013/01/Small-Home-Interior-Design-3.jpg

спальня мадам Ниве

http://coolroomideass.com/wp-content/uploads/2015/03/vintage-bedroom-ideas-student-room.jpg

комната Аннэ

http://kursremonta.ru/wp-content/uploads/dizajn-spalni-dlya-podrostka-devochki.jpg

ванная

http://kingfisher.scene7.com/is/image/Kingfisher/Project_Bathroom_Dream

+1

2

Они договорились, что от вокзала до дома доберутся сами. Аннэ, конечно, мог бы встретить, но это означало оставить маму одну на какое-то время. В общем-то, кажется, не так уж и страшно — всего-то несколько часов, — но зачем, если все уже большие мальчики, а такси можно вызвать прямо на вокзале. Да и Мишелю так легче — потому что от вида всех этих улиц и улочек, площадей и скверов, что проплывали за окнами магнитокара, сердце бессовестно ёкало и начинало щемить. Он не был тут не так уж и долго, каких-то два с небольшим года, но из-за событий, произошедших в его жизни, родной полис казался ему слишком уютным и невинным — оплотом всего прекрасного, что было у него. Было давным-давно — и снова есть. И лучше, чтобы Аннэ не видел всех этих эмоций на лице брата.

Он наконец заставил себя оторваться от созерцания города и взглянуть на Дами. Тому — как? Так же вздрагивает сердце при виде памятника Сильве Мейнор, на который они неизменно влезали, когда ходили поиграть в игровые автоматы, или на дуб, которому было что-то более четырех сотен лет — одно из старейших деревьев?.. Поймав взгляд альфы, Мишель улыбнулся. Что-то возвращалось... Быть может, оно никуда и не пропадало, просто лежало на дне картонной коробки и ждало, когда судьба снова вынет его на свет, встряхнет и расправит. Как крылья. От этого чувства возвращенного уюта, от чувства возвращения к тому, с чего все начиналось, и в то же время теперь совершенно другому, в животе было щекотно и хотелось нервно смеяться — от счастья.

И от страха. Показываться дома было страшно. Безумно хотелось увидеть маму, брата, с которыми он совсем не виделся те же два с лишним года, а отдалился от них еще раньше, намного раньше — когда только поступил. И теперь за плечами было столько лжи и всего того, о чем не говорят тем, кого любят, что он даже не представлял, как справится — лгать в глаза матери это совсем не то же, что написать в письме "я в порядке". Теперь-то он уже в порядке, но минувшее никуда не делось. И потому хорошо, что они сначала заедут в ближайшую к дому Ниве гостиницу и вселятся туда — семейной паре в крошечном домике на три комнаты места просто не найти. За это время, есть шансы, Мишель сумеет взять себя в руки и натянуть покерфейс. Он улыбнулся Дамиану — достаточно нервно, чтобы было очевидно, что он как на иголках. Он ощущал себя виноватым, бесконечно виноватым — словно разбил самую любимую мамину вазу. Да нет, в разы хуже.

Расписаться они решили в Нео-Манчестере. Эта мысль — как и водится со всем гениальным и простым — пришла к ним как озарение после мучительных размышлений о том, как бы сделать все тише и незаметней. Хартелл, несомненно, далеко не звезда и не светский лев, однако в достаточно узких кругах и к нему проявляли недюжинный интерес — особенно матери омег и бет на выданье. А Мишель работает в "Хартелл логистикс" и просто все очень сложно с этими рабочими отношениями. Мадам Ниве же не могла приехать на их свадьбу в Неополис — и было решено, что свадьба приедет к ней. Сама роспись была назначена на послезавтра, четырнадцатое февраля, а до тех пор у них всех было два дня на то, чтобы прийти в себя.

Но когда гостиница в качестве последнего рубежа осталась за спиной, а впереди — только занесенные мокрым снегом зимние кварталы, сердце совсем начало вести себя, как хотело. Каждый шаг, оставляющий после себя на снегу темный след, отзывался под ложечкой нервной щекоткой и Мишель все сильнее сжимал затянутые перчатками пальцы в предплечье мужа. С этой мыслью он уже свыкся и Дами про себя называл именно так. Сердце дернулось воробьем, когда они свернули на Ивлинг-стрит, и он на мгновение запнулся, уже видя вдалеке домик того же голубого цвета.

+2

3

Он помнил. Он тоже всё прекрасно помнил, хоть и уехал из этого города, — даже городка, если брать по меркам Неополиса — существенно раньше, чем Мишель. Дэйм привык к Неополису — если не вспомнить отдельной строкой, что он определенно не был тем человеком, который часто смотрит по сторонам и привязывается к местам и пейзажам, — но в этом городе он родился и вырос, в этом городе он познакомился с Мишелем и шел с ним восемь долгих, прекрасных лет. Теперь им предстояло так идти и дальше — уже не как соседям по улице и парте, не как лучшим друзьям, но как законным супругам, альфе и омеге, связанным красной нитью судьбы. И хотя с момента помолвки прошло уже больше трёх месяцев — больше ста дней и особенно ста ночей, проведённых вместе, до сих пор от этой мысли и осознания что-то странно подрагивало под рёбрами, заставляя смотреть на Мишеля рядом с собой совсем иным взглядом, поневоле полнящимся трепетного любования и бережливости, как на совершенно хрупкий и совершенно же прекрасный цветок. А ведь, казалось бы, с этим цветком, поутру взлохмаченным и заспанным, он уже совершенно привык просыпаться в одной постели и сталкиваться в дверях ванной комнаты... И, наверное, Мишель мог бы с чистой совестью стукнуть его, ворча и протестуя такому бессовестно влюблённому в себя взгляду, который Дамиан не мог (и не хотел) никуда спрятать — если бы сам не был настолько на нервах, что едва ли замечал этот ванильный беспредел, в которой порой заносило его альфу. Пальцы Хартелла, тем не менее, крепко и уверенно сжимались на ладони Ниве, а сам он мягко улыбался омеге — подбадривая и внушая тёплую, надёжно подпирающую спину уверенность в себе. Альфа не сомневался, не метался и не терзался — он этого, кажется, с детства и вовсе не умел — и потому рядом с альфой было легко.

Они шли неспешным прогулочным шагом по знакомому насквозь пейзажу узких уютных улочек и плотно стоящих домов, окунувшись с головой в приятную зимнюю тишину: от небольшой гостиницы на четыре звезды до родного дома было всего минут пятнадцать пройтись, даже ехать без толку. Гостиница стояла как раз на границе их маленькой ойкумены — и когда-то была уже тем местом, где "начинается цивилизация", в которую, полную чужих, шумящих и спешащих взрослых, юные школьники не без тщательно скрываемой за дерзостью опаски выбирались плечом к плечу, чтобы посетить кинотеатр или зал с игровыми автоматами. А здесь, внутри, казалось, и вовсе ничего не изменилось за эти десять лет — только забор вот этот, кажется, был когда-то зеленым, а теперь стальной серый. Дамиан чуть рассеяно улыбался: что действительно другое, так это масштабы — ему, выросшему, всё было куда как ниже и уже, чем раньше, и Хартелл отчего-то казался себе совсем гигантским, идя по этим улочкам сейчас. Да и на памятник тот он теперь мог забраться в два шага, даже, кажется, примерялся сделать это... а когда-то — ещё едва доставая головой отметки на кухонном косяке в сто пятьдесят сантиметров — действительно приходилось карабкаться. И с победным видом закидывать портфель на самый верх, подавая руку Мишелю — чтобы и его тоже приобщить к этой триумфальной высоте, пока не хватится уличный дозорный и не спугнёт "проказников" из режущего уши свистка...

Наверное, много где здесь, в этих знакомых домах, уже живут другие люди — как давно уже жили в доме Хартеллов, расположенном по ту сторону автострады, в черте "престижа". Но дом Ниве оставался прежним: вот он, показался впереди, укутанный снегом и полускрытый сугробами у дороги, сияющий нежно-голубым цветом стен. Казалось бы, в зимнем облачении дом такого цвета должен казаться холодным и пустым — но Дамиан видел на этих стенах лишь летнее голубое небо, обещающее тепло и уют. И почти что смутился того, как невольно рванулось и ёкнуло сердце, а губы сама собой растянула широкая улыбка. Как же давно это было... очень давно — теперь этот дом его, когда-то бессовестно забывшего и бросившего здесь всё, своё всё, уже и не помнит. Он вырос, раздался в плечах и амбициях — и домик теперь казался таким маленьким, словно можно взять его да поставить себе на ладонь. Впрочем, чем ближе они подходили, тем уверенней вставало впереди крыльцо с тонкими белыми колоннами террасы — и дерево с бугристой облупленной корой, до которого они когда-то бежали со школы наперегонки, а после стояли, вцепившись каждый со своей стороны и пытаясь отдышаться от рывка. Теперь они — Дамиан в плотной чёрной куртке с густым меховым воротником и Мишель в привычно строгом чёрном пальто на шерстяной подкладке, до кончика носа замотанный в шарф, — спокойным шагом рука об руку завернули на протянутую в снегу, расчищенную с утра и к полудню снова на пол-пальца заметенную мелким снегом тропинку, обрамлённую торчащими из-под белых обочин вершками низких кустов. Поднялись по гулким от пустот под крыльцом ступенькам — и остановились напротив двери. Дамиан, вынув из кармана свободную руку, медленно протянул её — и, с улыбкой кивнув Мишелю, нажал на кнопку дверного звонка.

+2

4

Двенадцатое февраля для Аннэ началось вроде бы как обычно. Звонок будильника, зарядка, контрастный душ... Дальше начались первые отличия. Приготовить не просто завтрак для них с мамой, но наготовить еды на обед для них с Миши и Дами. Суп, второе, салаты, компот. Мама обычно перекусывала днём сама, а вечером приходил Франсуа, но сегодня нужен не простой перекус, а полноценный приём пищи и его на маму свалить нельзя.

После завтрака жизнь стала ещё веселее: вчера он отпросился с работы, пообещав сделать все дома, и потому до прихода брата с без пяти минут зятем нужно было сделать как можно больше, чтобы не сидеть потом ночью.

Когда раздался звонок, мозг Аннэ был близок к взрыву, в основном благодаря частому вмешательству мамы в его планы. Нет, она не мешала ему работать, просто не могла  нарадоваться его присутствию дома и частенько к нему обращалась, когда искала что-то на кухне или в комнате. За время, проведенное Мишелем вне дома, мама основательно постарела, осунулась и как-то одряхлела (хотя какие её годы!), болезнь никого не щадит.

- Аннэ, это Мишель! - позвала Мари Ниве из гостиной, и Франсуа сорвался открывать, а то мало ли, маме, может, неудобно вставать из-за пялец, а вдруг у неё нет сил...

- Мишель! - одного взгляда на брата хватило, чтобы тут же заключить его в об'ятья. - Проходи, мама волнуется. Как ты изменился... У тебя взгляд другой. Дами... Прости нам телячьи нежности, но куда нам без них, я два года не видел брата! Это ведь тебя мы должны благодарить за явление Миши народу? - Аннэ сходу протянул Дамиану руку для пожатия.

Отредактировано Annet-Francois Nivet (9 августа, 2015г. 09:05:42)

+2

5

В ворохе восторга, вылетевшего из двери, стоило той открыться на стук, Дамиан с некоторым запозданием признал Аннэ — и брови альфы стремительно уползли наверх. Конечно, Мишель показывал ему фотографии брата, но увидеть того, запомнившегося мальчишкой, а теперь почти догнавшего старшего в росте — было совсем другое дело. От рывка этого навстречу Дэйм на полшага посторонился, повернувшись боком и в некоторой растерянности улыбнулся. Да, многое изменилось... очень многое.

— Рад тебя видеть, Аннэ, — ответил он, крепко пожимая протянутую руку. Аннэ, конечно, вырос, но образ его — мягкого домашнего мальчика, любимого младшего брата — не изменился ни на йоту. Кто ещё из них омега, можно было бы подумать... Хотя Дамиан, конечно, знал, что не ошибся бы, даже не чувствуя запахов — была в лицах братьев какая-то такая своя разница, которую легко улавливала интуиция альфы. — А ты словно совсем и не вырос! — благодушно смеясь, заметил Хартелл: ведь и в самом деле — как был он младшего на добрую голову выше, так и остался, вымахав до своих альфийских метра девяносто с лишним.

Мягко приобняв Мишеля за талию, Дамиан направил его перешагнуть порог и сам зашел следом, едва не обтерев плечами дверной проём. Быстро скинув с плеч свою куртку, Хартелл придержал пальто Ниве и поискал взглядом вешалки. В общение братьев он не вмешивался и гнал от себя лёгкую тревогу перед перспективой встречи лицом к лицу с миссис Ниве. Конечно, денег на её лечение он им от имени Мишеля перечислил достаточно, и вряд ли будущая тёща теперь в чём-то сколь-либо остро нуждалась — ну, разве что во внимании обоих своих сыновей, — но что можно исправить даже самым качественным лечением за три месяца из того, что было упущено за столько лет...

+2

6

Сердце оборвалось в глубину живота, когда дверь наконец распахнулась, являя им Аннэ. Как он в руки себя ни взял, как ни успокоился по пути от Little Crown Hotel до дома, все оказалось бесполезным, стоило ему лицом к лицу оказаться с братом. И потому в первую секунду крепких уже таких объятий он стоял, словно кукла, все боясь, что Аннэ что-то заподозрит, о чем-то догадается — потому что у него "другой взгляд". А потом рывком воли выдернул себя из этого малодушного ступора и обнял брата в ответ — так, как обнимают того, кого не видели два с лишним года.

— Аннэ, — негромко сказал он, прижимая того к себе. И растерянно улыбнулся Дамиану, явно нуждаясь в хорошем пинке. — Нет, ну почему же сразу его... — рефлекторная попытка отрицать факты-звенья цепи, могущей привести любопытное сознание к ненужным знаниям.

Он вошел внутрь, в небольшую прихожую, оборудованную шкафом для хранения одежды не в сезон и вешалкой, куда обычно вешали то, в чем ходили на данный момент. Внизу были ящики для обуви и тапки. Когда-то там всегда были тапки для гостей, но так ли было теперь, Мишель не знал.

Скинув пальто и обувь, сунув ноги в свои старые, подростковые еще тапки, которые Мари Ниве сохранила скорее из сентиментальности, чем практичности, он пошел в гостиную. Всего-то два-три шага и завернуть за угол, чтобы увидеть ее, сидящую в кресле у окна. Наверняка она видела, как они подходили к дому. Сердце скакало и кувыркалось под ребрами, отчего было совсем не по себе, словно он школьник на экзамене.

— Мишель! — воскликнула она, едва лишь сын показался из-за угла, и отложила вышивание на широкий подлокотник. Руки тут же потянулись к нему, и Миши послушно нагнулся, обнимая маму в ответ. В нос ударил резкий запах лекарств, куда более сильный, чем он помнил. Сердце сжалось. — Где же ты так долго был! — восклицала она, не столько спрашивая, сколько сетуя. — Эта работа совсем тебя доведет! Дамиан! Иди-ка сюда, — она безапелляционно поманила рукой альфу, стоило только ей его заметить. Даже сейчас, болея и ослабнув, она оставалась той самой Мари Ниве, которая запросто могла дать этому упрямому мальчишке воображаемого подзатыльника — чтобы не спорил или даже в целях профилактики. — Как ты вырос! — рассмеялась она и оперлась ладонями в подлокотники, чтобы наконец подняться на ноги и иметь возможность нормально обнять сына и зятя. — По фотографиям и видеосвязи впечатление, конечно, толком не составишь. Как же я рада тебя видеть! — она обняла мужчину, который теперь был выше нее на голову с лишним. — Как же я рада, что вы снова встретились!

И в этой последней фразе было куда больше, чем просто радость. Наверное, горечь всех минувших десяти с лишним лет, что неизменно испытывала она при мыслях о сыне-омеге.

+2

7

- Прямо уж таки и не вырос, - рассмеялся Аннэ на шутку Дамиана. - Я тоже рад тебя видеть. Как ты все эти годы? Не скучал по нам?

В доме, со дня ухода Мишеля, изменилось немногое. Лекарств на разных плоскостях стало больше, да беспорядка прибавилось, потому как Аннэ не в пример меньше заботился о порядке, чем Мари Ниве в былые годы. В остальном же все оставалось на своих местах, включая и тапки. Гостевые сразу достались Хартеллу, и Аннэ, закрыв дверь, вслед за всеми прошел в гостиную и, прислонившись к косяку, наблюдал воссоединение семьи с затаенной грустинкой. Вот уже не он самый главный для мамы, не на нем клином сходится белый свет, когда Аннэ и приготовь, Аннэ и постирай, Аннэ и пол помой. Теперь в фокусе внимания Мишель и его жизнь.

- Ну что, может, расскажешь нам, как ты жил эти два года? - наконец, младший подал голос, когда все наобнимались и навосклицались всласть. - Куда делся альфа, который тебе помогал? Или это с самого начала был все же Дами?

И понятно, что если Мишель лгал до сих пор, то он снова начнет лгать и бесполезно спрашивать и увещевать - не расскажет же, как ни проси. Поэтому Франсуа тут же сбросил накал ситуации, предложив:

- Или сначала пообедаем? У меня все готово.

Отредактировано Annet-Francois Nivet (12 августа, 2015г. 16:25:47)

+2

8

На вопрос Аннэ Дамиан ответил лишь тёплой уклончивой улыбкой и кивком, больше занятый Мишелем и его пальто — в самом деле, ну не вдаваться же, не выйдя из коридора, в разговоры о чём-то столь... столь глубоком, что любые слова казались неуместными и недостаточными, неспособными выразить нужный тон. Скучал ли? Неимоверно. Ничто так и не смогло заменить ему этого домашнего уюта, этого чувства семьи — несмотря на то, что на чужой территории альфа всегда знал своё место и вел себя покладисто, место его было тут, рядом с Мишелем и его родными. Собственные мать и отец, сколь бы заботливы и аккуратны с ним ни были — что беспокойная мама, что деловой и строгий отец — всегда были слишком далеко... и, пожалуй, всегда были слишком сильны и своевольны, чтобы сын ощущал себя с ними кем-то, кроме равного. Конечно, он любил свою семью и дорожил ею, даже если все трое уже давным-давно разъехались по разным концам света, но с Ниве... с Ниве всё было совсем иначе. И к этому крошечному уютному домику на несколько комнат отношение у альфы было какое-то совсем особенное, оберегающее. Единственное такое место — и всё же он десять лет провёл вдали, даже не думая о том, чтобы вернуться. Даже не зная, насколько он нужен здесь — и насколько это "здесь" нужно ему самому.

Он прошёл следом за Мишелем ко входу в зал, поведя головой и окинув взглядом стены, которые словно бы ссохлись, сжались вокруг него. Всё здесь стало теплее, более хрупким и каким-то кукольно-аккуратным для него, пропитанным особым духом домашней старины: много мелких предметов, какой-то полный разнобой интерьера, который не сглаживал даже подбор голографии. Хартелл привык к размаху, привык к броскому и сочному стилю элитных дизайнов и, глядя теперь по сторонам, невольно придерживал дыхание и двигался осторожнее, словно боялся чему-то повредить. Наверное, ещё и потому, что в доме особенно сильно пахло медициной, пропитавший и почти заглушивший собственный запах обитавших здесь людей.

Альфа задержался было в проходе, вместе с Анне — но, когда Мари Ниве позвала его, без промедления приблизился и склонился, осторожно обнимая сухонькую, сильно постаревшую с годами женщину. Но собранная вопреки слабости стойкость в ней, сквозящая в выражении внимательных глаз, была той несомненной чертой, что так роднила их с Мишелем. Хартелл улыбнулся, уверенным и естественным жестом кладя руку на спину Миши, чувствуя и понимая его пусть даже хорошо запрятанное, но смятение. "Не волнуйся, всё под контролем" — сам собой говорил этот жест, это тёплое касание широкой ладони.

— И я рад снова увидеть вас, миссис Ниве, — ответил Дамиан. — Да, десять лет не виделись... а потом буквально три месяца рраз — и уже всё по-другому, — хотя они с Мишелем, в общем-то, в это "рраз" уложились за два дня.

Он бросил взгляд через плечо на подавшего голос младшего. Что ещё за провокационные вопросы?.. В самом деле, как в старые времена — словно Анне, бережёный младший братик, опять задался целью капризной каверзой поставить Мишеля в неловкое положение. Хартеллу почему-то всегда казалось, что он делает это нарочно — хотя, наверное, никто в здравом уме не заподозрил бы в милом мягком ребёнке такой склонности, списывая всё на болтливость и неосторожность.

— А что, надо было и его с собой привезти? — с подчеркнутым весельем откликнулся Дэйм, крепче вжав ладонь в спину Мишеля. — Аннэ, ну конечно же он ушёл. Я умею избавляться от конкурентов, — альфа многозначительно ухмыльнулся, обнажив клыки. — Поэтому Мишель теперь работает в моей компании, — он взглянул на омегу с довольной — даже, пожалуй, самодовольной, — улыбкой гордого хозяина ситуации, не оставляя ни грамма сомнений в том, что старший Ниве присвоен по всем фронтам.

— Но давайте всё же для начала отобедаем, — распорядился Хартелл, поворачиваясь к дверям, чтобы охватить вниманием и взглядом всех присутствующих, и примирительно добавил. — У нас позади долгая дорога, а ещё столько предстоит обсудить! Ну что, Аннэ, показывай и хвастайся, чем ты нас сегодня порадуешь?..

+2

9

— Аннэ! — воскликнула Мари Ниве, строго глянув на младшего сына поверх оправы очков. Вот уж во истину провокационный вопрос.

А Мишель стоял молча, не зная что и как ответить брату, потому что в его руках все еще оставалось ощущение худого и хрупкого тела матери. Он так давно обнимал ее последний раз, он забыл, какой худой и слабой она была. А может, может, он не забыл — может, это она похудела еще сильнее, уступая под натиском болезни. Он сжал губы и поднял взгляд на Аннэ, начиная лихорадочно искать ответ на вопрос — подходящий ответ, больше всего похожий на праву. В общем-то, он давно уже все продумал, но сейчас эти выверенные ответы казались лживыми и неудачными. И, в общем-то, смятение в нем расцвело во всей красе.

Но альфа, его альфа, снова пришел на выручку, не находя выход из ситуации, а просто торя его туда, куда нужно ему. Мишелю оставалось только улыбнуться и поддержать. Что он и сделал.

— Вот так вот все и было — конкурировать и спорить с Дами, как и с директором Хартеллом, безнадежно и бесполезно. Что на обед? — спросил он у Аннэ. — Спорим, мама все равно вкуснее готовит! — рассмеялся он, приобнимая брата рукой за плечи. — А я научился запекать яблоки, как у мамы, — он показал, совсем как в детстве, язык Аннэ и оглянулся на мадам Ниве, что невольно оказалась позади, но вместе с Дамианом.

— Да ты что! — рассмеялась женщина. — Но ты неправ, Аннэ прекрасно готовит! Его же я учила! Дамиан, вы долго ехали? Очень устали? Может, нам в гостиной, а не в кухне, пообедать? — спрашивала она именно у Хартелла, непривычно глядя на него снизу вверх.

+2

10

- Отчего же не в кухне? - переключился на домашние хлопоты Франсуа. В самом деле вопрос его был неудачным и продиктован смущением пополам с ощущением того, что Мишель ему что-то должен за все эти годы, хотя бы простой ответ на простой вопрос. Да, конкурировать с Хартеллом явно не под силу многим альфам, и это повод для радости и надежды, что жизнь Мишеля теперь бесповоротно наладится. Некое ощущение безны под ногами при мысли о старшем брате-омеге у Аннэ всегда было. Вот и сейчас оно толкнуло его на необдуманный вопрос про альфу. Ладно, забыли, проехали, раз все этого так хотят. По большому счету, парень не придавал своему вопросу такого уж большого значения, вопрос как вопрос, не лучше и не хуже многих. Что в нем такого? Но раз все так дружно защищаются - Небо с ними.

- У меня суп-пюре из шампиньонов, жаркое под соусом, салаты Оливье и из свежих овощей, грушевый компот... Что, скажете, меню для гостиной? - пошутил он в конце концов. - Я накрою, где скажете, в общем-то не так уж это и важно где. В гостиной, правда, праздничнее.

Отредактировано Annet-Francois Nivet (18 августа, 2015г. 09:53:58)

+1

11

Дамиан негромко рассмеялся.

— Наверное, потому, что ваш Дами и директор Хартелл — это один и тот же человек, нет? — на губах его расплылась улыбка, а ладонь скользнула Мишелю дальше на талию, ненадолго прижав его к теплому боку альфы — прежде чем омега ускользнул из-под этой руки к брату. С усмешкой уперев руку в бок, альфа проводил его тёплым, чуть прищуренным взглядом, оставшись стоять подле кресла Мари Ниве — и со всем вниманием склонив голову, когда она снова заговорила, обращаясь к нему. Да, в самом деле, разница теперь чувствовалась отлично — что Дамиан тогда, хоть и альфа, но всё равно ребёнок, и что теперь — широкоплечий молодой мужчина, одним своим присутствием занимающий половину комнаты. Пусть и одет он сегодня был совсем неофициально — удобный кремовый свитер из плотного кашемира да тёмные в красноватый отлив джинсы на ремне — но это, пожалуй, только усугубляло ситуацию: Хартелл был расслаблен и оттого лишь более всеобъемлющ. Теперь власть Мари Ниве не усмиряла его, как прежде — но цепкостью тонкой руки заставляла учтиво наклониться и выслушать женщину.

— Почти шесть часов, — ответил он. Чтобы быть в гостинице утром и успеть перевести дух, выехать пришлось поздно ночью — впрочем, комфортабельный поезд с вагоном первого класса позволил достаточно подремать в пути, хоть и нормального сна так и не получилось. Разве что рядом с Мишелем даже такое бестолковое полубодрствование не было чем-то по-настоящему напрягающим — просто потому, что его омега, его без пяти минут законный супруг был рядом, и его тихое дыхание под боком сглаживало на корню любое недовольство ситуацией. — Вечером отдохнём, не тревожьтесь. Но пообедать, и в самом деле — давайте в гостиной!

Потому что кухня в доме Ниве, как и все остальное, наверняка ни на йоту не изменилась. Конечно, всем вчетвером уместиться там за столиком в тесноте да не в обиде было можно — но зачем заставлять миссис Ниве куда-то перебираться, если в гостиной места больше, чем достаточно?

— Аннэ, тебе помочь перенести стол? Давай, показывай, куда и откуда, — добродушно улыбнулся Хартелл, глядя на двух братьев рядом. И в самом деле, похожи, вот только кто бета, а кто омега — даже на нетрезвую голову не перепутаешь. Так ему, во всяком случае, казалось — а сердце, когда альфа ненароком сцепился взглядом с улыбающимся Мишелем, благополучно капитулировало в очередной раз и сладко замерло, словно и в самом деле пропустив несколько ударов в груди. Подумать только, всего через несколько дней!..

+2

12

— Воу, да ты самый что ни на есть шеф-повар! — рассмеялся Мишель, крепче прижимая брата к себе и следом отпуская. — Отличное меню — самое лучше меню в мире! Если ты готовишь еще и хоть вполовину так же хорошо, как мама, — не унимался он, — то однозначно гостиная.

Сейчас Мишель не столько пытался подначить Аннэ — хотя, несомненно, рядом с младшим у него включился рефлекс старшего брата и все эти давние, давно покрывшиеся пылью "а почему ему можно, а мне нет?" и "ну и что, что я старше!" встрепенулись в его душе, заставляя сердце заныть чувством ностальгии и ощущением потерянного, и полезли наружу. Совершенно неосознанно для самого омеги. Здесь, в этом домике, он снова стал в первую очередь сыном. Хотелось подставиться под сухую мамину ладонь и вспомнить, как это, когда она треплет его по волосам. В этом смысле он, конечно, безмерно завидовал Аннэ.

— О, ну шесть часов это не долго, — улыбнулась мадам Ниве, отлично понимая, что вряд ли сын с зятем (а именно так она про себя уже назвала Дамиана) ехали в дешевом и некомфортном вагоне. — Вы с Мишелем сядете на диване, — многозначительно объявила она, — а мы с Аннэ в кресла.

Если раньше потребность Дами и Мишеля сидеть рядом, ближе, еще ближе порой ставила ее в тупик, вызывая откровенное непонимание — зачем? — то сейчас подобное казалось мадам Ниве единственно верным.

— Мишель, а вы привезли костюмы?

— Да, мам. Аннэ, помочь тебе накрыть?

— С фатой?

— Да-а-а-а, — закатил Мишель глаза. О эта чертова фата! Но мама так хотела, чтобы он выглядел, как самая настоящая невеста, — и он не смог ей отказать. И теперь к его белому свадебному костюму прилагалась полупрозрачная белая фата.

+2

13

- Идем, - кивнул Аннэ на предложение Дамиана помочь со столом, и вскоре они уже в две пары рук обустраивали в гостиной кухонный стол, который пришлось для этого разложить, чтобы выглядел он не слишком сиротливо в более просторной, чем кухня, гостиной. Пока остальные обменивались впечатлениями, Аннэ быстро разложил тарелки, время от времени подключая к процессу Мишеля - подавая ему то нарезанный в корзинке хлеб, то пару приборов, но в общем и целом хлопоты младший взял на себя. По старой привычке, укоренившейся с тринадцати лет - все делать самому, не рассчитывая ни на Мишеля, ни, тем более, на Дами.

- Готовлю я обыкновенно, на ресторанное качество прошу не рассчитывать. Пусть меня учила мама, но она до сих пор даст мне фору по всем статьям. Так что прошу к столу -  и не жаловаться! Я предупредил.

Качество еды было вполне сносным. Не дорогой ресторан, но и не забегаловка на вокзале, где страшно засунуть в рот ложку. Аннэ, разумеется, старался, но будучи бетой, к тому же мужчиной, не придавал значения очень и очень многому. Например, какого цвета должна быть пассированная морковь? У Аннэ кое-где виднелись коричневатые точки в супе - та самая морковь, пусть и взбитая блендером в подобие сливок.

Фата вызвала у Аннэ прилив недоверия. Мишель и в фате?! Небо, куда катится мир! Ему захотелось сказать, что Дами, должно быть, очень постарался, если Ми-Ми оказалось возможным засунуть в фату, но вслух ничего не сказал, потому что очередная итерация на тему "я не девочка" казалась сейчас неуместной.

+1

14

Сказать честно, со столом, чтобы пронести его мимо всех углов и вписать во все проёмы, пришлось и то сильнее повозиться, чем с Мишелем и фатой невесты. Идея была не Дамиана — альфе бы и в голову не пришло настаивать на чём-то, что Ниве встречает с таким кислым и возмущенным одновременно выражением лица, какое умеет делать только он; но результат примерку ему понравился — за коротким, до плеч, пологом из полупрозрачной ткани с воздушным витиеватым шитьем по контуру лицо Мишеля выглядело загадочнее и романтичнее, да и сам он... в общем, Мари Ниве была совершенно права, когда попросила сына хотя бы в этот день выглядеть подобающе одному-единственному в жизни случаю и надеть фату — желание, перед которым даже самый упрямый на свете омега спасовал, как котёнок. А половину строптивого бухтения как рукой сняло, когда Дамиан там же, на примерке, откинул с его лица полог и поцеловал, обхватив ладонями за щеки — к тихому восторгу двух девушек-бет из небольшого салона, что помогали молодожёнам подобрать костюмы. Бухтение, правда, сменилось возмущенным ворчанием — но... это же Мишель! Он всегда так злится и смущается — но Дамиан-то отлично знает, что на самом деле... альфа расплылся в улыбке, вспоминая выражение лица своего омеги — и сейчас, садясь с ним рядом на низковатом диване, все посматривал будто со стороны, любуясь. Когда-то на этом диване сидели двое примерно одинаковых мальчишек, теперь же — несомненные альфа и омега, пара, настолько же разные, насколько и очень, до синхронности похожие друг на друга. В самом деле, чудеса случаются — и кому-то там, наверху, очень настойчиво было нужно воплотить именно это чудо.

За качество своей стряпни Анне волновался напрасно — Дамиан за десять лет не стал ни избирательнее, ни придирчивее: как и тогда, в детстве, так и сейчас его ничуть не напрягала разница достатков и какие-то там точечки морковки в супе — нет, ничуть, альфа спокойно и с аппетитом ел, под прикрытием стола коленом надёжно прижимаясь к колену Мишеля — раз уж волей-неволей за едой пришлось убрать приобнимающую руку с его пояса. Казалось, директор компании-монополиста в одном из крупнейших мегаполисов — это про кого-то другого сказано, а не про того, кого всё семейство знает как Дами Хартелла. О том, что Хартелл фактически из другого мира, раньше можно было догадаться, только придя вместе с ним к воротам его дома, а теперь — разве что по качеству мягкого кашемира свитера "с иголочки", до последней складки безупречно подобранному по плечистой фигуре, да кольцу на пальце, которое, если на самом деле бриллиантовое, будет действительно слишком дорогим. Впрочем, кольцо Мишеля ему ничуть не уступало.

— К церемонии уже всё готово, — мягко отвёл Хартелл тему чуть в сторону от фаты. — Завтра съездим посмотреть зал. Мои родители приедут вечером перед церемонией, мать раньше не может, а отцу лучше поменьше влажности в воздухе, — Дамиан улыбнулся и повернулся к младшему. — Анне, а завтра ты занят? Мы с Мишелем хотели прогуляться по городу — составишь нам компанию?..

+2

15

— О-о-о, класс! — оценил Мишель первую ложку супа и тут же набрал вторую, чтобы распробовать.

Аннэ и вправду готовил вкусно. По крайней мере, по меркам Мишеля, которые себя домашней готовкой баловал редко, а коронным его блюдом были запеченные в духовке яблоки, и вполовину не такие вкусные, как у мамы. Так ему, по крайне мере, казалось. Потому за второй ложкой в рот отправилась третья и так далее. И мадам Ниве только улыбаясь поглядывала на сына, буквально пропавшего из поля зрения на два с лишним года — момента окончания университета.

На прижимающееся к ноге колено Мишель реагировал куда спокойнее, чем на руку на талии. Дами все время пытался его обнять, быть рядом, ближе, еще ближе. И до определенного момента Ниве это нравилось — но он был, что тот кот, и рано или поздно начинал попытки сбросить руку и высвободиться. Вот и теперь, сидя на диване он уже начал недовольно поглядывать на Дами — но вот последняя тарелочка была поставлена, Аннэ уселся и — аллилуйя! — Хартеллу понадобились обе его руки.

— В городе что-то изменилось за этот год? — спросил он, глядя на Аннэ, потом на маму, радуясь смене темы — но фату, чуял он, еще будут мусолить и обсуждать.

Несмотря на то, что из семьи он уехал с началом учебы в университете, сам Нео-Манчестер Мишель покинул всего чуть больше года назад, потому город помнил таким, каким тот, вероятно, и остался, по большому счету, на сегодняшний день.

+2

16

За качество еды младший не волновался вовсе. Он предупредил, а уж понравится или нет - дело вкуса и снисходительности. Или непривередливости. Или еще чего-нибудь. Неважно. Слегка улыбнулся на похвалу Мишеля - вроде бы и недоверчиво, а вроде ему и приятна похвала. Он бы сказал "Ты очень добр", но чуяло его сердце, ответит Мишель колкостью, посему придержал язык за зубами, только обменялся с матерью взглядами. Она: "ну что я тебе говорила?". Он: "а все же...".

- Завтра я работаю, но брат не каждый день приезжает из Неополиса, так что позвоню, отпрошусь еще и на завтра. Может, за свой счет возьму денек.

Вопрос об изменениях в городе Аннэ всегда понимал с профессиональной точки зрения.

- Новый парк разбили за пять кварталов от нас, и еще в одном расположение клумб поменяли. Лучше стало. В остальном вроде все как обычно.

+2

17

— Здесь перемены всегда очень медленны, да? — риторически улыбнулся Дамиан, с тихой усмешкой опустив взгляд в свою тарелку. Ненадолго, впрочем.

Он всё думал, поглядывая на улыбающуюся сыновьям Мари Ниве: если сейчас женщина выглядит бледновато, то что же с ней было до того, как деньги Хартелла позволили перейти на лекарства более высокого класса, до того, как было пройдено несколько серий процедур в местной больнице, до того, как медсестра стала регулярно ходить к ним на дом и следить за состоянием женщины, избавив Анне от необходимости урезать свою зарплату... Дамиан вздохнул. Да, это уже немало — но он может сделать для них больше, ещё больше; каких бы денег ему это не стоило — к чему они вообще, деньги, если его минимальный процент прибыли от владения компанией таких размеров уже сколько лет капитализируется на счету, и Хартелл с него почти ничего не тратит. Даже новая резина на сезон и сервисное обслуживание спортивного мотоцикла или пошитый из натуральной ткани редкого качества костюм на один вечер — всё это не было существенной тратой. В самом деле, было бы даже обидно, если бы Хартелл-старший положил жизнь и здоровье на процветание компании и безбедное существование своей семьи только ради этого.

Конечно, Хартелл Логистикс отдавала немало денег и не благотворительность, содержала приюты и несколько парков, имела несколько научно-медицинских лабораторий в числе своих самых приоритетных и льготных клиентов, конечно, модель и актриса Патриция Хартелл была знаменита теперь в первую очередь благодаря своему финансированию социальных акций и помощи молодым талантам, но... Но сам Дамиан был слишком безразличен и холоден к жизни вокруг, его не интересовали проблемы и беды, которые он мог бы решить для кого-то ещё. Но вот теперь у него появилась цель, и в эту цель альфа вцепился всеми когтями и клыками. Вот уже и до операции по пересадке, отсроченной по врачебный показаниям и назначенной на начало мая, остаётся всего три месяца...

— Но к слову о переменах, — Хартелл положил пока вилку, переводя взгляд на Мари Ниве. — Миссис Ниве, когда вы с Анне в апреле приедете в Неополис, — проговорил он, мягко приподняв уголки губ. В больницу следовало лечь заранее, за несколько недель, чтобы пройти необходимую подготовку. — И всё необходимое будет сделано... я хочу — мы с Мишелем хотим — чтобы вы там остались. Рядом с нами. Одной семье ведь не стоит жить на два города, — ободряющая улыбка одними губами — улыбка альфы, знакомого с порядком дипломатических переговоров, стала увереннее. — Я присмотрел неплохой домик в зелёной полосе, не больше двадцати минут от нашего. И тебе, Анне, будет проще подыскать там достойную работу, — Дамиан внимательно взглянул на младшего, чуть задержав взгляд на него лице. — Расходы и организацию я возьму на себя. Будет моим Мишелю подарком на свадьбу, — чуть рассмеялся он, повернув голову к сидящему рядом омеге и нежностью на него глядя.

Такого Хартелла было хоть на открытках печатай — до такой степени он не пытался скрывать своих чувств к Мишелю. Здесь можно — здесь, дома, рядом с этими людьми, в кои-то веки можно: и смотреть, и прикасаться — всё то, чего совершенно нельзя на работе, занимающей большую часть суток...

+2


Вы здесь » Неополис » Незавершенные эпизоды » [FB] ... и пока смерть не разлучит нас. | 02.2015 | Нео-Манчестер


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC