19.09.2017 » Форум переводится в режим осенне-зимней спячки, подробности в объявлениях. Регистрация доступна по приглашениям и предварительной договоренности. Партнёрство и реклама прекращены.

16.08.2017 » До 22-го августа мы принимаем ваши голоса за следующего участника Интервью. Бюллетень можно заполнить в этой теме.

01.08.2017 » Запущена система квестов и творческая игра "Интервью с...", подробности в объявлении администрации.

27.05.2017 » Матчасть проекта дополнена новыми подробностями, какими именно — смотреть здесь.

14.03.2017 » Ещё несколько интересных и часто задаваемых вопросов добавлены в FAQ.

08.03.2017 » Поздравляем всех с наступившей весной и предлагаем принять участие в опросе о перспективе проведения миниквестов и необходимости новой системы смены времени.

13.01.2017 » В Неополисе сегодня День чёрной кошки. Мяу!

29.12.2016 » А сегодня Неополис отмечает своё двухлетие!)

26.11.2016 » В описание города добавлена информация об общей площади и характере городских застроек, детализировано описание климата.

12.11.2016 » Правила, особенности и условия активного мастеринга доступны к ознакомлению.

20.10.2016 » Сказано — сделано: дополнительная информация о репродуктивной системе мужчин-омег добавлена в FAQ.

13.10.2016 » Опубликована информация об оплате труда и экономической ситуации, а также обновлена тема для мафии: добавлена предыстория и события последнего полугодия.

28.09.2016 » Вашему вниманию новая статья в матчасти: Арденский лес, и дополнение в FAQ, раздел "О социуме": обращения в культуре Неополиса. А также напоминание о проводящихся на форуме творческих играх.
Вверх страницы

Вниз страницы

Неополис

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Неополис » Незавершенные эпизоды » [FB] Sunflowers | март 2015 года [x]


[FB] Sunflowers | март 2015 года [x]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА: Подсолнухи
2. УЧАСТНИКИ ЭПИЗОДА: Клаус Ланге, Нейтан Ланге
3. ВРЕМЯ, МЕСТО, ПОГОДНЫЕ УСЛОВИЯ: весна, вторая половина марта; пентхауз Ланге, упоминаются: дом Хенсли, улицы Берлинского квартала; пасмурно, мелкая морось.
4. КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ СОБЫТИЙ: Даже очередной дождливый весенний день не удержал Нея дома, потому что новый дом домом был только на словах, а хотелось уюта и тепла. Но вся радость шопинга начала таять после неприятного звонка, а до конца растаяла после очередной ссоры с мужем. Может ли быть хуже? Может!
5. ОПИСАНИЕ ЛОКАЦИИ:

Пентхауз Ланге
ул. Фридрихштрассе, 7

http://savepic.su/5215269.png

Некоторые комнаты

http://savepic.su/5241903.jpg
http://savepic.su/5239855.jpg
http://savepic.su/5232687.jpg
http://savepic.su/5219375.jpg

Клаус не из тех, кому нужно много места. Частного дома для человека его "профессии" и ведущего подобный образ жизни будет слишком много, поэтому выбор мужчины пал на пентхауз одного из элитных небоскребов. Вид из огромных окон покрывает практически весь город, напоминая о том, что в руках мужчины и что нужно крепко держать. Это место едва ли может носить название дома в том смысле, который обычно вкладывают в него. Это лишь способ подчеркнуть статус Ланге в этом городе. Пентхауз лаконичен и функционален во внутреннем убранстве. В доме мужчины нет ничего лишнего и, пожалуй, придающего этому месту домашний уют - причина тому время, которое Ланге проводит здесь - его слишком мало, чтобы обживать пространство. Отличительная и немаловажная для Ланге деталь - преимущественно темные тона, натуральные материалы и простор.

Отредактировано Nathan Lange (27 июня, 2015г. 01:13:30)

+1

2

Еще с самого утра, наблюдая сборы мужа на работу или просто встречу – в подробности Ней не вдавался, парень решил, что еще один день в гордом одиночестве провести в этой безжизненной квартире не хочет, да и не сможет. Так что едва Клаус ушел из дома, как Нейт тут же начал собираться и сам. Некрепкий кофе со сливками и сендвич под выпуск утренних новостей составили ему компанию. Как и ожидалось: ничего интересного в мире не происходило. Новостные сводки кругом и всюду в большей степени перемывали кости политикам и экономистам. Бедняги как всегда оказались козлами отпущения. Нейт усмехнулся про себя, делая последний глоток уже успевшего подостыть напитка. Закину чашку в посудомойку, парень оделся и направилась предварять свои планы в реальность. Он уже приличное время, если быть честным с самого начала, подумывал изменить что-то в этой угрюмой берлоге. Стиля здесь хватало и без него, а вот о том, что здесь все-таки будут жить люди дизайнеры не позаботились.

Признаться, Ней в какой-то мере любил темные, сдержанные цвета, но их переизбыток здесь, в доме Ланге, доходил до глупости. Лично Нейтану всегда не хватало света и настроения здесь, особенно когда зиму сменила весна с ее промозглой и нередко дождливой и серой погодой.

В отцовском доме дизайнерами были такие же поклонники модерна с уклоном в минимализм, и Нейт всегда создавал вокруг себя комфорт с помощью мелочей, за частую не несущих функционала и смысловой нагрузки. Омега вообще был из того типа людей, который испытывают чуть ли ни физическую потребность в так называемых вещах «просто для души». Ему никогда не нужно было много пространства, но то малое, что было, должно было удовлетворять порой нелепым, но просто присущим только ему потребностям.

В это пасмурное промозглое утро Нейт как раз решил дополнить некоторыми таки мелочами пентхауз Ланге. Разве несколько ярких пятен могут что-то испортить?

Выбор пал на небольшой торговый центр неподалеку от жилого комплекса. Все-таки погода пусть и не останавливала чрезмерно упертого и своенравного омегу, но и не располагала к долгим прогулкам. Даже в салоне автомобиля, когда Нейтан смотрел в окно, казалось холодно.

Передернув плечами, брюнет запахнул толстовку и машинально натянул рукава на кисти рук. В мыслях он уже сидел, завернувшись в пушистый плед и пил имбирный чай. Подумав про имбирный чай, Нейтан вспомнил, что оставил дома, вернее уже не то чтобы дома, но в отцовском доме еще пару привычных ему вещей, как раз из тех, которые были безделицами, но приятными. Он давно собирался их забрать. По-хорошему, у него толком то и времени не было упаковаться. Клаус нарисовался в доме Хенсли как ураган, снес к себе в пентхауз все, что успел захватить сам, а остальное – по боку. Нейт за такую поспешность почему-то никогда не злился, и не напоминал Клаусу, что тот попросту не дал ему самому решить, что ему надо.  Пожалуй и сейчас Нейт не особенно злился, надулся немного, но скорее просто в мыслях и из-за того, что было неловко сейчас возвращаться домой, как когда-то было неловко входить в чужой дом и привыкать называть его своим. Наверное, альфа собрал лишь то, что на его взгляд было нужно. Не удивительно, у них с супругом слишком разные взгляды на жизнь, на мир, на семью, на дом.

Так может, сейчас и стоит забрать те нежно-ненужные вещицы? Нейт достал из кармана телефон, помедлил, после чего набрал номер самого младшего Хенсли. Они так давно не говорили, даже странно, ведь раньше общался Нейт, прям вот по-настоящему общался, а не обменивался дежурными сухими фразами, только с младшим братом.

В трубке послышались гудки. Омега уже собирался повесить трубку и с каким-то странным облегчением отложить визит в отцовский дом, когда в трубке раздался недовольный и слишком грубый голос.

- Рей, - констатировал Нейтан, не сдержав гримасу, пусть старший брат ее и не видел.

- Что надо? – Рей как всегда «вежлив».

«Вот же сволочь, сам снял чужой телефон, а теперь я еще и виноват».

- И тебе доброе утро, Рей. Дай пожалуйста трубку Брайану. Я хотел…

- Я тебе прислуга?

- А я виноват, что ты взял трубку? Осмелюсь напомнить, что звоню не тебе. С какой стати ты вообще держишь в руках телефон Брайана?

- Он его забыл. А ты меня разбудил. С кокой радости я вообще тебе что-то объясняю?

«Сейчас начнется». И верно. Едва Ней закончил мысль, как брат тут же разлился ядовитой тирадой на тему того, что Ней никогда не имел особенных прав в доме, а теперь не имеет их и подавно. И муж, не шибко чистый на руку, дела не меняет. Ней хотел было возразить, что Клаус никакого отношения к звонку омеги не имеет и что Рей просто передергивает, как Рейнард хмыкнув, добавил:

- Ты думаешь, тебе теперь все можно, сволочь мелкая? Ты как был пустым местом, так им и останешься, омежка. Твой хахаль не то что в дом приперся, так еще и на отца руку поднял. Не уж то ты думаешь, что это предоставляет тебе какие-то привилегии? Думаешь, я боюсь…

Договорить Ней не дал.

- Да пошел ты, придурок ушибленный. Нужен больно! – со злостью нажав отбой и отшвырнув телефон на другой край сидения, Ней уставился  окно. Теперь погода казалась еще более мерзкой, ветер – холоднее, дождь – сильнее, а затея с кое-какими покупками уже не радовала.

Однако машина плавно остановилась и водитель известил о прибытии.

Нейтан неохотно открыл дверь, и еще не успел вылезти из машины, как над ним уже раскрыли огромный черный зонт. Охране, приставленный альфой к омеге явно было не особо приятно мало того, что тащиться куда-то утром, так еще и мокнуть под дождем по прихоти какой-то омеги. Ланге видел, как его сильно недолюбливали.

Вздохнув тяжело, парень захлопнул дверцу и молча пошел к центру.

К счастью, желаемое нашлось довольно быстро. Пара ярких диванных подушек, теплый и пушистый плед, не тот колючий, которым укрывал его неоднократно муж, керамическая ваза, высокая, напольная, совсем простой формы но с этническими мотивами, еще кое какие мелочи, вроде подставок под чашки или музыки ветра на террасу.

Заключительный элемент нашелся совершенно случайно, когда Ней уже шел в машину, свалив все пакеты охране, а сам нес картонный стакан с латте. В самом неприметном углу центра обнаружился небольшой цветочный магазин. Именно там и были куплены три оранжевые герберы на кухонный стол и охапка высоких подсолнухов. Ней часом ранее смотрел на искусственные цветы в какой-то магазине с примитивным названием «Все для дома», но выглядели они не просто дешево, но еще и пошло. А вот эти просто прекрасно встанут в новую напольную вазу и разбавить темень квартиры Клауса.

Нею немного полегчало, пожалуй, он вообще был довольно отходчив и, добравшись до дома, парень уже почти забыл о внезапной ссоре с братом.

Едва переступив порог пентхауза, парень принялся определять всему свое место, надеясь, что хоть теперь найдет свое место в этом просторном новом доме.

+4

3

- Таким образом, вы экономите два миллиарда в год и за пять лет окупаете оборудование полностью. Чистая прибыль после этого составит...
Директор ЭкоСтандарт, тыкая пальцем в графики на коммуникаторе, говорил без умолку, жестикулировал, ронял свой девайс, когда машина делала особо крутой поворот, досадливо подбирал и снова говорил, говорил... Все уже и так обсудили на встрече в офисе, которая длилась не много, не мало, пять часов. Этот индивидуум вымотал всех своей дотошностью, в том числе личную секретаршу Клауса - ежеминутными просьбами принести кофе-чай-воду-планшет «обязательно качества R-9, что вы мне принесли, на этом писать невозможно!». Клаус и сам гонял свой трудовой состав в хвост и гриву, но всегда - исключительно по делу, не даром его Энергохолдинг зарабатывал миллиарды, в данном же случае наблюдалось чистой воды самодурство. Однако, этот самодур имел жесткую хватку и предлагал кое-что любопытное: абсолютно новое, модифицированное твердое топливо на основе торфа, которое он и втюхивал Клаусу как энергобарону. Почуял в нем солидного партнера и пер напролом, расхваливая товар.
Ланге терпел этот театр одного актера по единственной причине: товар был ему действительно интересен. До сих пор считавшиеся экологически небезопасными из-за продуктов сгорания и экономически невыгодными, преобразованные палеты и спецфильтры к ним представляли собой совершенно новую картину. На самом деле, в предложение Клаус вцепился сразу же, иначе не стал бы болтуна даже слушать, просто не в его привычке было пожимать руки прежде, чем юристы выяснят все нюансы. Тем более не любил он сорить пустыми фразами, поэтому выражался всегда коротко, предпочитая слушать и отмалчиваться. Контрагент явно решил, что покупатель сомневается, колеблется между «да» и «нет», и буквально не затыкался, распевая своим палетам диферамбы...
Пришлось вот, даже в машину его с собой брать по пути домой, так как мужик настоял на личном разговоре после встречи, при этом еще час в офисе вечером пятницы... точнее, фактически ночью (на часах грустно мигало 23:00), даже привыкший пахать на износ Клаус вынести уже не мог.

Когда машина затормозила, в ушах звенело настолько, что Ланге позволил себе облегченно выдохнуть, пренебрегая всеми правилами делового этикета. Просто заткнуть говоруна он не мог: бизнес есть бизнес, здесь нельзя творить, что вздумается, даже если за твоей спиной - вся берлинская мафия. Дипломатия, как правило, выгоднее грубой силы. Именно потому, что Клаус это понимал, его компания процветала.
- До понедельника. Водитель вас отвезет. - Глава Энергохолдинга пожал неприятно влажную руку (нервничает, жучара, и правильно делает), вынуждая спутника снова неуклюже выронить коммуникатор.
- Погодите, мы ведь еще не все обсудили. - Засуетился мужик. Клаус устало прикрыл глаза. - Схема поставок, налоги... Может, пригласите на чашечку чая? Это не займет много времени.
- Герр Хофман, этот дом - закрытая частная территория, здесь, кроме меня, проживает несколько депутатов парламента и другие публичные лица. Чтобы выбить вам пропуск на охране, уйдет пол ночи. Ночь я предпочитаю проводить со своим мужем.
- Ну да, ну да, конечно. - На лице директора расплылась глуповатая улыбочка, шутка сработала. А так хотелось просто сломать ему пальцы за наглость. Но вместо этого Клаус тоже выцедил улыбку и хлопнул дверцей. Хоффман потянулся к окну, желая что-то сказать напоследок, по всей видимости, схема поставок не давала ему жить спокойно. Но машина тронулась, с ходу набирая скорость. Водитель был хорошо обучен.
«Надо будет выдать парню премию», устало подумал Клаус, направляясь к лифту.

На самом деле он соврал. Охрана элитной высотки, в пентхаузе которой он обустроил гнездышко, не рискнула бы здоровьем задержать Клауса Ланге или его сопровождающих дольше пяти минут, просто... просто домой Клаус не водил никогда и никого. Ни бизнес-партнеров, ни любовников, ни даже шлюх. До некоторых пор это место было неприкосновенным, разве что проверенная им лично домработница и повар в одном лице приходила по мере необходимости, и то на строго ограниченное время. Ел он обычно в ресторане или на ходу, общую чистоту поддерживала техника, да и сам альфа был весьма аккуратен и педантичен, при всех своих миллионах, в отличие от некоторых особо разбалованных богачей, не брезгуя за собой прибрать.
И дело тут не в сентиментальной привязанности к дому, скорее Клаус, как хищник, очертил свою территорию, свою личную холостяцкую нору, ревностно оберегая ее от вторжения. Здесь все лежало так, как он привык, соответствовало его вкусу. Дорого, сдержанно и солидно, под стать хозяину.
Именно так обстояли дела, пока нора была холостяцкой...

Переступая порог и нетерпеливо стягивая первым делом галстук - к вечеру тяжелого дня он казался удавкой - Клаус чихнул. Что-то изменилось. В квартире стоял запах, запах цветов, не то, чтобы неприятный, он, тем не менее, резал, как пятно краски на безупречно чистых брюках.
Кстати о красках. Стоило пройтись по комнатам в поисках наглого аромата, он обнаружил их всюду, эти яркие пятна: оранжевые свечи и чашки на кухне; безумие цветных подушек на диване, любимом строгом диване, где он даже одежду не привык оставлять, сразу же вешая в шкаф; какие-то пестрые висюльки, коврики, огромная ваза в лучших традициях африканского племени, о которую альфа с руганью споткнулся, не ожидая такой подлости на пути в спальню. А в ней - те самые цветы, желтые переростки, благоухающие, на его придирчивый взгляд, как целая поляна...

- Нейтан! - Гаркнул он и, не дожидаясь появления мужа, толкнул дверь комнаты, где тот обычно отсиживался. Клаус так и не выделил ему личного пространства, словно никак не мог смириться с фактом, что делит свою берлогу с кем-то еще. С тех пор, как они переспали, впрочем, зверь в нем успокоился, признал омегу как «своего» и смотрел на то, как парень хозяйничает в святая святых, сквозь пальцы. Запах омеги и его копошение где-то рядом - в редкие моменты, когда Клаус бывал дома, - даже успокаивал.
Пока он не начинал наглеть.
Что за нахрен?!
Эту нехитрую мысль он и высказал вслух, обнаружив Нейтана, как и ожидалось, в его убежище, за чтением книги. Засранец с улыбкой листал страницы на экране, так спокойно, словно не превратил дом в балаган.
- Чтобы через час всего этого не было. Я не буду повторять дважды. - В голосе альфы была усталость и раздражение.
Ланге скользнул взглядом по обтянутой шортами, приятно выпирающей заднице, ощущая, впрочем, только одно желание в данный момент: пройтись по ней ремнем, а то и чем потяжелее. Он вымотался и надеялся отдохнуть хотя бы в собственной квартире, но все эти новые запахи и вещи, расставленные, к тому же, без его разрешения, заставляли внутренне рычать и бесноваться.

Отредактировано Klaus Lange (24 июня, 2015г. 01:07:12)

+5

4

Хлопнула дверь, оповещая единственного живого до сего момента человека в квартире, что теперь он не один. Нейт вздрогнул от хлопка, но от чтения оторвался лишь на секунду. Он уже прокрутил в голове два возможных сценария: либо Клаус посмотрит на все, как часто бывает, сквозь пальцы, пробубнив, что у омеги нет вкуса или что-нибудь в этом роде, либо разразится буря. В глубине души Нейтан, конечно, надеялся на третий вариант, что Клаус, пусть и не покажет, но в мыслях будет рад тому, что омега наконец то принял то, что ему свалилось, как снег на голову, и начал осваиваться, но он уже давно не был наивным ребенком, чтобы не просто думать о хорошем, но и безоговорочно в него верить. Как там? Жизнь - череда белы и черных полос?.. Так вот в новой жизни Нея белая полоса длилась уже довольно долго. Это не могло не радовать, но и не настораживать тоже не могло.

Муж громко чихнул в коридоре, место будничного и доброжелательного пожелания здоровья, омега хмыкнул и громко отозвался со своего места.

- Надеюсь, ты простыл, Ланге, - он не злорадствовал, просто действительно надеялся, что это простуда, а не аллергия на что-то из того, что Нейтан приволок в дом. А ведь если подумать, Ней и правда не знал есть ли у альфы аллергия на что-то. Да он вообще по сути ничего не знал о муже. Если подумать, он знает лишь его имя и что муж не слишком большой поклонник законной деятельности. Нейтан не знал, какую еду любит муж, чем занимается в свободное время, и бывает ли оно у него вообще (ведь каждый раз, когда Клаус заявлялся домой, он постоянно что-то делал, трудоголик недоделанный), Нейт не знал любимого цвета мужа, любимого ресторана... по сути он даже точный возраст мужа не знал.

"Нет, ну как так можно жить? Семейная жизнь без ретуши и глянца, мать ее". - не без иронии подумал омега и вернулся к чтению, но даже до конца предложения ему не удалось дочитать, как тишину комнаты сначала нарушил сначала какой-то громкий звук, а потом его, омеги, собственной имя, которое выкрикнул муж с какой-то слишком откровенной злобой и раздражением.

- Я даже с места не сдвинусь, - передернув плечами ответил себе под нос Ней, даже не пытаясь сделать вид, что хочет донести эту мысль о супруга.

По тому, что уже успело произойти стало ясно: сквозь пальцы на выходку Ланге альфа явно смотреть отказывался. Грянула буря. Печально, не лучший сценарий. Но даже не смотря на то, что Ней к нему уже немного морально успел подготовиться, захотелось его отсрочить. Так что находиться в убежище до последнего показалось лучшей тактикой. А еще Ней попытается не нападать. только обороняться. Клаус наверняка будет ждать очередного выпада. Может, спокойствие омеги дезориентирует его хоть немного... хотя ы на пару минут, чтобы немного поумерить пыл. Впрочем, ней уже не раз убеждался, что они друг друг стоили: оба без тормозов и оба привыкли спорить до последнего, только если Ней просто был гордый и действительно спорил, то Клаус был, как казалось омеге, просто уверенным в том, что настоятельно рекомендует, ну или убеждает, тоже не менее настоятельно.

- Не забывай, Ланге, что теперь это и мой дом тоже, - Нейтан пожал плечами, продолжая смотреть в монитор электронной книги, - И это целиком и полностью твое решение. Помнишь, ты меня даже не спрашивал, - только сейчас омега перевел взгляд на взбешенного мужа, машинально глянув не покраснели ли глаза и нос (а вдруг  правда аллергия?), - Мне здесь было неуютно.

И ехидную улыбку все-таки не удалось сдержать, хотя тон был значительно покойнее, чем у Нея, как ему казалось, когда-либо выходило. Это была странная тактика, непривычная и она совершенно не нравилась. Казалось, что его не просто не слушают, а не слышат вообще и не могут априори. будто бы он шепчет, находясь в толпе. Парень чуть поморщился.

А вот следующий ультиматум и полная уверенность мужа в том, что его не посмеют ослушаться взбесила.

- Отвали, Ланге, - отрезал парень, - сделай хотя бы вид, что тебе не все равно до моих предпочтений. Меня бесит твоя гребаная охрана, которая шатается вместе со мной, пугая своим видом нормальны людей. И их это тоже, кстати, бесит. Если при первой встрече они меня трахали глазами, то теперь каждый из твоих придурков придумывает мне казнь одну страшнее другой. Думаешь, мне по кайфу, что ты душишь меня обществом этих... - подходящего слова не нашлось. Одно казалось слишком мягким, другое не выражало в полной мере всю неприязнь и взгляд на охранников со стороны Нея, - Ты ограничиваешь мое личное пространство вне стен этого... дома, так будь любезен не урезать мои скромные радости хотя бы тут. Так что заткнись и терпи уж меня. Ты сам меня сюда притащил. Смирись, самец.

Договорив последнее слово, Нейт захлопнул чехол книги и, швырнув ее на постель, будто это она во всем была виновата, направился вон из комнаты, не желая быть в поле зрения мужа и не желая видеть его. Нужно было попить чаю, успокоиться. Потом, возможно, поговорить о компромис, но не сейчас. Сейчас ничего дельного Нейт явно не скажет, да и Клаус тоже... Он вообще мастер только команды отдавать, феодал недобитый, но никак не разговаривать. Ней вообще не мог припомнить полноценного разговора между ними. Постоянно кто-то из них был либо пьян, либо зол, либо в истерике, либо взбешен, как, например, сейчас. Если оба были в нормальном расположении духа, то общение ограничивалось будничными серыми фразами, будто они два не слишком хороших знакомых, но заговорили из вежливости. Сколько это могло и будет продолжаться?

Одного придурка на сегодня Нею хватило с головой. Он едва отвлекался на покупки от мерзкого разговора, как что-то тут же напоминала ему о яде в голосе брата, о двусмысленных фразах, о грубых словах. Почему Рей не может о нем забыть? Просто вычеркнуть его из жизни и реагировать как на дождь - пусть с неприязнью, но просто молча ждать финиша. НА дождь же никто не ругается, а просто ждет, когда н кончится, хотя всех он раздражает. Кому в радость под дождем идти на работу или забирать детей из школы?

Отредактировано Nathan Lange (27 июня, 2015г. 01:00:04)

+4

5

Клаус саданул рукой о дверной косяк, преграждая дорогу.
- Я объяснял тебе, зачем нужна охрана, и даже показал наглядно. Это не твои приятели, Нейтан, они не должны тебе нравиться. Они должны охранять. Какого...
Он прикрыл глаза, выдохнул, возвращая самообладание. Настырные поставщики, кредиторы Синдиката... да все они в подметки не годились этому мальчишке по умению вывести его из себя! Упрямый, наглый. И не боится. Нащупал в нем слабину и уверовал в свою безнаказанность? А вот это напрасно.
Клаус смял простую, домашнюю футболку на груди омеги и вжал его в стенку, наклонившись к виску. Сердце под его рукой забилось чаще. Хорошо.
- Ты пахнешь сильнее. - Он неожиданно для себя потерся носом, ощущая новые нотки в запахе, которые не мог идентифицировать. Они будоражили и успокаивали одновременно, глухое раздражение, накопившееся за день, которое альфа готов был в полной мере выплеснуть на мужа, подлившего масла в огонь своими подсолнухами, переплавилось в желание просто рыкнуть, прижать, как заигравшегося щенка. Поставить еще одну метку - сколько их уже было? - чтобы напомнить, где его место.

Не отказывая себе в удовольствии, царапнув чуть отросшей за день щетиной, он прихватил зубами горло, где частил пульс. Не кусая пока - обозначая, так сказать, перспективу. Теплая плоть под зубами дрогнула, но покорности в пойманной им добыче не ощущалось ни на грамм, несмотря на то, что его собственный запах сейчас должен был присмирять, заставлять склонить голову. Нейтан задрал подбородок и только глубоко дышал. Вот почему, как бы альфа ни злился, эта игра каждый раз доставляла наслаждение.
- Зачем ты снова испытываешь мое терпение, скажи на милость? - Хрипло. - Я дал тебе достаточно свободы. Если тебе что-то нужно, ты можешь об этом сказать. Могу купить еще один этаж, если тебя этот не устраивает, делай из него хоть аквапарк, но здесь, малыш, - тон стал холодным, - здесь ты не один и должен был спросить прежде, чем делать. Ты уберешь все сейчас же. Клянусь, еще немного таких капризов, сядешь под домашний арест с ежедневным сеансом профилактической порки. Хорошо меня понял?

Клаус одернул на нем футболку, пригладил складочки, обвел взглядом с головы до ног и вышел из комнаты. Не желая даже слушать ответ, который, доведет его до точки кипения. Зная Нейтана - послушное «да» от него можно добиться только сквозь слезы и сопли, а Клаус не хотел этого, видит бог. Но и позволить истоптать привычную ему жизнь не собирался, в ней были правила, границы, сдвинуть которые означало пробраться слишком глубоко в душу. Ему нравился огонек, пылавший внутри омеги, рядом с ним оттаивала глыба, в которую он сам превращался с каждым годом, дрейфуя в ледяном океане, полном хищных рыб. Рядом с ним он чувствовал себя живым, но не настолько, чтобы бросаться в это пламя с головой, а тут, словно плевки огня, берущего штурмом его крепость - эти оранжевые пятна всюду!
Всему есть предел, черт возьми.
Ну и как втолковать такую простую истину тому, кто границ не видит, и даже не пытается их уважать? Не сломав при этом... Ломать он умел, но обуздывать бессовестного звереныша приходилось впервые. И Ланге совершенно не нравилась мягкость, с которой он все откладывал необходимые для этого меры.
Он списал все на усталость и отправился в душ, смыть с себя пыль тяжелого дня и запах омеги, манящий, размягчающий мозги в кисель.

+3

6

- Я замуж вышел не за твою охрану! - На самом деле его ведь не спрашивали вовсе, хочет ли он за муж, тем не менее это было своего рода откровение, которого говорить Клаусу не следовало, но поведение Ланге сильно разозлило Нейтана, - Да, Ланге, они не мои приятели, но я с ними себя и в безопасности не чувствую! Да что я тут распинаюсь? Ты для себя уже все решил и переубедить мне тебя все равно не удастся.

Нейтан дернулся, когда муж схватил его и вжал в стену. Парень больно стукнулся лопатками о твердую поверхность. По телу прошла легкая дрожь, а дыхание перехватило на мгновение. Нейт знал, что если Клаус заводится, то ничем хорошим это не кончится, а еще он, к счастью, не знал на что на самом деле способен его муж, однако, выяснять не спешил. По сути Нейтан сейчас был собственностью, а с собственностью не считаются, ей пользуются. От укола злости вперемешку с легким оттенком страха парень прикусил губу, желая то ли отвлечься, то ли деть куда-то раздражение.

- Ланге, да ты само обаяние, - пытался прикрыть иронией приступ страха Нейтан. Парень с вызовом смотрел в единственный глаз альфы, мимолетом подумав о том, не будь у Клауса повязки он, наверное, выглядел бы совершенно по-другому, производил бы другое впечатление и вообще уже вряд ли был бы собой. А еще омега подумал, кому же это так Клаус перешел дорогу, что его лишили глаза. Парень не раз гадал что там, под черной повязкой, но молчал из приличия. Какие бы плохие отношения у них не были, неизвестно какая история за этим стоит. Да и сомневался он, что ему жизненно необходимо копаться в голове и тем более прошлом мужа. К счастью, Клаус тоже не пытался копаться в голове Нейтана. Хотя- Нейт не упускал и такой возможности - причина отсутствия интереса Клауса в том, что он все узнал еще до свадьбы, "прошерстив" жизнь Нея вдоль и поперек.

Клаус приблизился, а Ней почувствовал, как его собственное сердце забилось чаще. Что пугало парня больше - так это то, что он не понимал такую реакцию тела - была она на альфу или на угрозу, исходящую от него. Парень облизал губы. Ней смотрел четко на мужа, но ему показалось, что все происходило в замедленной съемке. Он видел, как шевелятся его губы, но не понимал слов. Лучше не стало и когда Клаус выдохнул куда-то в область шеи, уткнувшись носом в пульсирующую артерию. От его дыхания будто все телом разом обдало жаром, будто он вышел из прохладного помещения на улицу, где температура зашкаливала от обилия бетона, железа и стекла. Нейт услышал, как Ланге втянул воздух носом. Омега едва удержался, чтобы не запустить пальцы в густые темные волосы. Он прикрыл глаза и досчитал до пяти. Успокоить себя удалось с трудом.

Нейтан дернулся, когда почувствовал зубы мужа у себя на шее.

"Гребанный собственник", - парень машинально сильнее вжался в стену, отпрянув от мужа, но не собирался сдаваться из принципа, даже не смотря на то, что каким-то краем сознания поддаться сильному хотелось. Омега уперся руками в плечи альфы, намереваясь отвоевать хоть пару сантиметров личного пространства.

-Если я скажу, что мне просто нравится тебя злить? - Нейтан нагло ухмыльнулся. На самом деле это не  было правдой. Просто Нейт не знал как и не умел строить отношения. Эта дурацкая попытка сделать дом чуть уютнее снова вылилась в очередную ссору, - нравится выводить тебя и смотреть, как твое ледяное самообладание дает брешь? - Нейтан уже не мог остановится, продолжая провоцировать мужа, - Мне не нужны твои деньги, Ланге, как и то, что ты можешь на них купить. Я не продажная девка. Я тебе сказал, что мне нужно. И если ты меня не услышал, это не мои проблемы. Может, мне еще спрашивать разрешения дышать?

Умей Нейтан метать молнии глазами, непременно выпустил бы уже ни один десяток. К несчастью, он просто может метать в мужа гневные тирады и предпринимать жалкие попытки вырваться из стальной хватки.

- Давай, Ланге, начни прямо сейчас! - зло прошипел парень, подавшись вперед еще сокращая и без того малое расстояние между их лицами, - Ты же только и можешь, что угрожать. Посади, выпори. Это тебя заводит - боль других?

К счастью у альфы либо мозгов было больше, чем у Нейтана, либо они включились своевременно. Грубая фраза была пропущена мимо ушей, а сам Клаус лишь продолжил выставлять свои требования. В это время в голове Нея уже был готов план мести. Убрать все отсюда? Убрать вазы, подушки, цветы из гостиной? Да ради бога. Нейтан порадовался, что Клаус не знает его достаточно хорошо, что Ней умеет цепляться к словам. И потом пусть докажет, что омега не прав!

Эта показная забота, то, с какой небрежностью Ланге поправил футболку на муже взбесили окончательно. Захотелось влепить этому самодовольному мужику звонкую пощечину, но что-то остановило, должно быть, инстинкт самосохранения.

Нейт так и стоял у стены до тех пор, пока Клаус не скрылся в душе.

"Хочешь, чтобы я все убрал? Да ради Бога! Подавись своим порядком!" - Нейтан как ужаленный начал носиться по гостиной, потом на кухню, собирая все цветные предметы, порой даже те, которые лежали здесь до него. Он с каким-то садистским удовольствием оттащил их в рабочий кабинет Клауса по одному. Он был здесь впервые. Эти границы он предпочитал не нарушать по двум причинам, даже по трем. А: отец и старший брат отучили его от любопытства данного характера, Б: если у Клауса что-то куда-то пропадет первым козлом отпущения будет Нейт и В: вот это точно территория Клауса и Нейтану тут делать нечего из приличия. Однако раз пошла такая пляска, почему бы и не полюбопытствовать?

Все та же строгость и лаконичность, как и во всей квартире. Нейту было любопытно, какая атмосферы была рабочей для его мужа. Скучно. Впрочем, не порно же плакаты он ожидал увидеть? Омега с не присущей ему совершенно дотошностью расставил все: подушки на  широкое кожаное кресло, высоченную напольную вазу взгромоздил на стол прямо рядом с монитором. Подсолнухи, конечно, в потолок не упирались, но выглядело это шедеврально. Нейтан, наверное, все бы отдал, чтобы увидеть лицо мужа чуть позже. наверняка он снова тут скроется от назойливого питомца-Нейтана.

Выйдя из кабинета мужа, Нейт сразу ушел в самую дальнюю комнату, чтобы не попадаться мужу на глаза. Зрелище тут наверняка вскоре откроется очень интересное, но под горячую руку попадать не хотелось. Нейт и так уже наговорил прилично. Неизвестно успеет ли Клаус успокоиться за то время, что будет  душе.

Через некоторое время хлопнула дверь. Клаус вышел из душа. Нейт немного напрягся. Насколько он успел изучить привычки мужа он сейчас пойдет в спальню переодеться во что-то домашнее, а потом осядет с какие-нибудь очередной газетой либо в гостиной, либо двинет в кабинет. Но этого не случилось.

Клаус нарисовался в дверях укромного уголка, где находился Нейт, прямо так, как вышел из душа, немного раскрасневшийся, с блестящей от влаги кожей и только с одним полотенцем на бедрах. Нейтан сглотнул, окинув супруга взглядом, чуть поднял бровь, не понимая, почему Клаус здесь. Мириться первым он не пойдет, если не успел довести Нея до ручки. Значит он решил его наказать?  Нейт отполз чуть дальше по дивану, на котором сидел раньше, чем успел сообразить, что делает. Но Ланге, кинув что-то на тему того, что Нею стоит подумать о своем поведении, запер его в комнате. По началу Нейтан только непонимающе хлопал глазами с некоторым облегчением, а вот потом... потом его снова захлестнуло раздражение. Эта сволочь обращается с ним, как с нассавшим где-то в углу кошаком, которого в наказание запирают в туалете. Хорошо хоть запер в комнате, а то с Ланге станется.

Нейтан несколько часов ерзал по дивану, пытаясь отвлечься на книгу в читалке, но смысл строк никак не доходил до него. В итоге, отложив ридер, парень завалился спать прямо на этом неудобном кожаном диване. Проснулся от холода довольно рано утром. Еще не было девяти. Судя по тишине, стоявшей в квартире, Клаус либо уже ушел, либо все еще спал. Встав с дивана, Нейтан подошел к телефону. К счастью Клаус, очевидно из удобства для себя, оснастил все комнаты средствами связи. Он вызвал охрану и наврал что-то про то, что случайно захлопнул дверь и теперь ему не выйти, а ему кошмар, как надо в туалет. Он не думал, что охрана поведется и боялся, что Клаус уже предупредил ребят о нашкодившем питомце. Однако страх перед боссом за невыполняемые обязанности оказался сильнее разума и охрана в доме появилась через минуту, отперев парня. Дело оставалось за малым: улизнуть от охраны. После вчерашнего скандала хотелось поговорить, а поговорить можно было только с Брайаном.

Омега понимал, что опять получит от мужа по мозгам за побег, если только по мозгам, но он же не шляться по городу идет,а к себя домой... ну или туда, где раньше был его дом. Он как-то на удивление просто выскользнул из квартиры. Очевидно, охране осточертели выходки подопечного, и они следили за ним в пол глаза. А может, им доставляла удовольствие уже одна мысль о том, что первую очередь босс накажет мужа, а уже потом будет линчевать их.

Нею было плевать, так что выйдя на одну из больших улиц, парень поймал такси и поехал к младшему брату, надеясь, что на этот раз старший не окажется секретаршей по случаю. Ну а чтобы не показывать, что он прибыл противозаконно и в тайне (Брайан конечно же начнет причитать, что Ней и правда сам нарывается и не думает о своей безопасности - кое в чем они сходились с новым супругом во мнениях), омега попросил таксиста остановиться в паре кварталом. Если срезать угол тут идти минут пять, а Брайан не узнает, что Ней на такси, а не на служебной машине Клауса.

Расплатившись и выйдя из машины, Ней запахнул куртку и тут же свернул за угол оного из домов. Как он и планировал, дом оказался виден уже через пять, ну, может, семь минут, учитывая, как медленно плелся омега. Завернув за очередной поворот, Нейтан уже мысленно прокручивал начало разговора с братом, как врезался в кого-то, сильно погрузившись в свои мысли и не заметив препятствие.

- Смотри, куда прешь! - Ней поднял голову и увидел брата, только не того, которого искал, да еще и с компанией друзей. Судя по их не слишком свежему виду они возвращались то ли из бара, то ли из клуба.

Отредактировано Nathan Lange (12 июля, 2015г. 12:39:13)

+1

7

- Брейк!
В голосе тренера тревога. Еще бы.
Клаус отер кровь с костяшек о штанину. Кровь - чужую. Встал в позу, намекая, что не намерен ждать, пока противник соизволит соскрести себя с пола.

Обычно здесь вяло молотят друг дружку, разминаясь, сбрасывая накопившееся за день напряжение, никто не дерется всерьез, как на ринге. Потому что здесь - не ринг, обыкновенный спортклуб с тренажерами, бассейном и залом для спарринга. По-простонародному качалка. Любители помахать кулаками пожестче, а то и сделать ставки, идут в «Роттхаунд» или «Угол Питта». В «Рейх», ну это уже кому жизнь не дорога, или позарез нужны бабки. В Рейхе проигравшего в поединке разрешено убивать, нелегально, конечно. Настолько нелегально, что их давно выпасает полиция, но бизнес слишком жирный, кое-что оттуда идет в карман Синдиката, кое-что прикрывают частные заинтересованные лица. У полиции мало шансов. Грязное местечко, туда стекается всякая шваль, от простых уголовников до разжалованных МСБшников, а среди зрителей могут найтись знакомые лица, с которыми Клаусу в состоянии бешенства лучше не встречаться - чревато непредвиденными даже для Рейха смертями, наличие которых расстроит босса и создаст кучу проблем.
А Клаус. Был. В бешенстве. В холодном, хорошо контролируемом бешенстве, которое страшней пылкой бесконтрольной ярости, потому что в таком состоянии им правил разум, но не рассудок. Другими словами, он соображал, думал, просчитывал, только без тормозов.

Наверное, все же стоило наведаться в «Роттхаунд»...
Но дело в том, что, когда Клаус ехал в тренажерку, он был всего лишь зол. Суббота, нормальные люди отдыхают. С утра же всплыли проблемы в Синдикате и проблемы с собственной компанией - мелкие, но нежданные, подпортившие день, как заноза под ногтем. Он рассчитывал спустить немного пар, помутузть грушу и поехать разбираться.
Где-то на десятой минуте избиения спортивного снаряда выяснилось: бить грушу - все равно, что трахаться с резиновой омегой, трение есть, эффект сомнительный; легче не становится; и думает он почему-то не о делах, совсем не о делах, а о чьем-то упрямо вздернутом носе, холодных серых очах, мечущих молнии и непослушной заднице. Чем мальчишка сейчас занят, запертый один в комнате? Читает свои книжки? Проклинает его? Спит? Скрутившись в упрямый комочек - любимая обиженная поза, как будто эта глупая поза может спрятать его, укрыть!
Вчера, обнаружив гору барахла, снесенную этим трудолюбивым вредоносным бурундучком в его кабинет, альфа был близок к убийству. Он уже мысленно выбрал розгу, которой высечет тельце бунтаря от шеи до пяток, а потом понял, что сейчас - вот прямо сейчас - может его просто покалечить. Не справиться с собой. Не из-за дурацких вещичек, которые омега притащил в дом, и даже не из-за его поведения, в глазах Клауса - всего лишь детское упрямство. Нет, его бесила, скорее, собственная реакция. Рядом с омегой, с ЭТИМ омегой он дурел совершенно. Хотел его подчинить, ударить, приласкать, исцеловать, трахать до посинения, и при этом не прикасался к нему почти, зная, что не удержит собственных демонов в узде. Сломает, изувечит.
Приходилось признать: Нейтан - его слабость. Все свои слабости Клаус привык выгрызать зубами с мясом, а с этой не знал, что делать. Не знал.
Где-то на этой мысли груша сорвалась с каната, отлетая в дальний конец зала, и одновременно зазвонил мобильник.

- Герр Ланге, ваш муж... - Это блеял охранник.
- Что опять мой муж? - Альфа устало зарылся взмокшим лбом в полотенце.
Нервный глоток в трубке.
- Его нет в комнате.
Клаус поводил пальцем по экрану, запустил голографическую карту Берлина и окрестностей. Красная точка двигалась недалеко от Хидельштрассе, в районе «родового гнезда» Хенсли. Семьи Нейтана. Значит, опять сбежал, бунт на корабле! Но кольцо с передатчиком, про который муж знал теперь, не снял. Лед, в который начали превращаться внутренности, от этого открытия немного оттаял, но только немного.
Кажется, охранник успел за время молчания босса в трубке обмочиться.
Ублюдки. А ведь это уже вторая партия бойцов, первую он уволил после того, как они упустили эту козявку в прошлый раз! Тьфу ты, хоть Гуттенберга проси помочь с подбором охраны, так ведь смеяться будет, и правильно сделает.
- Что делать прикажете? - Почти умирающий шепот на том конце.
Что делать, что делать... на кол тебя сажать.
- Ждать указаний. - Бесцветно сообщил Клаус, нажал отбой. И отправился в зал для спарринга - подбирать себе более или менее крепкого противника. Сейчас просто жизненно необходимо было сломать парочку костей прежде, чем он займется делами. И плевать, что это запрещено правилами заведения.

Отредактировано Klaus Lange (24 июля, 2015г. 01:31:37)

+3

8

"И когда это все шло согласно моим планам? - саркастично подумал омега, - С чего это я решил, что на сей раз будет иначе?"

-Рей, - констатировал Нейтан, уже начиная придумывать, как с минимальными потерями миновать компанию и собственного брата в первую очередь, но на ум пока совсем ничего не приходило. Не способствовало этому в первую очередь то, какими глазами смотрели на него альфы. С неприязнью в целом, а в честности кто-то с насмешкой, а кто-то - пренебрежением. Нейтан никогда особенно не зависел от чужого мнения, зная, как люди относятся к омегам в большинстве случаев, но сейчас ему стало неловко и очень неуютно. НА него смотрели слишком долго. Радоваться приходилось лишь тому, что привычного липкого взгляда Нейт не встретил ни у кого из них. Парни, наверное, были не в лучшей форме после бара, клуба, выпитого - да плевать, собственно, чего.

- А ты ожидал увидеть кого-то другого? -  Друзья уже успели загоготать, когда Нейтан с безразличным видом подчеркнул всю глупость сказанного братом.

- Ну, вообще-то да. Я надеялся встретить не тебя. Будто кроме тебя тут никто не живет, - брюнет украдкой глянул по обе стороны от брата, прикидывая, с какой стороны его обогнуть. Но едва парень пошевелился, собираясь продолжить движение, как альфа перегородил ему дорогу, - Рей, брось. Я просто пришел к брату.

- Слушаю тебя.

- Не к тебе, Рей, - Омега старался чтобы ег голос звучал максимально нейтрально и сдержано, насколько это было возможно в подобной ситуации, зная, как легко Рей начинает беситься, когда дело касается белой вороны их семьи.

- Да брось, Нейтан, я же тоже твой брат и с радостью тебя выслушаю, - альфа подошел к парню вплотную, прижимая того к холодной стене какого-то здания, уперся рукой в сену рядом с его головой. Нейтан уже проходил этот вариант запугивания и знал, что брат всегда ограничивался лишь угрозами, максимум - подзатыльником и парой обидных слов. Но то был дом отца. Сейчас они на нейтральной территории, Рейнард пьян, он с друзьями. Сердце забилось быстрее, ладони немного вспотели. Оставалось лишь полагаться на благоразумие Хенсли или кого-то из его друзей. Но Ланге не верил в чудеса, как и не верил в лояльность брата, которая в исполнении старшего брата выглядело дешевой театральщиной, на которую даже дети не повелись бы.

- Рей, мне не нужны проблемы, как впрочем и тебе, думаю. Дай мне просто встретиться с Брайаном. Ни на что большее я не претендую, Нейтан понял, что слишком неаккуратно обошелся со словами, когда наигранная любезность сошла с лица Рейнарда, и его заменило отвращение и нарастающий гнев. Наверное, Ней сейчас все бы отдал, чтобы тут появился не менее злой, но Клаус. Этот хотя бы не убьет, пусть и из корыстных побуждений. Хотелось надеяться, по крайней мере.

- Во-первых, - Рей наклонился чуть ниже, дыша перегаром прямо в лицо брата. Ней никогда не думал о том, что респектабельный и сдержанный старший брат может выглядеть таким... отморозком.  НЕ смотря на всю их взаимную нелюбовь, Нейтан не мог не брать во внимание деловую хватку брата, его собранность, ответственность, трудоголизм. наверное это и было ценой его качественной работы - периодические жуткие попойки с друзьями. Нейт сглотнул, - Во-первых, - повторил Рей, почувствовав затянувшуюся паузу после его слов, - ты не имеешь никакого права у меня чего-то просить, требовать и указывать мне на что-то. Во-вторых, ты сука и прав вообще мало имеешь в этом доме, тем более теперь - еще б ты на что-то претендовал, засранец. И в-третьих. Ты думаешь, ты в праве мне угрожать? Разве мы не говорили на эту тему? Мне посрать на твоего сраного муженька, на его цепных ублюдков.

Кто-то позади Рея сдавленно икнул, очевидно, поняв, насколько Хенси перегибал палку. Они явно были не согласны с пунктом про "плевать", подразумевавшим в контексте, что Рей не боится последствий.

- И заруби себе, сука, на носу, - альфа схватил Нея за запястье, сильно сжав его и поднял руку к лицу омеги, вжавшегося в стену, - это, - он глянул на обручальное кольцо на пальце Ланге, - ни-че-го не значит. И да, мы, кажется, не закончили наш вчерашний разговор, -
Рейнард нехорошо улыбнулся, - но, знаешь, мне хочется продолжить его в другом месте.

- Эй-эй, Рей, полегче. Твоего этого... как его... Нейтана искать будут. Он ведь не последний человек, - один из друзей Хенсли запнулся, - теперь...

- Завались! Не будет его никто искать. В Неополисе есть шлюхи и покруче этого.

Нейт уже давно начал понимать, что с младшим вряд ли сегодня встретится, как и то, что вряд ли он вернется без "боевых потерь" домой. Теперь парень уже не был уверен даже в том, вернется ли он сегодня да или вообще домой. С ним количество забот Клауса явно росло в геометрической прогрессии, так что в словах Рея есть резон. Если супругу нужен просто регулярный секс, а Нейт склонялся именно к этому, то снять кого-то или снова "купить" себе домохозяйку, но на этот раз более покорную, покладистую и опытную труда не составит. С его то деньгами, внешностью... Признаться, даже отсутствие глаза или наличие повязки (Ней пока не понял взаимодополняющие ли это вещи или просто имидж очень сурового мужика) ему казалось каким-то образом привлекательным, по-своему, конечно. Парень вообще в последнее время склонялся к тому, что то ли у него развивался стокгольмский синдром, то ли он всегда был латентным мазохистом.

- Думаешь, твой трахаль имеет право являться в дом другого альфы, только потому что ты теперь его подстилка и колечить кого-то? Не-ет, милый братик. Но раз уж он это сделал, то почему бы и мне не пойти по его пути и тоже не показать что я не собираюсь смотреть на твоего папика снизу вверх?

- Рей, слушай, пусти. Давай на этом завяжем, - голос предательски дрогнул, Ней окинул взглядом свиту брата. Те явно были не в восторге от затеи "поговорить" тет-а-тет с Ланге,  - Я урок усвоил... Домой, - теперь осекся уже Нейтан, - к тебе - ни ходок. Я все уяснил. НА этом предлагаю разойтись.

- Усвоил? Да ты ни один урок в своей жизни ни усвоил, сучка упрямая. Знаешь,тебя что отец жалел, что трахаль твой приструнить не может! Так, может, просто методы и средства не те?

"Знал бы ты, как, наверное, Клаус сейчас был бы с тобой солидарен" - с горькой усмешкой подумал Ней.

- Вот... опять ты веселишься, мразь! - Ней не успел опомниться, как брат от души приложил по лицу. А потом, ни говоря больше не слова, стянул кольцо с пальца, и, вздернув не устоявшего после удара на ногах парня вверх, поволок куда-то в противоположную сторону от дома.

Внутри все так напряглось и сжалось, что Нейтан даже не подумал о том, то было бы хорошо привлечь внимание, пусть и редких, но прохожих криком, попытками вырваться - чем угодно. Если до сих пор была надежда, что Клаус снова окажется там, где нужно, то теперь она благополучно утонула во вчерашней глубокой луже.

"Блядь!" - Нейтан не понимал, что и зачем делает его брат. Его трясло и ему действительно было страшно. К брату он всегда испытывал только стойкое раздражение и злость за то, что тот человеком его не считает. Но он никогда и подумать не мог, что Рей додумается до такого. Что он собирался делать? Даже если Нейтан не единственный у Клауса, даже если учитывать, что он не нужен, даже если он не незаменим... неужели Рей считает, что Клаус Ланге простит подобную вольность и посягательство на свое имущество. Как бы Нейт не ненавидел брата, он ему уже в какой-то мере сочувствовал, но боязнь за собственную шкуру пересилила абсолютно все.

- Рей, пусти, правда, попугал и хватит. Мне действительно страшно, - будучи еще полноправным членом семьи Хенсли, Нейтан никогда не признавался старшему в страхах, обидах - ни в чем. Сейчас он решил, что пора поступиться собственными правилами и гордостью. Мысли о проблемах, которые его ждут всплывали в голове одна за другой, а услужливая фантазия подкидывала все более и более красноречивые картины вариантов развития дальнейших событий.

Уже спустя минут десять они все пятеро стояли на пороге дешевого мотеля. Нейт не был особенно привередливым, так как знал цену денег, пусть у его семьи они были всегда, но даже у него это место вызывало неприязнь и недоверие. А уж начиная думать, что ждет его в стенах этого заведения и вовсе не хотелось.

Ланге носил кольцо на пальце всего ничего, но без него чувствовал себя чуть ли не голым. Было как-то по-новому стыдно, хотя со стыдом Нейтан был не особенно хорошо знаком, как и с умением сожалеть о содеянном - слишком твердолобый и своенравный. Но сегодня все было не слава богу и через одно место. Омега уже успел себя раз тридцать проклясть за то, что и охрану подставил и сам подставился во всех возможных способах. Немного ободряло лишь то, что Клаус все же был не прав: поймали Нея не его конкуренты и иже с ними.

Пройдя в здание, компания, разумеется, привлекла внимание, но Хенсли не редко мелькал и поняв, кто перед ними, немногочисленные свидетели разбежались по своим делам. На ресепшене проблем тоже не возникло. Дешевые мотели вроде этого не привередливы и за определенную плану не спрашиваю имя и не задают вопросы. Посему пятеро парней безпрепятственно уже через пару минут заняли отведенную им комнату.

- И что дальше? - почти выкрикнул Ней. Нервы сдавали. Он ненавидел чувствовать себя беспомощным, коим чувствовал себя сейчас.

- Преподам тебе урок, которого ты заслуживаешь, - холодно ответил Рей. То ли он успел уже немного остыть, то ли проветрился и начинал трезветь, попутно осознавая глупость и абсурдность происходящего, то ли он просто не особенно был заинтересован дальнейшими событиями и делал это просто потому, что люто ненавидел младшего брата.

- Рей, брось. Не подростки уже. Поиграли и хватит, - разумных аргументов не было, а неразумные заканчивались на подобных тщетных потугах-отговорках.

- Рот закрой! - Колено брата не сильно, но тем не менее весьма метко припечатало Нея в живот. Омега закашлялся и упал на о=колени. Если ему удастся выбраться отсюда, как он объяснит синяки Клаусу? Как он объяснит то, что пропах перегаром? Как объяснит то, что был в заведении подобного рода? Нейтан облизал губы. Сейчас главное молчать, чтобы не взбесить Рея еще больше. Однако молчание его тоже не успокаивало, и ботинок брата почти сразу же посл падения ударил впечатался в ребра парня. Ланге был почти уверен, что ничего не сломано, что он отделается синяками, но было жутко больно и страшно, а еще до невозможного обидно и унизительно - стоять перед альфой на коленях. Рей еще пару минут методично наносил хаотичные удары по телу, то ли случайно, то ли намерено не попадая по лицу омеги. И по какой-то счастливой случайности они были больше обидными, ем действительно болезненными. Рейнард и правда был пьян, и поэтому был несобран и вял на счастье Ланге. Но вскоре друзья Хенсли тоже вошли во вкус и решили не держаться в стороне. Еще несколько ударов и Рей остановился и остановил свою свиту так же внезапно, как завелся.

- Хватит с тебя, с-с-сука, - Рей сплюнул на пол, а потом ста вытаскивать ремень из брюк. Глаза непроизвольно расширились. Омега по инерции подобрался и начал отползать подальше от брата. Он помнил, что подобный жест означал со стороны мужа и не хотел ни чтобы Рей следовал его примеру, ни чтобы он придумывал что-то еще. Однако лучшим вариантом в данной ситуации казалась именно солидарность брата с его мужем.

Хенсли поднял брата рывков на ноги и швырнул на койку. Та противно скрипнула, а Нейтан поймал себя на мысли, что от страха пошевелиться не может. Он непонимающе захлопал глазами, когда следом рядом с ним на кровать упал ремень Рея, а сам брат пошел на выход. Нейтан даже не заметил, что массивная пряжка больно стукнула по колену.

- Привяжите суку тут. Пусть останется и подумает над своим поведением, мразь.

Свита спорить не стала и принялась тут же с воодушевлением привязывать руки Нея к спинке старомодной кровати, да так, что запястья свело, а пальцы онемели. Едва миссия была закончена, пани поспешили на выход. Рей уже успел покинуть номер и, ка подумал Ней, даже мотель. Рейнард всегда питал отвращение к подобным местам. В данном случае на радость младшего брата.

- Ублюдок, - с несоответствующим ситуации облегчением выдохнул Ней, отмечая отдавший ноющей болью в районе ребер последующий глубокий вдох. Парень все еще слышал удаляющийся смех друзей Рея, молясь богу, в которого никогда е верил, чтобы они не решили вернуться в номер.

Отредактировано Nathan Lange (28 июля, 2015г. 03:43:27)

+3

9

Размазав несколько партнеров по спаррингу ровным слоем по полу, Клаус почувствовал себя лучше. По крайней мере, когда он вышел из душа, персонал тренажерки не шарахался от его взгляда. Ему принесли кофе - идеальный, такой, как надо, и любезно предложили сдать заляпанные кровью штаны в химчистку. Тот из неудачливых противников, что был в сознании, но не мог говорить из-за вывихнутой челюсти, знаками отказался от претензий и даже денежной компенсации. Видимо, не желал, чтобы их дороги еще хоть как-то пересекались. Клаус не настаивал. В конце концов, он никого не заставлял выходить на ринг, они пошли добровольцами. Это их черт попутал попасться под руку, не его.

Насладившись кофе и мысленно набросав планы на день, он вызвал проштрафившуюся личную охрану. Убивать их расхотелось, мышцы приятно ныли, кофе разбудил двойную жажду деятельности, поэтому парней он собирался загрузить работой - такой, после которой они пожалеют, что живы. Не уследили за омегой босса в чистеньких условиях - будут выпасать вонючих эмигрантов, толкающих наркоту под именем Синдиката. Есть такие в юго-восточном Берлине: договорились с местным дилером и думают, что получили крышу для своего третьесортного товара. Позорят репутацию, Синдикат никогда бы не стал продавать подобную гадость. Кому-то надо это гнездо подчистить, трупы, опять-таки спрятать... И потом, этим разленившимся на непыльной службе баранам придется общаться с Ронни Ши. Ронни занимается тем, что успокаивает полицию и особо любопытных газетчиков, и имеет репутацию дотошного, больного на голову ублюдка. Зато работу свою делает на пятерочку. Убивать охрану, упустившую Нейтана? Черта с два, пусть лучше поработают на Ши. Они это заслужили.

В машине он даже отпустил шутку по поводу бывших снайперов, проглядевших целого омегу в полный рост - а именно снайперами служили его бойцы до того, как он взял их на свою голову. Шутка в исполнении босса напугала парней больше, чем босс разгневанный. На воре и шапка горит.
Пока автомобиль плыл по улицам оживленного города, Клаус заглянул в коммуникатор. Расписание встреч, финансовая сводка, письма, письма, письма... Карта Неополиса, которую он поклялся не открывать до вечера, но палец сам скользнул по экрану... Флажок на карте сообщал, где сейчас Нейтан. Передатчик в обручальном кольце мужа не мог дать сбой, его делали не просто на заказ, а очень сообразительные люди по тем же разработкам, что использует МСБ. Однако флажок торчал на том самом перекрестке, что и час назад, в двух кварталах от бывшего дома Нейтана, куда он явно направлялся. Клаус нахмурился, покрутил в руках мобильное устройство, затем принялся теребить первое, что попалось под руку - узел на галстуке; признак сосредоточенности. Здесь не было ни кафе, ни магазина, ни парка, ничего, где непутевый омега мог застрять так надолго. Зашел в гости? Возможно. Скорее всего. Да пусть делает, что хочет! Аьфа вообще не собирался трогать его, пока не покончит со всеми планами на сегодня. Пускай себе шляется, а вечером они поговорят по душам, с чувством, с толком, с расстановкой... Что он там делает вообще? Встретил школьного приятеля?
- Езжай через бульвар до Хидельштрассе. - Отдал он короткий приказ, немного поколебавшись. Что-то подтачивало изнутри. Беспокойство? Чепуха, кто станет беспокоиться из-за взрослого парня, у которого капризы в попе заиграли. И вовсе он не беспокоился. Просто хотел быть уверен.

Стрелка, действительно, вела во дворы жилых многоэтажек. Ланге выругал себя за глупую трату времени и собирался сказать водителю, чтобы ехал обратно, но прежде переключил карту на спутник, на более точную картину. Он должен был знать, за каким из сотен одинаковых окон, пялящихся на него со всех сторон, скрывается супруг. Он всегда должен был знать ВСЕ. Эта привычка в который раз оказалась полезной: координаты сходились не на доме, вовсе нет. Они указывали аккурат на мусорные баки.
В такое место сбрасывает тело непрофессиональный преступник, если хочет от него быстро избавиться. Или профессиональный, если хочет оставить после себя сообщение. Странно, у Клауса никогда не было проблем со здоровьем, даже головной болью не страдал, но сейчас что-то случилось с грудной клеткой: она сжалась, перекрывая доступ кислорода. Альфа ослабил галстук.
- Герр Ланге?... - Покашливание водителя запоздало: дверная ручка, которую Клаус порывисто сжал, с хрустом отвалилась. Он вышел через другую дверь и бахнул ею так, что звякнули стекла. От с таким трудом восстановленной гармонии тела и духа не осталось следа. Даже когда телохранители перебрали мусорку по фантику и не нашли никакого трупа, зато нашли кольцо с именем «Нейтан», скромненько выложенное бриллиантами на оборотной стороне.

Спустя еще пол часа Клаус знал все о разыгравшейся здесь маленькой драме. Это было просто: звонок в полицию кому надо, и запись с охранной камеры у него руках. Он смотрел «кино» тут же, в своем автомобиле, в звенящей тишине, которую ни присутствующий при этом по протоколу полисмен, ни водитель не решались нарушить, чувствуя тяжесть ауры, которая нависла над мафиози. На самом деле Клаус успокоился. Серьезно, спокойнее некуда: он сразу узнал физиономию Рейнарда Хенсли в кадре. Всего лишь толпа сосунков. Не киллер, нанятый его врагами. Не вор, который спокойно мог проломить парню череп, обчистив карманы - на видео были малолетки, дурачье, решившее позабавиться. Впрочем, это их не прощало. Они лапали то, на что не имели права даже смотреть. Даже думать. Но едва ли жизни Нейтана угрожала опасность. Все остальное будет ему уроком, поэтому Клаус вызвонил сыщика, пообещавшего выяснить дальнейший маршрут гоп-компании раньше, чем он оприходует чашечку кофе и сигарету, послал телохранителя за этим самым кофе - пусть хоть что-то полезное сделает, а сам откинулся на сиденье, чувствуя, как тиски отпускают.
Ведь на видео четко было видно, кто выбросил кольцо. Это сделал не Нейтан.

Клаус закурил. Почему он так зациклен на безделушке, формальности? В наши дни обручальные кольца что-то значат только для домохозяек, всего лишь кусок металла. Показатель статуса. И все-таки, сколько Нейтан ни орал о своей ненависти к браку, кольцо он носил, молчаливо признавая таким образом, кому принадлежит. От безысходности? Может, но он носил, не пытался избавиться, не снимал даже на ночь. Кольцо было единственным неизменным подтверждением, что это его омега. Найти его среди отбросов и думать, что парень его туда вышвырнул, было все равно, что... Клаус не хотел анализировать свои ощущения в тот момент. Он не был склонен к рефлексии, он предпочитал действовать, разобраться поскорее со всей этой чепухой, из-за которой пол дня псу под хвост. ДиректорА все еще ждут его в переговорной, и будут ждать, пока герр Ланге не появится. Досадно. Кому-то, посягнувшему на его мальчика и виноватому в недоразумении, он пообрубает руки. Мальчик, виноватый не меньше, получит свою долю пирога с розгами. Отрубать ему, конечно, никто ничего не будет, все свое, все нужное. Не говоря уже об остром желании после перецеловать эти вредные пальчики, влипнувшие в которую по счету историю. За то, что они все еще его, но об этом желании никому не стоит знать.
- Так это... будем заводить расследование? - Подал голос полицейский, ерзая на сиденье с явным желанием побыстрее отсюда свалить.
- Это семейная неурядица. Я разберусь, спасибо за сотрудничество. - Холодно кивнул Ланге. О, да. Полиция ему сейчас точно не потребуется. Никаких свидетелей.

Запыхавшийся охранник принес кофе. Сигарет было выкурено три штуки. На последней затяжке, действительно, позвонил ищейка, сообщил адрес гостиницы - скорее уж, дешевого клоповника, где объекты скрылись с его мужем и откуда потом вышли, но без Нейтана. Клаус приказал выследить их всех и привести, направив в помощь нескольких людей Гуттенберга, молчаливых, исполнительных и не брезгливых, которым теперь доверял больше, чем своим - впрочем, дорабатывающим последний день - идиотам. А сам поехал в гостиницу.

Поднялся на этаж и оставил понурых лбов на входе. Несколько выстрелов с глушителем по дверной ручке решили проблему ключа. Ищейка не обманул: муж обнаружился в номере, побитый и живописно привязанный к кровати. В сознании. Ланге прошелся по комнате, выглянул в окно, поправил штору, словно собирался тут остановиться и приглядывал себе номерок. И только потом оказался возле кровати. Оглядел композицию целиком - от покрасневших запястий омеги, крепко, но небрежно и непрофессионально скрученных ремнем, до распухшей от чьего-то удара губы. Пальцем стер ниточку крови на подбородке.
- Наигрался? Доволен новыми впечатлениями? - С любопытством спросил он, продолжая исследовать повреждения: оттянул футболку, открывая синяки глубоко под воротом, на животе, бедрах. Живот парня поднимался и опускался в такт неровному дыханию, Клаус очертил самый большой темнеющий след, скользнул рукой ниже, погладил у пояса сползших джинсов.
- Что они делали, Нейтан? Всё, от начала и до конца. Я слушаю.
Может, омегу стоило сначала развязать и отвести к врачу, но Клаус не собирался быть нежным, не до тех пор, пока осознание глупого поступка уляжется в этой головке. В нее надо вдолбить хоть какое-то чувство самосохранения, если он хочет в будущем видеть парня живым и здоровым. А не разыскивать, ёп твою, по вшивым отелям.
- Где они трогали тебя? Здесь? - Он шлепнул по заднице, понимая, что снова заводится. Если они только посмели... К счастью, содержательный разговор был прерван. В номер строевым шагом вошел подчиненный Анкеля ростом под потолок, следом влетели, спотыкаясь, пять человек, которых явно впихнули пинком против воли. Молодые пацаны. Руки связаны за спиной, в глазах дерзость пополам со страхом. За ними шагнули еще трое Анкелевых мордоворотов, последний припер собой не закрывающуюся как надо дверь.
- Какого *уя? Че за, б*дь... - Завозмущался один из связанных. Его успокоили ногой по почкам, заставив сползти на пол и заскулить.
- Где Хенсли? - Спросил Клаус, игнорируя скулеж.
- Мы не знаем, он свалил куда-то...
Ланге достал пистолет и наотмашь ударил говорившего рукоятью, затем приставил дуло к его виску.
- Я не тебя спрашиваю. Тебя я пристрелю без лишних вопросов. - Он поднял глаза на Анкелевых ребят.
- Его не нашли, сэр. - Пожал плечами один. - Спрашивали, какие будут дальнейшие распоряжения.
- Слышал, Нейтан, что скажешь? - Клаус подошел и, не слишком осторожничая, наконец-то отвязал удерживающий омегу ремень. В скупых и резких движениях полыхала злость, но только в них, говорил он сдержано. - Мне сегодня испоганили день, а твой братец не хочет за это расплачиваться. Может, позвоним ему, пригласим поучаствовать?

Отредактировано Klaus Lange (5 сентября, 2015г. 21:50:49)

+2

10

Нейтан уже успел натереть запястья грубым материалом ремня, когда внезапно послышались тяжелые шаги в коридоре. Где-то внутри снова закопошилась паника, хотя что-то подсказывало, что прошло уже довольно мнего времени, чтобы брать со своими друзьями-отщепенцами надумали вернуться. Скорее всего этот мотель с почасовой оплатой и время отдыха Ланге вышло. ПО крайней мере на это очень хотелось надеяться.

Омега на пару секунд закрыл глаза, будто это спасло бы его, если бы вернулся Рей и на его месте внезапно обнаружился бы кто-то другой. И признаться, в первый момент, когда он открыл глаза и увидел в глазах мужчину наружности, не внушающей доверия, он ненароком вернулся мыслями к странному желанию заменить брата на кого-то если это все же он. Растеряно захлопав глазами, Нейт не нашелся, что сказать. На персонал дешевого и неопрятного хостела этот человек едва ли походил: коротоко стриженый, вышколенная осанка, отглаженный костюм с иголочки, но туго сидящий пиджак и чуть топорщаяся застежка говорили либо о рельефности нежданного гостя, либо о наличие броника под одеждой. Но последний вариант вызывал еще больше вопросов.  К подобным явлениям было пора привыкнуть, но Нейтан все никак не свыкался с мыслью, что люди Клауса, как и он сам любят эфектно появиться без предупреждения. Стоило вспомнить про мужа, как следом появился и он.

Нейт настороженно проследил за Клаусом взглядом, не осмеиваясь открыть рот. Таки Ланге был прав: Нейтан доигрался -- неприятно было признавать правоту супруга.

- Не будешь ли ты так любезен помочь мне, раз уж ты уже здесь? - тихо, но как можно вежливее попросил Нейтан, стараясь контролировать себя, чтобы в голосе по привычке не проскользнула ирония или ядовитые нотки. Сейчас было необходимо вести себя максимально осторожно, чтобы не заработать себе еще сверх того, на что он уже успел нарваться. Нейт по жизни "развлекался" как мог и ему всегда везло на задорные приключения. Этот день, не предвещавший ничего интересного не стал исключением. И если бы омега нарочно искал приключения было бы не так обидно, но...

Клаус проигнорировал. Слишком горд. Да уж, тут они - два сапога пара. Нейт глубоко вздохнул, подавившись воздухом от боли, прострелившей ребра. Оставалось надеяться, что это просто сильный синяк. Хотя сейчас больше своего собственного здоровья парня заботило настроение мужа. Уж Нейтан знал, на что способен неуравновешенный Клаус, а уж если ему досадить, что Нейтан исправно и делает с самой свадьбы... оставалось надеяться на... Нейт не знал, на что надеяться, поэтому просто решил придержать язык за зубами, насколько это возможно.

- Главное... - едва не вырвалось что-то типа "главное чтобы ты был доволен", - я усвоил урок, если ты об этом.

Неохотно признал свой прокол Нейтан. Он вообще не из тех, кто любит признавать свои ошибки или делает это легко. Но сейчас либо он поступится своей гордостью, либо Клаус не пожалеет времени указать Нею на его место здесь и сейчас. Нейт очень хотел избежать очередного скандала, но полагал, что это невозможно. Так что пытался его хотя бы отсрочить, когда они окажутся наедине.

- Ты сейчас себя недооцениваешь или меня? - все-таки не сдержался Нейтан. Было мерprj уже от того, что Клаус допустил мысль о том, что Нейт что-то им позволил... Да и потом Рейнард его брат, и уж кто-то, но этот сноб явно не опустится даже до намека на инцест. Вот угрожать и опускать - это он пожалуйста, как и Клаус, впрочем.

По глазам Клауса было видно, что он вот-вот да и сорвется, но его прервали. Нейтан облегченно выдохнул, хотя наверное было еще слишком рано успокаиваться. Прервал его общение с супругом еще один человек Клауса, притащивший друзей Рея.

"Черт! Черт! Черт! Ну неужели мозгов не хватило уйти куда-нибудь..." Нейтан чувствовал что все только начинается и вряд ли даже если он сейчас что-то промяукает это возымеет на Клауса хоть какой-то эффект. Один из притащенных начал было возмущаться, но аргумент "по почкам" все сразу же расставил по местам, заставив вздрогнуть Нея, как будто это его только что ударили.

- Клаус... - было начал омега, но закрыл рот от отдного взгляда мужа. Не нарываться. Главное самому сейчас не нарываться. Может Ланге спустит агрессию на этих неудачников? Не стоило им переходить дорогу Клаусу. Теперь Нейт начинал всерьез переживать и уже за них. А еще чувствовать какую-то ненормальную ответственность за последствия, которые могут быть в ближайшем будущем.

"Свалил... Как предсказуемо".

- Не нужно... - Нейтан отвернулся, вперив взгляд в стену и чуть тише закончил, - мокрухи. Это был мой косяк.

Нейтан неохотно это признал. Ведь на самом деле его вины не было в случившимся от слова вообще. Сегодня Ланге даже не пытался и даже не думал провоцировать брата, сегодня первым слетел с катушек Рей. Почему вдруг Нейт решил оставить вину за собой? Наверное потому, что прежде всего именно его личную виду в произошедшем видит муж. А во-вторых... Ну а во-вторых, Нейт был готов поспорить, что, судя по бледным лицам засранцев, они напуганы сейчас даже больше, чем был напуган сам Ланге.

Конечно Рейнард едва ли оценит сей порыв души Нейтана и попытку спасти брата от участи еще более худшей, чем участь их отца после того, как тот не расчитался то ли с Синдикатом, то ли с самим Клаусом непосредственно. Но Нейтан хоть и ненавидел большую часть своей семьи, подставлять их не собирался просто потому что они семья, хотя не все ее члены разделяют точку зрения Нея.

Нейтан сомневался, что ему удалось отвоевать своеобразную "вольную" для старшего брата, учитывая публику которая выглядела не слишком благодарной, что их сорвали ловить подвыпившую шпану. Еще больше Нейтан сомневался, что смог отвоевать жизнь парней, уже присутвующих в номере хостела. Нужно было сказать что-то более веское, какие-то более трезвые доводы, чем признать свою вину, но никаких слов на ум ни шло. В отношении Ланге логика вообще отказывала. Нейт не мог ручаться за реакцию мужа. Мысли об этом почему-то лишь усугубляли желание хоть как-то помочь этим засранцам, которых Нейт видел впервые. Иначе складывалось впечатление, вернее даже предчувствие, что за смерти этих парней Нейт будет винить именно себя или вернее даже будет сказать - только себя. Даже не смотря на то, что своей вины он не видит в конкретной ситуации.

Неожиданная полулыбка мужа застала врасплох и какое-то подозрительное "что ж, думаю, урок ты усвоил" не предвещали ничего хорошего. Операция по спасению амбициозного и непослушного омеги свернулась так же быстро, как и началась. Оставалось надеяться на благоразумие мужа и то, что он посчитает признание вины гордым парнем достаточным наказанием. Однако с Клаусом все всегда доходит до крайностей и заканчивается очередным "но".

Отредактировано Nathan Lange (7 октября, 2015г. 00:58:18)

+2


Вы здесь » Неополис » Незавершенные эпизоды » [FB] Sunflowers | март 2015 года [x]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC