19.09.2017 » Форум переводится в режим осенне-зимней спячки, подробности в объявлениях. Регистрация доступна по приглашениям и предварительной договоренности. Партнёрство и реклама прекращены.

16.08.2017 » До 22-го августа мы принимаем ваши голоса за следующего участника Интервью. Бюллетень можно заполнить в этой теме.

01.08.2017 » Запущена система квестов и творческая игра "Интервью с...", подробности в объявлении администрации.

27.05.2017 » Матчасть проекта дополнена новыми подробностями, какими именно — смотреть здесь.

14.03.2017 » Ещё несколько интересных и часто задаваемых вопросов добавлены в FAQ.

08.03.2017 » Поздравляем всех с наступившей весной и предлагаем принять участие в опросе о перспективе проведения миниквестов и необходимости новой системы смены времени.

13.01.2017 » В Неополисе сегодня День чёрной кошки. Мяу!

29.12.2016 » А сегодня Неополис отмечает своё двухлетие!)

26.11.2016 » В описание города добавлена информация об общей площади и характере городских застроек, детализировано описание климата.

12.11.2016 » Правила, особенности и условия активного мастеринга доступны к ознакомлению.

20.10.2016 » Сказано — сделано: дополнительная информация о репродуктивной системе мужчин-омег добавлена в FAQ.

13.10.2016 » Опубликована информация об оплате труда и экономической ситуации, а также обновлена тема для мафии: добавлена предыстория и события последнего полугодия.

28.09.2016 » Вашему вниманию новая статья в матчасти: Арденский лес, и дополнение в FAQ, раздел "О социуме": обращения в культуре Неополиса. А также напоминание о проводящихся на форуме творческих играх.
Вверх страницы

Вниз страницы

Неополис

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Неополис » Незавершенные эпизоды » [FB] Ежевика и зеленый чай. Как все начиналось | май 2001 - 2015


[FB] Ежевика и зеленый чай. Как все начиналось | май 2001 - 2015

Сообщений 31 страница 45 из 45

31

Огромным желанием вдруг было заткнуть омегу поцелуем. Он слишком много ворчал на то, что, на взгляд альфы, не стоило и выеденного яйца. Он ведь сказал, что все нормально, значит, все нормально! Тем более, смеяться и вправду было над чем. Но даже когда Сора прекратил его поучать, Токагэ все равно сидел молча, бездумно поглаживая пальцы омеги, которые держал в своей ладони. Они были прохладными.

Асари вздохнул, провел ладонью по волосам Соры и кивнул. Кажется, он говорит ему это уже второй раз. Стоит послушать, пока не поругались. Они относились с терпением друг к другу, за столько лет пережив уже всякое, а потому конфликты были редкостью. А сейчас они и вовсе ни к чему.
- Заваришь чай?
Куски рыбы, обваленные в специях и соли, отправились в фольгу вместе с овощами в быстром маринаде. Стоило лечь пораньше спать - завтра рано вставать, да и за день находились оба, наслаждаясь вставшими теплыми, наконец, днями. Поесть, душ и спать. Токагэ принялся мыть посуду, пока рыба запекается.
- Если будешь хорошо себя чувствовать, заберешь книги? Они уже пришли.
Бумажные книги в этом доме водились в большом количестве, хотя все давно можно было читать в электронном формате. Асари завтра никак не успевал заехать за ними в магазинчик, где выдавали заказанные товары, а раз Сора будет не один, шанс вечером все же подержать в руках чудесные вещи.
- И надо ведь, наверное, тебе за одеждой ехать? Скоро твоя будет мала, - усмехнулся он.

Они все же поехали к нему. Показываться на глаза матери Соры было... ну, струхнул, да. Показать своим отцам - нормально. Это казалось нормальным. Друг, можно сказать так. Хотя отец-альфа прекрасно знал о ситуации.
По дороге, садясь в транспорт, купили воды - безумно хотелось пить и прислонить ко лбу. Асари все же пытался рассказывать что-то, даже шутить - потому что в его понимании всегда было просто отшутиться от разговора про проблему и решить ее втихую. Потом из-за этого еще будут споры, но пока... пока - жаркий май, нагретое стекло и улица за ним, в одной руке - ледяная вода, в другой - ладонь омеги.
- Заходи.
- Вы рано, - Асари не успел поднять голову, разуваясь, быстрее услышал голос отца. Глава семейства был дома сегодня, кажется, один, и вряд ли ждал со свидания сына раньше вечера.
- Это Игараси Сора, - жест в сторону омеги. - Это Шисей Токагэ, - аналогичны в сторону отца. - А теперь мы пойдем.
Слишком не хотелось признаваться в том, что чувствуешь себя преотвратно, потому и в глаза отцу даже не смотрел. И смысл был не в том, что заболел, а в том, что все вот так обернулось со встречей. Токагэ-старший кивнул, не сводя взгляда с омеги. Отец-омега - Акайо - всегда ругал того за такой пристальный взгляд, но Шисею было все равно. Добрый, но прямолинейный.

Отредактировано Tokage Asari (7 июня, 2015г. 21:00:23)

+1

32

Сора закусил губу, пристально смотря на альфу, с легкой долей укоризны во взгляде. Все-таки, он нервничал и не понимал, почему Токагэ не уделяет должного внимания своему здоровью. Ведь в будущем, любое такое попустительство, могло окончиться не слишком хорошо. Да еще и шутки эти, которые только заставляли все больше волноваться.

Он был рад, что его поняли и согласились с ним. Ссоры между ними были такой редкостью, словно цветы нефритовой лозы, поскольку супруги всегда старались обходиться малой кровью, и решать все тихо и мирно. Омега кивнул на вопрос о чае и начав возиться с заваркой и водой, не переставал мельком посматривать за мужем, который как раз, приступил к мытью посуды. Со стороны могло показаться, что у них абсолютная идиллия в отношениях. В принципе, так и было, но и они не обходились без проблем. Ровная любовь, разве она бывает? Мужчине всегда казалось, что если такое чувство существует, то его не стоит называть таким словом. Скорее уж, это больше похоже на равнодушие, когда никого в союзе, ничего не беспокоит.
- Конечно, обязательно заберу. Ты в этот раз не слишком много заказал? - омега уже заливал черные листья чая кипятком и на Асари уже не смотрел, пытаясь не упустить момент в своей аккуратности, что с беременностью, превратилась почти в юношескую неуклюжесть.
- Я хотел съездить за новыми вещами, где-то через неделю, но чувствую, что придется это сделать раньше. - Ичиго вдохнул аромат горячего напитка и улыбнулся, глянув на Ари.

Боже, я поехал к нему домой. Мы идем к нему домой. К нему домой! Ладно. Надо успокоиться. В конце концов, повезло, что он все-таки принял решение вернуться. С такой температурой продолжать прогулку, просто нонсенс. Омега осторожно осмотрелся, когда они оказались на месте и глубоко вдохнув, как перед прыжком в воду, зашел в дом и на мгновение остолбенел, услышав чужой голос, но быстро сумел с собой справиться и мягко, доброжелательно улыбнулся отцу Асари.
- Очень рад знакомству с вами. - омега ничего даже добавить не успел, потянувшись вслед за своим спутником, где-то на подсознательном уровне понимая, почему тот так заторопился, поэтому не стал ничего говорить по этому поводу, послушно ступая за парнем.

+1

33

- И я рад.
Асари буквально чувствовал, как отец прожигает их взглядом. Со стороны сын больше походил на труп, который передвигается по инерции. Собственно, так и было, потому что родной дом заставил последние силы капитулировать. Сил на то, чтобы как-то рассказывать Игараси что тут и как в доме, в комнате, в семье, уже не было.
Закрыв плотно за собой дверь в спальню, повалился на кровать, блаженно выдохнув. Приложить даже свою ладонь ко лбу - огненный. Теоретически нужно было померить температуру, выпить таблетку, поспать.
Черт побери, как глупо! У него в комнате омега, в которого он влюблен, а сил хватает только на то, чтобы наблюдать из-под прикрытых немного век. Асари приподнялся на локтях, потом вообще сел, чувствуя, как повело голову. Температура добавляла бреда и путаности мыслей, едва не притянул, чтобы поцеловать, одернул себя, выругался мысленно, покачал головой, словно отгоняя наваждение.
- Езжай домой. Я не маленький, сам о себе позабочусь, - вышло грубовато, почти зло.
Амбивалентность в отношении Соры объяснялась просто - хотелось выглядеть классным и крутым, одновременно тянуло к ласке от этого омеги. Словно нашел этакую пристань, дом, который теперь просто нужно обустраивать, охранять и беречь. Но пока оно казалось слишком... зависимым, будто бы заставлять насильно надеть на себя оковы.
Это раздражало.

- Пару книг, - откликнулся он, вытирая руки полотенцем и вешая его сушиться.
Токагэ сел на диван, щелкнул пару раз по поверхности планшета. В почте лежало два письма, которые вполне могли подождать своего часа, пока Сора уйдет, например, в душ. Иначе горе-мужу грозит получить на орехи.
-Иди сюда, - он протянул руку, отложив планшет обратно на край дивана. Старая привычка усаживать Ичиго на свои колени вскоре могла стать почти неисполнимой - с большим животом это будет куда сложнее. - Я заезжал в магазин, смотрел кроватки и коляски. Но нужно покупать с тобой.
Аромат ежевики и скошенной травы заполнил легкие в один миг, стоило провести носом по тонкой шее супруга и сделать вдох. Ладони сами скользнули к животу - и ниже, чуть разводя бедра. Пусть пройдет хоть тридцать лет, этот запах всегда будет казаться единственно-нужным, важным и заводящим. Может быть, неподходящее время, может быть, оба устали, но небольшая шалость... слишком соскучился по омеге, слишком редко видел в последнее время.
- Еще немного и придется ждать, пока не родится малыш, - тихо произнес Токагэ, невинно целуя за ушком и тут же бесстыдно забираясь рукой под футболку супруга, чтобы почувствовать вместо ткани влекущее тело. Обнаженное. Хрупкое. Родное. Поймать губами первый судорожный вдох в ответ на касания у сосков и паха, знать каждую черту этой фигуры, но все равно жаждать почувствовать вновь власть над ним - нежную, сильную, абсолютную. Поцеловать, может быть, в тысячный раз пробуя на вкус губы, проникать меж ними, ощущать взаимную ласку и в тысячный же раз поражаться тому, как захватывает дух (гордость?), когда Сора сдается и обнимает, и волос, плеч, касаются пальцы, сжимая. Ради этих приоткрытых губ после поцелуя, ради тяжелого дыхания, взгляда, говорящего больше, чем пустые слова, - ради всего этого стоило когда-то тогда, много лет назад, зайти вновь в цветочный магазин и пригласить на первое в их жизни свидание. Ради этого чуть округлившегося живота. Ради беготни за вещами, колясками, кроватками. Ради первого крика малыша. Ради новой - их общей - жизни в этом малыше.

- Асари, - короткий стук в дверь.
- Все в порядке!
Отцы вообще не входили без стука, как и Токагэ-младший не лез к ним в комнату, когда не позволяли. Это было личное, и это было нормально. Но сейчас от вопиющего нарушения этого семейного правила - дверь открылась, и на пороге стоял Шисей - едва не перехватило дыхание. Асари гневно посмотрел на отца.
- Сора уже уходит. А со мной все в порядк...
- Господин Игараси, - перебил сына Шисей, застегивая манжеты темного пиджака и глядя исключительно на омегу. - Если у вас есть время и желание, не могли бы вы присмотреть за моим сыном пару часов? Я вернусь и освобожу вас от этого неблагодарного поста.
Вновь вспыхнув, Асари хотел уже сказать все, что думает обо всей этой ситуации, но отец уже попросил Сору пойти с ним, посмотреть, где лежат лекарства, градусник и все прочее. Рецепт от врача лежал на кухне, но альфа не пренебрегал им только до свидания, сейчас листок был напрочь забыт.
В этом "господин" было немного насмешки (Шисей все-таки был высокомерным, хоть позже это в отношении Соры изменилось), немного серьезности. Впрочем, он ничуть не кривил душой, говоря о неблагодарности - и этот укол предназначался уже сыну, который не оценил старания (а то и смущение, опасение от дома альфы) омеги. Токагэ-младший посыл понял, потому и взбесился пуще прежнего.
- Рецепт. Лекарства в этом шкафу, - чеканил альфа, уже полностью готовый к выходу, с накинутым на сгиб локтя темным, добротным пальто.
Идея сходить в театр с мужем отложилась, хотелось поработать дома, но теперь весьма интересная ситуация диктовала иные условия - например, оставить сына с этим Сорой и посмотреть, что выйдет.

Отредактировано Tokage Asari (8 июня, 2015г. 07:42:45)

+2

34

Сора скрестил руки на груди, не сводя взгляда с альфы, растянувшегося на кровати и выглядящего не самым лучшим образом. Отлично. Наконец-то, он сможет отдохнуть в родных стенах, в своей комнате. Только, надо бы о нем позаботиться. Надеюсь, его отец разрешит мне немного побыть здесь, пока температура не снизится и ему не станет полегче. Омега собирался выйти из комнаты, чтобы поговорить с Шисеем, но слова Асари, прозвучавшие в этой густой и вязкой тишине, заставили не на шутку разозлиться. Вдох-выдох. Спокойствие. Главное, обойтись без использования тяжелых предметов.

- Всего пару? Да ладно, я в это никогда не поверю. Наверняка, не меньше десятка. - омега засмеялся и подошел к мужу, откликаясь на его просьбу и устроившись на коленях альфы, умиротворенно вздохнул, чувствуя родную близость.
- Конечно со мной, мы все должны делать вместе, тогда выберем для нашего ребенка все самое лучшее. - Сора слегка вздрогнул, едва на коже шеи затанцевали нежное прикосновение вкупе с теплым дыханием, заставляя растерять все мысли, витавшие в голове.
- Но ты же дождешься, ведь так? - он не мог себе не признаться, что истосковался по этим ласкам, по тихому и нежному голосу Асари в такие моменты. Руки, скользящие по телу и губы, срывающие тот самый вздох - вздох поражения и радости. Все такое знакомое, пройденное не раз, но волнующее, словно в первый. Омега готов был сдаваться снова и снова, лишь бы отвечать на поцелуи, касаться волос, обнимать за плечи, сжимая пальцы и льнуть с каждым мгновением все ближе и ближе. Ладонями пройтись по спине, очертить линии лопаток и прихватить губами мочку уха, чтобы услышать, как муж отзывается на эти действия, учащенным сердцебиением - это было для них, как волшебство. Единение и тел, и душ.
- Ари. Я так люблю тебя, Ари. - ему было легко признаваться в этом, хоть каждый миг, он знал, что со временем это чувство становится только ярче и сильнее, и никакие препятствия не смогут его ослабить.

Стук в дверь, слегка отрезвил, но злость не утихла, а разгорелась с новой силой, особенно когда Асари снова попытался выпихнуть Сору своими словами, но кажется, удача перешла на сторону Игараси в лице вошедшего.
- Да-да, разумеется. У меня есть и время, и желание, Токагэ-сан. - омега улыбнулся, словно ясно солнышко и чуть повернув голову, сверкнул глазами в сторону парня. Юноша прошел следом за мужчиной, внимательно слушая все наставления и благодарно кивнул, провожая отца младшего альфы и вскоре, вновь вернулся в комнату, пронзая лежащего на кровати, отнюдь не добрым взором.
- Смею напомнить, что и я не маленький и сам решу, когда и куда мне ехать, и чужих указаний не потерплю. И нечего рисоваться передо мной, когда прекрасно вижу, что с тобой творится на самом деле. Мне все равно, о чем ты сейчас думаешь, но пока не смогу убедиться, что ты находишься в более-менее относительном порядке, тебе придется потерпеть мое пребывание здесь. Тем паче, что твой отец, сам попросил меня об этом. - сказано было сердито и отрывисто, сквозь зубы. Те, кто был знаком с Игараси намного ближе Асари, отлично знали, что не стоит доводить этого человека до точки кипения. Опасно и жутко. Отец Соры и тот пасовал перед сыном в такие моменты, поскольку натерпелся от супруги, от которой сия черта и перешла к юноше.

+2

35

Вот и свидание... погуляли и поругались. Но Асари был слишком взбешен, слишком отказал мозг из-за температуры, чтобы отступить, слишком выбесил отец. Да какое он... они права имеют?! Токагэ-младший вскочил, угрожающе подался вперед, цепко, на автомате, хватаясь за край кровати, чтобы не упасть от резкого изменения положения тела.
- Ты в моем доме! И я не ребенок, чтобы вы там что-то решали за меня!
Пожалуй, в тот момент никакой Сора ему был не нужен. И что там просил Шисей - тоже. Да пусть столб фонарный просит!
- Катись отсюд..! - выплюнул он в бессильной злости, прогоняя, ставя точку в их недо- отношениях, встрече, вообще всем, что могло быть в будущем! Да какое будущее! Он...

Он молча кивнул. Дождется. Изменять Соре он был не намерен. Прикрыть глаза, прильнуть к ладони, как кот, просящий ласку, получить ее и считать слишком малым. Руки Ичиго на спине, его голос, признание, много лет как уже ставшее не открытием, а необходимостью для спокойствия, атмосфера уюта, тепла, в которую вплетаются иные сейчас ноты - будущего, разгорающегося пока огня, специи мешаются с запахом зеленого чая, заполняющего комнату, в котором давно потонул запах ежевики, подчинился, поддался...
И Асари что-то шепчет на ухо - наверное, не вяжущееся с ним обычным романтичное на грани пошлого, чувствует, как приятно тяжелеет в паху, и целует жадно, прихватывая зубами кожу, словно недостаточно того, что Сора давно уже - безраздельно - его.
- Давай отправим к черту эту рыбу и пойдем в спальню? - говорит хрипло, бездумно проводя губами по горлу и ямочке между ключицами, абсолютно уже сходя с ума от желания утолить жажду по этому омеге, довольствуясь пока - и почти рыча от нетерпения - поглаживанием с силой бедра и талии мужа, который мог легко уже почувствовать, что альфе до рыбы, как до Антарктиды и пингвинов.

...упал вперед, неудачно, как-то неестественно валясь, выпустив из рук край. Остаток слова был проглочен, крик был явно лишним для организма, который и так уже орал сам от необходимости отдыха.

Пара Токагэ вернулась часа через два с половиной, может быть, три. Шисей пропустил супруга вперед, закрыл дверь.
В комнату сына первым вошел омега.
- Добрый вечер, Сора, - он плавно, неторопливо, но несколько устало подошел к кровати спящего, положил ладонь на лоб. - Горячий... Дурачок маленький. Меня зовут Ли, - омега протянул узкую прохладную ладонь, чуть улыбаясь.
- Долго ругался? - Шисей прислонился плечом к дверному косяку, скрестив руки на груди.
Ли сидел на краю кровати. По сравнению с холодным и каким-то темным, "черным" Шисеем он выглядел едва ли не девушкой. Светлые, почти платиновые волосы, лежащие хвостом на одной стороне, теплые карие глаза, точеная фигурка - хрупкая, как у куклы. Он с любопытством, впрочем, осторожным, оглядывал Сору, улыбаясь чуть хитро, заинтересованно.
- Я вас отвезу домой, - сказал Шисей.

Отредактировано Tokage Asari (15 июня, 2015г. 14:47:53)

+2

36

Омега ни на йоту не изменился в лице, выслушивая крики Асари. Напротив, он безмолвно внимал каждому слову, цепко и упрямо смотря на этого бестолкового альфу. Конечно же, юноша никуда не собирался уходить. Вот еще! Сбежать из-за такой ерунды, как чьи-то полусвязные, гневные, больные речи. Сора не двигался с места, но когда заметил, что альфа начал падать по своей же глупости, ринулся к нему быстрее молнии. Он не был обижен, а все еще злился, но никак не мог оставить этого дурака в беде, который и сам не понимает, что не стоит так нервничать. Не истеричка же, в конце-то концов, правильно? Вот и надо, успокоиться.

Мысли начинают путаться и сбиваться в клубок, хочется сказать еще что-то, но с губ слетают только тихие вздохи, когда теплые губы скользят по коже, сменяясь голодными поцелуями и укусами, посылающими по телу волну дрожи.
- Если мы пошлем рыбу к черту, то она может сгореть и мы заодно. - едва разборчиво пробормотал Сора, теряясь в ласках, на которые не скупился Асари, тем самым, кружа голову. В тот момент, когда ладони супруга ощутимо огладили бедро и талию, не сдержался и издал едва слышный стон, явно чувствуя, насколько возбужден мужчина. Обвивая шею мужа руками, склонился к нему, легонько кусая кожицу около уха и горячо выдохнул, поднимаясь чуть выше, запуская пальцы в его волосы.
- Выключи рыбу и мы пойдем куда угодно. И сделаем все, что захочешь. - мягко проговорил Ичиго, на несколько минут, возвращая себе ясность разума. Конечно, он не хотел отрываться от этого прекраснейшего занятия. Не сейчас, когда они так близко. Не сейчас, когда пальцы Асари касаются так, будто в них заряд тока не меньше тысячи вольт. Не сейчас. Но было нужно.

Подняв несчастного альфу, Сора только тихо вздохнул и уложил того обратно в постель, радуясь тому, что смог это сделать, несмотря на свою комплекцию.
- И еще говоришь, что не ребенок. Боже. - юноша отошел буквально на несколько минут, чтобы взять лекарства и воду, после чего, все же позаботился о крикуне и сам вдобавок устал, поэтому когда пришли родители Асари, уже слегка задремывал у кровати Токагэ и сразу же подскочил, услышав голоса.
- Добрый. Рад знакомству. - Игараси осторожно пожал ладонь Ли и посмотрел в сторону Шисея.
- Минуту с половиной, а потом его организм не выдержал. Вот ведь. Говорил же, что не стоило назначать прогулку на сегодня... - омега перевел взгляд на спящего Асари и слабо улыбнулся, с какой-то затаенной ноткой грусти. Ему очень не хотелось принимать слова альфы всерьез, поэтому он упрямо не собирался в них верить.
- Не стоит. Я вполне доберусь и сам. Транспорт еще ходит. Я и так доставил немало проблем вашей семье, Токагэ-сан. - улыбка Соры изменилась, становясь солнечной и он встал со стула, на котором сидел в ожидании до этого.
- Что ж, я пойду. Спасибо вам и еще раз, извините, что так все получилось.

+2

37

Шисей хотел воспротивиться, хотел поговорить с омегой, а "подвезти" - это хороший повод узнать немного Сору. Но Ли, уже поднявшийся, качнул коротко головой, мол, не надо. Не твое это дело, милый супруг, ты сам когда-то достаточно грубо отшил своего родителя, лезущего не в свое дело. Завтра или послезавтра, когда Асари придет в себя, он сам, первым, придет к тебе просить совета, но только если все не испортишь излишним любопытством.
- Доброй ночи, Сора, - улыбнулся взрослый омега. - Не держите на него зла.
На взгляд Ли, никаких проблем тот не доставил.

Нетерпение, граничащее со злостью, потому что приходится прерваться - Сора прав. Дожидаться, пока рыба сготовится, было выше сил, это можно закончить потом.
С сожалением, но резко, стремясь скорее уйти от раздражающей бытовой обязанности, поднялся, ссаживая Ичиго с колен на диван. Щелк. Выключение духовки, шорох отброшенного полотенца, поворот обратно. Потянуть на себя, поцеловать, направляя руки омеги вновь для объятий, для вплетения в волосы, ласк. От нежностей Соры он всегда сходил с ума, чувствуя, как поддается внутри, ластится. Но вдруг нахмурился, несколько виновато посмотрел на супруга, положил ладонь на живот, словно там мог уже кто-то толкнуться, подать знак, что на самом деле - господи - существует.
- Я - эгоист. Тебе нужно поесть, целый день гуляли.
Меньше всего стоило пренебрегать советами врача и поддаваться вот так, необдуманно, теперь прихотям. К тому же, Соре нужен отдых. К тому же... Асари глубоко вдохнул запах ежевики, проведя носом по тонкой шее, там, где носила кровь темная вена. Все естество требовало не распыляться на подобное, ведь вот он - омега - рядом, если прижать к себе за бедра, скользнуть ладонями вниз, к ягодицам, то и миллиметра не останется пространства, то...
За резким телефонным звонком он едва услышал стон Соры, досадливо потянулся за планшетом. С работы.
- Поешь пока хоть что-нибудь, - короткий жадный поцелуй, обещающий продолжение после, откашливание, спокойный голос для звонившего.

Асари гордо собрался молчать как можно дольше. Примерно - всегда. Не нужен ему Сора, пусть катится ко всем чертям. Но пресловутая ли истинность, которую никто из них пока никак не мог опознать, любовь, которую не признавали, но - не вышло.
Точнее, вышло все не так.
Договориться погулять с девчонкой, которой нравился, сводить в кино... в какой-то момент понять, что не может элементарно взять ее за руку. Не хочешь. Не хочешь поцеловать, хотя, черт побери, видел в ее глаза готовность. Может, с ним что не так?
Может, он ненормальный?
Может, черт побери, он не альфа? Да какая разница, какая омега, так ведь? Но в темноте кинотеатра представлялась та лавочка, та выставка, ладони Соры. Когда щеки неожиданно коснулись волосы девчонки, Асари разозлился.
- Отец? - Токагэ кинул сумку-почтальонку на пол в коридоре, прошел в гостиную, разыскивая Шисея.
Тот уже должен был приехать с работы. Он и приехал. Голова его покоилась на коленях Ли, который что-то читал, а другой рукой ласково перебирал пряди волос мужа. Омега прижал на секунду палец к губам, мол, тише. Шисей спал, чуть повернув голову, и обычно строгое, чуть насмешливое выражение лица разгладилось, приобрело спокойствие, простоту.
Нет, не все равно, какая омега. Ведь именно отца выбрал Шисей. Ведь именно с ним вот такой - легкий, любящий, и одновременно - сильный.

- Сора? - Асари был не уверен, что попадет на нужного продавца, не круглые же сутки и семь дней в неделю работал омега. В трубке защебетал девичий голосок, называя магазин и спрашивая, чем же может помочь. - Нет, нет, спасибо.

- Сора? - попытка номер два. Токагэ звонил, валяясь на диване, но как только услышал знакомый голос, немедленно вскочил. Черт побери, прошло две недели. Огромный срок. Две недели. Этот голос. - Прости меня, - выпалил неосознанно, испугавшись, что омега бросит трубку.

+1

38

Сора подошел к дверному проему, в котором стоял Шисей и в последний раз обернулся, чтобы посмотреть на спящего Асари. Я даже не знаю, что тебе сказать. С одной стороны, я думаю, что ты просто разозлился. А с другой, твои слова задели меня и как бы не хотелось признавать это, причинили боль. Так что, прощай или до свидания?
- Может быть, еще увидимся. - промолвил юноша и немного отойдя, коротко поклонился родителям молодого альфы.
- И вам, доброй ночи. И нет, я не злюсь на него, что вы. У вас замечательный сын. Пусть он, поскорее поправится. - омега вышел из комнаты, когда отец Асари чуть посторонился и за пару минут покинул этот дом, стараясь не оглядываться. Заметно похолодало, поэтому Ичиго накинул на голову капюшон куртки, а руки спрятал в карманах. Ему хотелось, как можно быстрее очутиться в родных стенах и отвлечься от раздирающих разум, мыслей.

Омега слегка повел плечами, устраиваясь уже на диване, не сводя взгляда с мужа, наконец-то выключившего злосчастную духовку и с готовностью ответил ему на поцелуй, прижимаясь вновь и обнимая, поднимаясь ладонями по спине к затылку, скользя пальцами в волосах и растерянно замер, почувствовав медлительность Асари и посмотрев на него, не сразу понял причину внезапной смены настроения и только когда ощутил ладонь супруга на животе, начал соображать.
- Перестань, поесть я всегда успею. - Сора мурлыкнул почти как кот, едва Асари коснулся шеи и чувствуя его руки на своем теле, блуждающие по слабым точкам, от ласки которых сходил с ума, тихо застонал и тут же дернулся, чуть ли не подскакивая от телефонного звонка. Омега уже хотел сказать что-то немного грубоватое по поводу тех, кто им мешает, но слова мужчины и поцелуй, последовавший за ними, отвлек его, более чем. Ичиго поднялся с дивана и решил глянуть, что там с рыбой.

Казалось, жизнь вернулась в свою колею. Магазин, цветы, родители, друзья, учеба - все было по-прежнему и только маленький червячок, словно точил изнутри, говоря, что все это самообман. Сора все рассказал матери и она долго обнимала его, шепча что-то успокаивающее, а затем сказала, что если человек попался твой, то он вернется. А если не вернется, значит, не твой. И омега, практически пришел в себя. У него было полно забот, он никогда не оставался без дела или без приятного отдыха в компании близких, но вот когда оставался с самим собой, один на один, не мог избавиться от мыслей и тоски по Асари. Сколько уже прошло? Юноша глянул в окно, за которым снова лил дождь. Точно, две недели. Наверняка, Токагэ-младший забыл о нем. Ведь недаром, он видел его с какой-то девушкой. Ичиго повернулся и пройдя к подсобному помещению магазина, остановился в дверях. У него на добровольных началах, здесь находился один из лучших друзей, Масахиро. Поскольку сегодня привезли небольшую часть оборудования, этот альфа вызвался помочь, аргументируя это тем, что негоже хрупким омегам, будущим родителям, таскать всякие тяжести. Внезапно зазвонивший телефон, заставил юношу вздрогнуть.
- Цветочный магазин «Magdalene», здравствуйте. Чем могу вам помочь? - услышав в трубке знакомый голос, юноша замер.
- Хей, малыш! Куда поставить те коробки?! - Ичиго посмотрел на альфу, державшего картонные ящики.
- Поставь их ближе к двери, это пересорт, Хиро. Авашима заедет и заберет. - Сора заставил себя улыбнуться и как только Маса исчез из поля зрения, тяжело вздохнул.
- Простить? Мы не общались две недели. Ты конечно, плохо себя чувствовал. Это я понимаю. Но я помню все, что ты мне сказал. Ты в самом деле хочешь выкинуть меня из своей жизни и сейчас говоришь мне о прощении, для очистки совести? Не волнуйся. Я не злюсь на тебя. Ты волен делать все, что хочешь. Гуляй с кем хочешь и живи как хочешь. Кстати, та девушка была очень миленькая. Желаю вам счастья. - в помещение снова зашел Масахиро и ошарашенно глянул на юношу.
- Малыш, эй, Сора, ты чего плачешь-то? Кто тебе звонит?! - омега уже проклял зычный голос своего друга и свою слабость в этот момент, и вообще, все на свете.

Отредактировано Sora Tokage (20 июня, 2015г. 23:01:35)

+1

39

- Сор... - он ошарашенно выслушивал речь омеги, который "понял все не так".
И даже злиться Асари не собирался. Ровно до того момента, как не услышал там, в отдалении, чужой голос. Малыш? Что за "малыш", нахрен? Токагэ казалось, что трубка должна треснуть под нажатием пальцев, что он сломает ее, разнесет в щепки.
- Малыш, значит?! И тебе счастья!
Звякнул жалобно телефон, с силой брошенный куда-то на пол. Дисплей погас, но этого было мало, чтобы успокоить альфу. Малыш! От злости в натуральном смысле трясло. Токагэ глубого вдохнул. Его дело. Пусть развлекается, с кем хочет. Но это слово, эта фраза..! Сора плакал. Ничего, утешат. Подумалось злорадно, следом - новый взрыв гнева, стоит только на миг представить это "утешение".
Асари стиснул зубы. Это всего лишь омега.

Разговор вышел дольше ожидаемого. Асари ушел в кабинет, сел за компьютер, как бы не хотелось остаться на кухне с Сорой. Так бывало, их прерывали, разбивали планы, и, хоть не считалось нормальным, было не в первый раз. Но Токагэ мало что мог с этим поделать. Зато мог приносить в дом деньги, покупать Соре подарки и не волноваться о том, что будет с их ребенком. Он мог окружить их с омегой комфортом. Деньги не приходят сами по себе, приходится работать. И хотелось, чтобы Ичиго занимался иллюстрациями ради удовольствия, а не из-за нехватки средств.
Поэтому вернулся Асари на кухню минут через тридцать или чуть больше. Помещение уже пропиталась аппетитным запахом готовой горячей еды, но остановился альфа не на том, что они планировали поужинать. Сора - планировал. И Токагэ надеялся, что тот все-таки внял голосу разума (т.е., мужа!) и потратил время с пользой. Поэтому, отводя Ичиго от, несомненно, какого-нибудь важного дела на середину просторной кухни, приобнял за талию и медленно повел в полутанце, вновь возвращая себе ощущение мира и тепла вместо рабочих вопросом.
Может быть, он подсознательно все еще чувствовал себя идиотом при знакомстве, тогда, много лет назад. И всеми силами стремился показать, что Сора ему важен и нужен. Да так и было. Асари сам получал удовольствие, ухаживая за омегой время от времени так, словно они лишь познакомились. Тогда до конфет и букетов они дошли далеко не сразу.
- Сора... - тихо произнес Асари на ушко, проводя ладонью по лопаткам омеги, прижимая к себе. - Если будет девочка... или омега... ты родишь мне сына-альфу?
Этот вопрос некоторое время его и занимал, и мучил. И наконец решился задать. Было в этом что-то едва ли не магическое - получить сына, подобного тебе, от супруга - хрупкого, тонкого, нежного.

Он до сих пор помнит, как сидел тогда в комнате, приложив ладонь к лицу и не желая видеть что-либо вокруг. Сам придет, прибежит.
"Не придет".
Не нужен, подумаешь. И без него хорошо.
"С ним. С ним иначе".
Но разве плохо было с ним? Разве не был где-то там, в глубине, рад, что Сора поехал к нему? Разве не ожидал увидеть при пробуждении ни пустую комнату, ни встревоженного отца, а ту омегу, другую, пропахшую цветами и дождем? Ожидал.
Не придет. Нужен. Ждал.

В магазин он пришел часа через три. Пока думал, пока доехал. Зато точно знал, что нужно делать. Поэтому, полный решимости, сказав себе, что если там тот альфа, с которым... которому... короче, просто как следует ему вмажет.
Треньк.
Асари поймал взглядом фигуру Соры, коротко взглянул в лицо и упал на колени, низко склонившись, по старым традициям, которые давно уже мало кто соблюдал.
- Я виноват. Извини меня. Я прошу еще один шанс... показать... что ты мне, - мне - что? - - важен.
Нужен - не смог. Слишком. Слишком. А Сора был необходим жизненно, так, что гордость заходилась в оре, что чушь собачья, ерунда, а сама сущность альфы ликовала, ощущая присутствие омеги столь близко.

+1

40

Омега не успел и рта открыть, чтобы ответить Масахиро, как услышал яростный рявк Асари и отняв трубку от уха, шокировано уставился на нее, отбивающую четкий ритм пустых и безличных гудков.
- Маса... Маса, он сбросил разговор. Чего он от меня хотел? Я ничего уже не понимаю... Ну что за человек?! - Сора отошел от телефона, сделал два шага к рядом стоящему другу и тот, хоть и ровным счетом ничего не знал о сложившейся ситуации, молча обнял юношу, шепча что-то успокаивающее. Игараси тихо всхлипывал, словно маленький ребенок, прячась в чужих руках, будто от целого мира, а не от этого странного чувства, поселившегося в сердце и так мучительно рвущего его сейчас на части. Ему так хотелось, чтобы все это прекратилось и жизнь снова стала прежней, но одновременно вместе с этим, он не представлял, что делать, если никогда больше не увидит Токагэ.

Поставив блюдо с рыбой на стол, мужчина задумчиво взялся за вилку и съел маленький кусочек. Его слегка тревожило то, что Асари слишком долго разговаривает, да еще и в кабинет переместился. Конечно, омега понимал, что это работа мужа и бесспорно уважал его труд, но все же слегка расстраивался, когда теплые и уютные вечера, прерывались таким образом. Отложив столовый прибор, Ичиго тихо вздохнул, совсем погружаясь в свои мысли и окончательно забыл о времени, машинально колдуя над ужином - протирал стол, расставлял тарелки и как-то даже и не заметил возвращения супруга и немного вздрогнул, ощутив его прикосновения и мягко улыбнулся, мгновенно откликаясь на действия альфы, плавно двигаясь вместе с ним, в этом волшебном моменте полутанца, окутывающего нежностью и любовью.
Сора чуть склонил голову ближе к плечу мужа и слыша его ласковый голос, вопрошающий о столь важном и не стал раздумывать над ответом, потому что догадывался о чем думает Асари, ведь и сам, размышлял о том же. Поэтому, его ответ был легким и светлым.
- Конечно, Ари. Только нам с тобой придется немало потрудиться над тем, чтобы у нас появился именно сынишка-альфа. Но я уверен, что мы с тобой с этим справимся и у нас получится все так, как мы мечтаем. - омега чуть отстранился от мужчины и привстав на мыски, потянулся к нему, касаясь его губ в легком поцелуе.

Когда занимаешься какими-то делами, времени на тяжкие мысли не остается. Вот и Сора пытался отвлечься, занимаясь заполнением накладных и отчетов. Масахиро давно ушел, убедившись, что юноша пришел в себя, но просил обязательно звонить, если что-то случится и будет нужна помощь, хоть какая угодно. Цифры и наименования внезапно сбились в одну кучу и омега понял, что ему стоит передохнуть. Едва он встал из-за стола и вышел из подсобки, то застыл памятником самому себе, увидев Асари в магазине.
Что? Мне уже мерещится? Господи, не надо было пить столько кофе и так много плакать. Совсем разнюнился, как девчонка. Ичиго зажмурился, но когда снова открыл глаза, альфа не исчез, а упал перед ним на колени, немало напугав Игараси своим поклоном. Юноша не знал, куда ему деваться и только в полном смятении слушал каждое слово, слетающее с уст этого человека и едва уловил последнее, судорожно вздохнул.
- Важен? Важен тебе? - мальчишка опустился напротив Асари и с несколько секунд, не двигался абсолютно, а потом, крепко обнял парня, так, словно боялся, что тот сейчас растворится в воздухе или окажется каким-то сном.
- Правда, важен? Правда, Асари?

+1

41

Объятия омеги вырвали судорожный вздох из груди. Так близко. Господи, он не разругался, он не отвернулся, он обнимает.
- Правда. Правда, Сора.
Он чуть отодвинулся, чтобы посмотреть на омегу, а потом, неожиданно даже для самого себя, не раздумывая, поцеловал. Сердце колотилось сумасшедше. Словно испугавшись, что Сора отстранится, положил ладонь на шею, пальцы защекотали волосы. И чувствовал себя Асари не гордым альфой, не взрослым парнем, а мальчишкой, мальчишкой, который впервые узнал, что вот так - можно, и пусть этот поцелуй был невинный, почти глупый, но от любви. Это потом он осмелеет, это потом он захочет "экспериментировать", что нормально, а пока - теплые губы, и ничего более.
Светло. Как же светло на душе.

Рукой крепче прижал к себе за талию. Асари еще какое-то мгновение после поцелуя смотрел в глаза омеги - серьезно, задумчиво, а потом подхватил того на руки, унося уже с этой теплой, но слишком приличной и домашней кухни.
- Я уверен, что нам нужна репетиция. Много репетиций, - уверенно сказал альфа, ссаживая свою ношу на кровать и садясь сам на пол, меж разведенных ног Соры. Предвкушение будущего действа уже отдавалось пульсирующем удовольствием, ленивой, приятной медлительностью, которая в кое-то веки в жизни не про "необходимость, а про "желание". Которое было разбужено еще до телефона, а потом тщательно сдерживалось, чтобы сейчас получить волю и разогнуться, как пружина, ударяя сильнее по самообладанию.
Запах скошенной травы нисколько не отрезвлял, хотя, казалось бы, должен. Напротив - обволакивая с такого близкого расстояния. дурманил. Стянув с Соры кофту, пробовал на вкус кожу, будто пытаясь слизать, испить этот запах, но он лишь сильнее заволакивал сознание.
Что-то хрипло сказав, оставил краснеющий след над ключицей, прихватив зубами, опрокинул омегу, вжимая в покрывало и почти толкнувшись в пах. Сора лишал разума. Это уже въелось в подкорку, отпечаталось там, стало пресловутым инстинктом, пусть с ним и рождаются. Он и родился - словно только чтобы давать удовольствие этому конкретному омеге, этому сумасшедше-красивому, нежному и ласковому Сора Токагэ. Пусть он носит уже и фамилию в паспорте, и ребенка под сердцем, - все мало. кому-то невидимому нужно доказывать, что он - твой, и ничей больше. Оглаживать бедра, стаскивая домашние мягкие штаны с бельем, жаркими ладонями вести по телу, вторя влажным дорожкам от языка, отнимать дыхание в поцелуе, отнимать волю, разум. И когда в ответ на первое касание губ к члену получаешь стон, а колени сами раздвигаются шире, это - почти музыка, почти совершенство в отдельно взятом мгновении. Твой, твой омега, Асари. Он доверяет тебе и отдается. А ты и рад, бесстыдно лаская, позволяя рукам и языку творить все, что вздумается, лишь бы слышать этот голос, чувствовать пальцы, которые то ли пытаются заглушить очередной стон, то ли кажется, но то, что они в волосах, что сжимают, не контролируя силу, потому что слишком хорошо, - это да. Это все - да. Это даже больше.
И как-то даже банально говорить, что любишь, потому что и так все понятно. Потому что себя раздеваешь нервно, не заботясь о сохранности одежды, только приговаривая что-то вроде "сейчас, сейчас... подожди...". И примирительно целуешь, прикусывая припухшие губы, проникая языком меж ними, лаская чужой, прижимая к себе выгнувшегося, ждущего омегу. И вот это уже совсем не похоже на тот первый поцелуй.

+1

42

Он верил ему. Верил всем сердцем, без остатка. Доверяя все свое существо этому человеку. Он вкладывал душу в его руки.
Омега хотел сказать Асари... Сказать так много, но едва успел поймать его взгляд, как оказался вовлечен в нежный и легкий поцелуй, вскруживший голову, словно вихрь, накрывая волной ярчайших эмоций. Чувствовать, как соединяются губы. Чувствовать, как теплая ладонь касается кожи. Это было так упоительно. Сора никогда и ни с кем еще не целовался. Асари стал первым. Самым первым и юноша откуда-то знал, что и останется первым во всем, на всю жизнь. И эта мысль, танцующая на периферии сознания, уплывающего от нежной ласки, грела сердце, укутывала его, словно в теплое одеяло, заставляя ощущать себя умиротворенным и спокойным.

Ичиго не сводил взгляда с альфы, прижавшего к себе и не сдержал удивленного вздоха, как только мужчина подхватил его на руки.
Кажется, ужин снова отменяется, ну и черт с ним. Услышав про репетиции, Сора закусил губу, чувствуя, как внутри, будто пресловутые бабочки запорхали от этих слов и само тело, вдруг стало каким-то невесомым, парящим в пространстве. Но это была реальность. Горячая, пряная и одновременно, сладкая и нежная реальность. Это мешало здраво мыслить. Да какие вообще могут быть мысли, когда кожу на мгновение обжигает прохладой, едва исчезает верхняя одежда? Когда губы скользят по телу, оставляя следы, сменяясь легкими укусами? О чем можно думать? Ичиго и рассудок, сейчас были несовместимы. Вжимаемый в покрывало телом мужа, Сора чувствовал, как кровь, словно становится кипящей лавой, текущей по жилам, разгоняя дикое желание по всем точкам. Руки Асари, касающиеся бедер и стянувшие всю одежду, волновали его больше всего на свете. Язык, повторяющий движения ладоней, заставлял слегка метаться по кровати, но едва Ари коснулся возбужденной плоти, тихо застонал, практически сразу сдаваясь и давая больший доступ к телу, которое жило собственной жизнью. Пальцы запутались в чужих волосах, сжимая и потягивая пряди, иногда и ощутимо больно, когда сводящие с ума ласки, становились невыносимо яркими и острыми. Дыхание превращалось в сбитое и тяжелое, с каждым прикосновением языка или рук, с губ срывались стоны, становящиеся все громче и полнее. Казалось, вся комната пропиталась желанием и любовью, можно было черпать ложкой и вкушать, как самое сладкое яство. Хочется прижаться, прижаться теснее и крепче к обнаженному телу мужа и эта чертова одежда, что все еще на нем, слегка нервирует и омега с трудом прислушивается к словам Асари, следя за тем, как он неаккуратно раздевается и Ичиго совершенно нет дела до того, что будет с этими вещами, главное, эта близость. И этот поцелуй, в котором хочется раствориться, льня к такому родному и выученному наизусть телу. И вместо крови, по жилам лишь бесконечно звучащее: Ари, Ари, Ари...

+1

43

Он отстранился, глубоко вздохнул вместе с воздухом запах парня. Асари по-прежнему не понимал этой знакомой нотки, не мог разобрать, но уже привык к ней. Так и сидел, глядя в глаза Соре и вдыхая смешанный аромат - омеги и цветов.
"Он будет моим".
Кажется, с этой нехитрой мысли и завертелось.

Потом - ленивая, пьяная нега, отдых - или временное затишье, ведь когда еще выдастся настолько тихий (обманчиво, впрочем) вечер? Потом - голова Соры на подложенной под нее руке, теплый и разморенный сам омега, ласковый настолько, что вообразить себе сложно. Но это - потом.
А пока - инстинктивная жажда, помноженная на любовь. Страшный коктейль при неправильных пропорциях. Кажется, еще немного, и Ичиго уже сам попросит взять его, изморенным ожиданием чего-то большего, чем поцелуи и ласки. В нем подкупала эта искренность, это оставление лишнего стыда на полу, где-то среди кучи одежды. И даже подготавливать, пробуя на стойкость свою терпеливость, почти не приходится - влажный, сам подставляется, отзывчиво насаживаясь на пальцы. Но нет, аккуратнее, не то время. Господи, как хочется просто...
И когда это "просто" наступает, сложно самому сдержать стон удовольствия. Чувствовать, как горячие ноги почти скрещиваются тонкими ступнями за твоей спиной, и Сора прижимает к себе, а внутри него еще горячее, почти невозможно. Ежевика забивает сознание, становится горькой от зеленого чая. И - черт бы с ним - размашистые движения в ответ на каждый стон, на каждый шепоток, вбиваясь в податливое тело и теряя себя в чем-то едином.
Опасности сцепки (да и к чему она теперь) не было, поэтому Асари продлил это ощущение чего-то целого со своим истинным. Замер, ощущая, как сжался внутри Сора, как заполнил его, и рвано выдохнул, судорожно пытаясь выровнять дыхание. Бесполезно. Не лег, а сел, наблюдая за мужем. Разгоряченный, открытый, с испачканными бедрами он казался в любовном угаре самым красивым существом. Асари бездумно смахнул пару капель с живота Соры, попавшие туда, когда он кончил, приложил к языку, пробуя вкус омеги. Потом вдруг наклонился, оперся ладонями по обе стороны от головы мужчины и прикусил кожу на месте метки, будто могла она куда-то деться. На клыках осталась кровь, Асари примирительно провел языком по ранкам и только тогда уже лег рядом.
"Сколько любви мы можем подарить ребенку", - вдруг вспомнились старые слова Соры.
- Я люблю тебя, - страшно-серьезно, прежде чем прижать к себе и уткнуться носом в плечо, нежно целуя попавшую под губы кожу. - Завтра буду спать на ходу, но на эту ночь - ты весь мой, Сора.

Стоило извиниться. Но он не стал. Он же твердо все решил - со всем максимализмом, со всем "отныне и навеки веков".

- Сора... слушай. Это глупо, но ты можешь приехать?.. Я совсем замотался с этими экзаменами.
Поступление - та еще проблема. Обложившийся учебниками Асари, медленно чувствовал, как мозг плавится. Выбраться на прогулку с омегой не выходило, так что решился пригласить к себе и позвонить.
- Просто. Посидеть. Ащщ, прости, я занят по горло, но... - помялся. - Соскучился по тебе.
Токагэ слабо себе представлял, что Сора тут делать будет, но откровенно надоело валиться на пол и натыкаться взглядом на белый потолок, пока мысли куда-то улетали. К омеге, например, которого не видел уже с неделю кряду. А так хоть будет в поле зрения. Может, читать будет что. Или фильм смотреть. Или вон, с Ли поболтает, который как лиса ходил и высматривал, не приведет ли сын еще раз эту омегу, чтобы поговорить. О том, о сем. Из чистого любопытства.

+1

44

Мне хочется быть с тобой. Не сейчас, не завтра, не пару дней и не месяц. Я хочу быть с тобой всегда. Асари... Сора жмурится, чувствуя, как слезы облегчения касаются ресниц и оставляют прозрачные капли на щеках. Не оставляй меня, пожалуйста. И кажется, что руки еще крепче обнимают альфу, словно Игараси пытался удержать этот момент, продлить. Может быть тогда, он окончательно в него поверит? Что все не сон?

Желание достигает своего апогея, превращаясь в легкое безумие. Омега ощущает, насколько тяжелым и горячим становится, его собственное дыхание и как растет нетерпеливость, в геометрической прогрессии и награждает мужа протяжными стонами, едва чувствует внутри. Ему непреодолимо хочется слиться еще больше, до абсолютной невозможности и плевать на то, что это ирреально. Прижать к себе, скрещивая лодыжки за его спиной и искусать губы от переизбытка удовольствия, что по жилам течет вместо крови. Не прикрываясь, отзываться на каждое движение, отдаваясь всецело, будто бесконечно повторяя «я твой». Соре чудилось, что он должен либо раствориться, либо взмыть в воздух, потому что всего было слишком и настолько непередаваемо прекрасно, что даже на кончике языка, появился вкус сладости. Ногти впились в чужую кожу, как только долгожданное наслаждение разлилось по всем точкам, окутывая негой и расслабляя. Ичиго понял, что вот теперь, и пошевелиться лень. Он так скучал по этому всему, что в данный момент не мог с ними справиться, от слова совсем. Только лежал с закрытыми глазами, что тут же распахнулись в изумлении, стоило мужу обновить метку. От этого действа, даже дыхание на миг, будто пропало. Сора внимательно посмотрел на своего супруга, устроившегося рядом и ласково улыбнулся ему в ответ на услышанную речь.
- Знаешь, мне конечно будет совестно, что я тебя измучаю, но я только за, Ари. - омега тихо смеется, нежась в родных руках и чувствуя, как сердце, словно распирает от любви к этому человеку.

- Итак, и кто в итоге оказался преступником? - Игараси переворачивает страницу и уже готов захлопать в ладоши от того, что безошибочно угадал, как вдруг звонит телефон. Юноша моментально срывается со своего места и хватает трубку, улыбаясь до ушей, потому что слышит голос Асари.
- Не совсем понимаю. Если я приеду, а ты готовишься к экзаменам... А, соскучился. - кажется, улыбка стала еще шире.
- Хорошо, тогда буду через двадцать минут. - омега несется в свою комнату, похожий на мини-ураган и буквально влетая в свои вещи, выбегает в прихожую, пытаясь запрыгнуть в ботинки.
- Мааам, я в гости. Позвоню, если что. - и даже не дождавшись ответа, Ичиго выскочил за дверь. До дома семьи Токагж, он добрался куда раньше, чем рассчитывал и уже через десять минут, нажимал на кнопку домофона.

+1

45

- Сора, вам точно помощь не нужна?
Токагэ держал телефон плечом, пытаясь понять, что знаками ему пытается сказать подчиненный. Да помнит он про встречу! Чтобы Асари и забыл о чем-то важным - никогда такого не было. Аккуратная роспись узких букв, потом он на несколько минут остался в одиночестве, так и не кладя трубку. Хотелось поехать с Сорой за вещами.
Да и кроватку показать... В общем, беременность даже за половину не перевалила, а дела в голове альфы множились и множились. И нет, он твердо решил доверять Ичиго, но хотел решить сам все, что мог. Родить за мужа не мог. И слава богу, на это смелости Асари отчего-то не хватало.

Когда Сора сказал, что приедет через двадцать минут и положил трубку, Асари как ветром сдуло с кровати. Слишком быстро! Пригладить взлохмаченные волосы, с топотом спуститься вниз. Ли с кем-то разговаривал по телефону до того, сейчас стоял посреди гостиной, прижимая аппарат к губам, задумавшись.
- Па, ты дома будешь? - осторожно поинтересовался сын.
Тот перевел взгляд на отпрыска и кивнул.
- Тут такое дело... Сора придет сейчас. Он не будет мне мешать! - тут же заверил Токагэ-младший, поднимая ладони. - И не смотри так!
- Я приготовлю чай.
- Не надо никакого чая!
Разгоняющийся поезд по имени "любопытство Ли" остановить было уже невозможно. Перевязывая на ходу ленту в волосах, омега пошел на кухню, мурлыкая под нос незатейливую песенку. Асари нетерпеливо вздохнул, понимая, что ничего уже не сделает. Был бы дома Шисей... но того не дождешься до вечера.
Звонок раздался даже раньше обещанного. Вновь быстрое сбегание вниз (успеть раньше Ли перехватить Сору!), но не смог. Издевательски улыбнувшись сыну, омега открыл дверь.
- О, Сора. Заходи, добрый день. Я как раз согрел чайник.
Асари был похож на чайник не меньше. До сих пор отцы не сильно-то проявляли интереса к "прогулкам" с омегами, а тут словно почувствовали (или, скорее Шисей понял), что Ичиго - не просто очередная "свиданка".
- И я передохну. А потом пойдем... наверх, - запнулся Асари.
Остаться наедине с Сорой - это было как-то слишком воодушевляюще. И задачки мигом вылетели из головы.

+1


Вы здесь » Неополис » Незавершенные эпизоды » [FB] Ежевика и зеленый чай. Как все начиналось | май 2001 - 2015


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC