19.09.2017 » Форум переводится в режим осенне-зимней спячки, подробности в объявлениях. Регистрация доступна по приглашениям и предварительной договоренности. Партнёрство и реклама прекращены.

16.08.2017 » До 22-го августа мы принимаем ваши голоса за следующего участника Интервью. Бюллетень можно заполнить в этой теме.

01.08.2017 » Запущена система квестов и творческая игра "Интервью с...", подробности в объявлении администрации.

27.05.2017 » Матчасть проекта дополнена новыми подробностями, какими именно — смотреть здесь.

14.03.2017 » Ещё несколько интересных и часто задаваемых вопросов добавлены в FAQ.

08.03.2017 » Поздравляем всех с наступившей весной и предлагаем принять участие в опросе о перспективе проведения миниквестов и необходимости новой системы смены времени.

13.01.2017 » В Неополисе сегодня День чёрной кошки. Мяу!

29.12.2016 » А сегодня Неополис отмечает своё двухлетие!)

26.11.2016 » В описание города добавлена информация об общей площади и характере городских застроек, детализировано описание климата.

12.11.2016 » Правила, особенности и условия активного мастеринга доступны к ознакомлению.

20.10.2016 » Сказано — сделано: дополнительная информация о репродуктивной системе мужчин-омег добавлена в FAQ.

13.10.2016 » Опубликована информация об оплате труда и экономической ситуации, а также обновлена тема для мафии: добавлена предыстория и события последнего полугодия.

28.09.2016 » Вашему вниманию новая статья в матчасти: Арденский лес, и дополнение в FAQ, раздел "О социуме": обращения в культуре Неополиса. А также напоминание о проводящихся на форуме творческих играх.
Вверх страницы

Вниз страницы

Неополис

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Неополис » Незавершенные эпизоды » [17.09.16] Жасминовый чай с апельсиновым муссом


[17.09.16] Жасминовый чай с апельсиновым муссом

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА: Жасминовый чай с апельсиновым муссом
2. УЧАСТНИКИ ЭПИЗОДА: Patricia Ciesa, Daniel Weiss
3. ВРЕМЯ, МЕСТО, ПОГОДНЫЕ УСЛОВИЯ: Середина сентября 2016 год. Солнечно, на небе редкие облачка, еще по летнему тепло, но жара заметно спала.
4. КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ СОБЫТИЙ: Где еще можно уединиться и подумать в тишине, под негромкую ненавязчивую музыку, как ни в кафе? К тому же там можно заказать чай, который успокоит, ободрит и просто придаст сил. Как развеять грусть красивой девушки, как не теплой улыбкой и приятным разговром? Возможно, не каждая позволит лезть в свое личное пространство незнакомым парням в таком состоянии. Но в большинстве своем девушки остаются девушками. А уж если найти правильные слова... Так и началось знакомство Патриции и Даниэля.
5. РЕЙТИНГ: нет
6. ОПИСАНИЕ ЛОКАЦИИ:

Кафе "Кёрли"

Кафе "Кёрли"
Унтер-ден-Линден‎, 17
http://image.metglobal.com/hotelpictures/RSTBNR/BWT000000.jpg
Небольшое уютное кафе, спрятавшееся среди разнообразия магазинов и салонов. "Кёрли" не претендует на известность и вычурность дорогих ресторанов и элитных кафе. Здесь все просто и со вкуусом. Уют, созданный владельцем, оставляет в памяти приятные и теплые воспоминания. Приветливый персонал, разнобразие ароматных чаев и бесподобная немецкая выпечка. Не стоит расчитывать здесь хорошо и сытно пообедать, зато насладиться необыкновенно вкусным чаем и сладостями можно в любое время. В меню можно отыскать ароматный штрудель с яблоками и миндалем, неповторимый баварский сливовый пирог, нежнейшие муссы и крема с ягодами, пироги и кексы, а уж сколько печенья и крендельков вам предложат на выбор, глаза разбегутся. В общем, если вам захочется побаловать себя сладеньким в приятной спокойной обстановке, вам определенно следует навестить кафе "Кёрли"

.

Отредактировано Daniel Weiss (17 января, 2017г. 15:17:12)

+1

2

[AVA]http://img-fotki.yandex.ru/get/9317/122263170.19a/0_2883e2_fd6e843c_XXXL.png
[/AVA]

Идею выбраться в Берлин Патриция вынашивала долго. Вспомнить и найти в сети адрес и дорогу к тому самому колумбарию, где похоронен Альфонсо Савьерра, было делом нескольких минут. а вот собраться и доехать… Признать, что посетить могилу отца – это важная, но долго игнорируемая ею часть дочернего долга… На это потребовалось значительно больше времени. Она размышляла несколько месяцев, откладывая и раздумывая, пока, как обычно внезапно, не наступил сентябрь. Она любила этот месяц больше других, больше изнуряющей летней жары и зимней стужи и уж тем более слякоти и сырости ранней весны и поздней осени. Любила бы даже сильнее начала лета, если бы именно на сентябрь не выпадала дата дикого в своей беспощадности убийства отца. День, перевернувший её жизнь, который она изо всех сил пыталась забыть, игнорировать много лет.
Но именно в этом сентябре однажды сказанные Малкольмом слова о том, что в прошлом важно всё, без прошлого не было бы настоящего и будущего, в том числе и их с нею встречи, обрели ещё один смысл и помогли решиться окончательно. Вообще, почти за год сложившихся отношений Мэл многое расставил по местам и в её жизни, и в голове, хотя Патриции раньше казалось, что всё и так на месте и более чем в порядке. Но трепетное отношение альфы к семье и семейным ценностям, которое у Борджа было частью натуры, его внутренней сутью, не могло на неё не повлиять.
И вот сегодня она решилась. Посмотрела на календарь и поняла, что пора. День был не жарким, но уютно тёплым, солнечным – бархатный сезон, самое время для длительных прогулок. Даже если ты едешь в Берлинский квартал, квартал деловых и строгих правил.
Она отменила свой приезд в «Монэ» и надела чёрное. По традиции, хотя именно традиций всегда стремилась избегать. Облегающее, до колена черное платье и легкую чёрную шляпу с широкими полями. Смешно, право, последний раз чёрное она надевала на похороны отца шестнадцать лет назад – ей самой тогда было почти  шестнадцать. Своеобразный юбилей.
Малкольму говорить ничего не стала, только оставила сообщение, что уехала по делам, к вечеру будет – у него шёл какой-то важный, изматывающий процесс, незачем отвлекать по пустякам.
Что происходящее не пустяки, она поняла тогда, когда поставила темно-фиолетовые гладиолусы на пол под вычурной и позолоченной ячейкой в среднем ярусе многоярусной стены  колумбария с надписью «Альфонсо Савьерра. 1956-2000».
Под ложечкой ёкнуло, холодной улиткой что-то шевельнулось в животе. Цифра с тремя нулями оживила в памяти не только события того года, но и всех предыдущих. Их нелепых, странных отношений с отцом, постоянного противостояния с матерью и своего собственного непонятного  статуса между ними обоими. Постояв несколько минут молча, Патриция поняла, что сказать отцу ей нечего. Ни «прости, пап», ни «папа, спасибо» даже про себя она произнести была не в состоянии. Они при жизни никогда нормально не разговаривали, ничего не изменилось и после смерти. Столько лет прошло, а в ней, оказывается, до сих пор жив целый клубок из горечи, непонимания, претензий и обиды  на родителей. Наверное, именно поэтому она и не хотела все эти годы здесь появляться.
Да, до отношения Мэла к подобному ей ещё явно расти и расти.
Патриция вышла из колумбария и решила пройтись пешком. Новый водитель – крепкий, разговорчивый и улыбчивый Андрэа, бета из бывших спортсменов, рекомендованный Малкольмом – ждал в автокаре на парковке. Ничего, подождёт ещё, возвращаться в Римо-Париж в таком душевном раздрае ей совершенно не хотелось.
Она прошла улицу Отто фон Бисмарка почти до конца и повернула на Унтер-ден-Линден. Подчёркнуто строгие, официальные, давящие своей сутью улицы Берлина успокоению не способствовали. Патриция посматривала на витрины дорогих магазинов и вывески не менее дорогих ресторанов и понимала, что не хочет, просто не сможет сейчас находиться в обстановке, где каждый её жест будут оценивать на статус и платёжеспособность, а обслуга будет держать себя не хуже дворецких. Хотелось уюта и покоя, а не официоза. И тут, внезапно и очень кстати до нее дошёл запах свежей выпечки и кофе. Патриция огляделась в поисках возможного источника и наткнулась взглядом на вывеску. Кафе «Кёрли». На витрине свежая сдоба, выпечка в лучших старых земных немецких традициях, пампушки и плюшки, пирожные и тортики… Кажется, запах шёл именно оттуда, и Патриция поняла, что голодна. И, пожалуй, она не прочь перекусить именно в этом кафе. Она кивнула себе самой, развернулась и, пойдя, толкнула деревянную дверь.
Внутри тоже оказалось весьма и весьма уютно, пусть помещение и было небольшим. Негромко играл блюз. Яркий солнечный свет выгодно приглушался плотными шторами. Посетителей среди буднего рабочего дня было не очень много – завтрак прошёл, до бизнес-ланча еще пара часов.  То, что ей сейчас нужно. Патриция прошла, выбрала небольшой столик на двоих возле окна и опустилась в мягкое кресло, скинув перед этим на второе кресло легкое, молочно-бежевое пончо.

Отредактировано Patricia Ciesa (19 января, 2017г. 01:05:10)

+2

3

Чудесный сентябрьский день. Еще теплое, но уже не стремящееся испепелить солнце весело светило с небосклона. Настроение с утра было приподнятым, потому перед работой Дан еще около часа бродил по улочкам города и наслаждался погодой. В наушниках играла веселая музыка, заводная и светлая, от которой хотелось танцевать, смеяться как ребенку, тянуть к солнцу руки и улыбаться. Искренне и от души. Но Вайс мог позволить себе только улыбку.
Нужно ли говорить, что на работу он пришел в замечательном настроении и готов был дарить его всем и каждому. Право, негоже в такой чудесный день грустить и расстраиваться. Скоро позднеосенняя слякоть и дожди сотрут этот свет за окошком, а на смену ему придут холода. Тогда и погрустить можно, у теплого камина за чашечкой ароматного чая с имбирем и корицей. А пока солнце еще высоко, а деревья только готовятся стать золотыми, достают свои яркие наряды, отряхивают от пыли и приводят в порядок, пока солнечные зайчики еще пляшут по полу уютными теплыми комочками, нужно радоваться.
В кафе играла легкая ненавязчивая музыка. Владелец всегда подбирал сам композиции, и всегда оказывался удивительно близок к истине. Легкие звуки флейты под аккомпанемент фортепиано и скрипки замечательно подходил солнечному деньку за окном, но при этом ничуть не  мешал посетителям. Первый час-пик, если вообще можно использовать это слово применительно к данному кафе, прошел, второй намечался с обеда. Вообще особой популярностью о местных «Кёрли» не отличался. Зато сюда заглядывали любопытные туристы, привлеченные запахом выпечки, ну и, конечно же, были постоянные клиенты. Побывав однажды здесь, многие остаются верны небольшому кафе и дальше. Особенно ценители хорошей выпечки по старым традициям.
Дан протирал один из столиков, когда дверной колокольчик тихо звякнул, повещая о новом посетителе. Поправляя на столике меню с сезонными предложениями, парень проследил взглядом за вошедшей в кафе дамой. Та направилась к окну, чтож такое желание вполне понятно, солнечный свет не чета искусственному, в нем хочется греться, впитывать каждой клеточкой кожи, пока еще есть такая возможность. Оставив столик в покое, Вайс подхватил планшет с меню, выполненный в старинном стиле в виде раскрывающейся книги, и направился к посетительнице.
Черный. У Даниэля этот цвет ассоциировался с утратой. Возможно, девушка находилась в трауре. А может это была очередная мода высшего света. Сам Дан за этим не следил, хотя и одевался всегда со вкусом. У него был свой, уже сформировавшийся и отточенный в деталях стиль, потому гоняться за новинками моды он не имел ни желания, ни времени. Дама выглядела далеко не бедной. С другой стороны, в берлинском квартале каждый имеет хоть какое-то состояние. Даниэль и сам владел значительным счетом, по меркам того же Лондона. Но в Берлине все равно считался человеком весьма скромного достатка. Хотя дело тут было даже не в ценовой политике кварталов. Просто Вайс не был транжирой, не любил сомнительные развлечения во всякого рода барах и клубах, а предпочитал вести тихую и спокойную жизнь. И это ему почти удавалось. Единственной вызывающей деталью его биографии была вторая работа. Но о ней парень предпочитал не думать за пределами клуба.
- Добрый день. Желаете сделать заказ сейчас, или мне подойти позже? – стандартная себе фраза, но ведь и ситуация вполне стандартная.
Дан понимал, что для посетителя, впервые попавшего в кафе, сложно выбрать что-то сразу, хотя бывали случаи, когда люби тут же интересовались кофе или просили рекомендаций, так что даже в такой, на первый взгляд нелепой фразе, тоже был определенный смысл.  Потому парень привычно остался стоять рядом, подчеркнуто вежливо и молча ожидая решения дамы. Только улыбка выходила более светлой и приветливой, чем могла бы быть в обычной ситуации. Настроение лучилось их него, не желая оставаться скрытым от остального мира.

+2

4

[AVA]http://img-fotki.yandex.ru/get/9317/122263170.19a/0_2883e2_fd6e843c_XXXL.png
[/AVA]

Сев, Патриция тут же отвернулась к окну, зная, что официант вскоре принесет и оставит на столике меню – она потом подумает, что выбрать. Сейчас вид из окна почему-то снова вернул её мысли в колумбарий. Даже солнце, в обычное время радовавшее, сейчас освещало улицу недостаточно ярко для того, чтобы отвлечь Патрицию от задумчивой легкой подавленности. Она старалась не думать ни о чём и обдумать слишком многое – и явно с процессом не справлялась. Ей не понравилась своя реакция на посещение могилы отца.  Не нравился осадок, поднявшийся из глубины души, и заполнивший её мутными и противоречивыми чувствами. Не  устраивало разочарование в самой себе – надо же, она думала, что стала сильнее за эти годы, а вот поди ж ты, расстроена, словно маленькая девочка, получившая не тот подарок на Рождество. Не нравились ожившие воспоминания и собственное нежелание ничего анализировать: совершенно не хотелось ничего переживать по второму кругу. Ни по какому кругу не хотелось влезать в шкуру себя тогдашней и думать, что и как могло быть по-другому. И принять всё как есть, то, что уже давным-давно произошло, прошло и быльем поросло, Патриция тоже  не могла… Наверное, всё же зря она поехала одна, без Малкольма. Он сейчас заговорил бы её, отвлёк своими любимыми французскими словечками, которые в начале их знакомства так раздражали, пока она не поняла, что это просто любимая привычка. Смеялся бы и подтрунивал над ней, пока  она дулась и злилась бы на его якобы непонимание ситуации,  и в конце концов, увез бы куда-нибудь,  отвлек настолько, что она смогла бы посмотреть на произошедшее спокойно и со стороны… Да, Малкольма явно не хватало сейчас.
«Всё-таки, ненавижу Берлин, – с истинно женской логикой констатировала для себя Патриция, пробежав ещё раз глазами по зданиям на противоположной стороне улицы. – Аби что ли позвонить? Вдруг найдёт для меня минутку».
Она отвернулась от окна, чтобы достать коммуникатор и тут заметила на своём столике небольшую, стилизованную под старину книжицу-меню – приятная темная рифленая поверхность под кожу – и… даже не увидела, а почувствовала рядом присутствие. Мята и апельсин. Слишком заметный запах даже на фоне вкуснейших запахов выпечки.
Патриция подняла глаза. Из-за широких полей шляпы, которую она пока не сняла, пришлось поднять голову выше, чтобы увидеть того, кто стоит рядом. Хотя, скользнув взглядом по униформе и белому переднику, и так поняла – официант. Она чуть прищурилась, глядя на парня: яркие волосы, карие глаза… Тот улыбался. Вежливо, ничего неприличного, но радость и приподнятое настроение лучились и в глазах, и в улыбке. Патриция чуть втянула носом воздух -  да, это его запах,  парень явно омега. Молодой, жизнерадостный омега. Ну надо же. 
Он что-то спросил, вряд ли остался бы стоять рядом просто так, но Патриция была слишком занята своими мыслями, чтобы услышать. Скорее всего, предложил помощь? Патриция чуть нахмурилась и выцепила из слуховой переферийной памяти «…мне подойти позже?..» и отрицательно качнула головой.  Паузу, позволив себе уж слишком откровенно рассматривать парня, она неприлично затянула, но извиняться было поздно. К тому же, нечасто ей встречались официанты, которые не стремились слиться с обстановкой, оставаясь максимально нейтральными, серыми и безликими, а просто лучились энергией, энтузиазмом, веселостью и готовностью всем этим поделиться – как вот этот рядом стоящий омега. Потому она нашла в себе силы слегка ему улыбнуться в ответ –  глазами, на настоящую улыбку сейчас не было сил, и вступить, пусть и ничего не значащий, в рамках «клиент-официант», вежливый разговор.
- Я сегодня немного… рассеяна. К тому же, впервые у вас в кафе. Может быть, вы мне что-нибудь порекомендуете?

Отредактировано Patricia Ciesa (19 января, 2017г. 01:12:03)

+2

5

Грусть. Даниэль смотрел на девушку и видел в ее глазах грусть. Или нет? Это было что-то, что определить совсем не просто. Не только или даже не столько грусть, было что-то еще. И весь этот коктейль совсем не вязался с солнечным и светлым днем. И совершенно не подходил такой милой девушке. Дан понимал, что сидящая перед ним омега была старше него, но девушка всегда остается девушкой, и многим весьма льстит, когда их считают хотя бы из вежливости моложе, чем они на самом деле. Эта конкретная дама не походила на дряхлую старушку, а была довольно миловидной и симпатичной. А тонкий аромат жасмина придавал ей особенную свежесть и нежность.
«Кто же тебя так расстроил, детка? Тебе совсем не идет такое выражение. Уверен, легкая улыбка, теплая и мягкая, возможно слегка игривая, тебе подошла бы гораздо больше. Но как получить этот ценный приз, когда ты так печальна? Совсем негоже в такой день и такой девушке быть грустной…»
Идея пришла сама собой. Хотя Вайс бы не удивился, если бы узнал, что его натолкнул на эту мысль запах девушки. Тепло улыбнувшись ей, он чуть склонил голову, уже обдумывая слова и действия. Да, это должно было помочь. Если не вызвать улыбку, то хотя бы успокоить и приободрить саму девушку.
- Если позволите, я возьму на себя смелость предложить вам один из лучших чаев нашего заведения. Мне кажется, сейчас он будет весьма кстати.
С легким поклоном, Дан отошел от столика, оставляя меню перед клиенткой, вдруг она выберет что-то еще по вкусу. Зайдя за стойку бара, парень качнул головой, давая понять, что сам приготовит чай для девушки. Даниэль любил запах трав, и неплохо разбирался в чае, хотя и предпочитал кофе. За время работы в кафе он успел познакомиться не только с разными видами чая, но и научиться различать их по виду и запаху, правильно заваривать и, что главное, подбирать определенный чай под настроение клиента. Что оказалось весьма полезным качеством при его работе.
В прозрачный круглый заварник отправился для начала кипяток. Чтобы чай имел насыщенный и полный аромат, следовало уметь правильно его приготовить и подать. Потому прогрев заварник кипятком и паром, Вайс насыпал в него нужное количеств зеленого чая с лепестками жасмина и аккуратно залил горячей водой нужной температуры. Дав настояться несколько минут, он ловко поставил прозрачную посудину на поднос, туда же отправил блюдце с чашкой, сахарницу и чайную ложечку. Конечно, по его личному мнению, сахар только убивает весь вкус зеленого чая, но клиенты бывают разные, потому правилами этикета и самого заведения положено подавать чай и кофе с сахарницей. А клиент сам уже решит, нужен он или нет.
Снова оказавшись у столика с печальной клиенткой, Даниэль аккуратно расставил все принесенное и улыбнулся. Он потрудился объяснить свой выбор, ненавязчиво и спокойно рассказывая о чае.
- Жасмин удивительный цветок. Он не только радует глаз, но и придает чаю восхитительный запах. А экстракт, содержащийся в его лепестках, умиротворяет и успокаивает. В сочетании с зеленым чаем, который тонизирует и придает энергии, они дают поистине необыкновенный эффект. Надеюсь, что это позволит вашим думам найти правильное решение, и вы сможете улыбнуться, не заставляя себя и не потому, что так кем-то когда-то положено по глупому закону вежливости. – Улыбка на этот раз вышла мягкой и понимающей, с ноткой ободрения.  – Мое имя Даниэль.  Если вам понадобится что-то еще, я всегда рядом.
Снова легкий поклон, дань все той же глупой вежливости. А вот улыбка естественная и открытая. Он не считает правильным скрывать ее, желая делиться хорошим настроением и теплом, радостью и светом с окружающими. Только глупцы считают, что обслуживающий персонал вроде официантов служит лишь для выполнения определенного вида работ. Сам Дан уже давно заметил, что хорошее настроение и желание им делиться с другими сильно влияет на людей, приходящих в кафе. Потому не стеснялся не только хорошо выполнять свою работу, но и отдавать часть того позитива, которым хочется заразить весь мир. «Возможно, - иногда думал Вайс, - так я смогу хоть немного сделать мир добрее». Конечно, это было довольно глупой и дерзкой мыслью. Но почему бы и нет?

+2

6

[AVA]http://img-fotki.yandex.ru/get/9317/122263170.19a/0_2883e2_fd6e843c_XXXL.png
[/AVA]

Она ожидала, что парень просто поможет ей сориентироваться в меню, но он пошёл дальше – учтиво перехватил инициативу и взял выбор на себя. Патриция сначала удивилась, но потом согласно кивнула – действительно, почему бы и нет? Пусть предложит то, что ему кажется подходящим. Вдруг ей понравится?
Патриция слегка откинулась в мягком кресле, проводила молодого человека взглядом за стойку с чаями и некоторое время наблюдала за его плавными движениями. Он словно выполнял какой-то ритуал или танец – и делал это не только профессионально, но и с видимым удовольствием. Интересный парень. Очарование этого кафе явно не только в уютном интерьере, сладостях и выпечке.
Она чуть улыбнулась этой мысли и открыла меню. Полистала тонкие пластиковые разноцветные страницы и поняла, что хотелось всего и сразу, от эклера до ватрушек и чизкейка, но одной выбирать как-то… скучно. Может, стоит попробовать и этот выбор переложить на общительного официанта? Ей показалось, он совсем не против.
Пока чай заваривался, Патриция отправила пару сообщений – Абисс и Андрэа. Если подруга свободна, то позвонит сама, а водитель должен знать, что она на Унтер-ден-Линден и он потребуется ей примерно через час.
Она окинула взглядом кафе – посетителей не прибавилось. Пара пожилых и солидных берлинцев беседовали неспешно за кофе в нескольких столиках от нее, молодая парочка в самом затемненном углу была увлечена не столько пирожными и напитками, сколько друг другом. Ещё пара столиков была занята одинокими мужчинами, по виду студентами или школьниками. Патриция не хотела больше смотреть на улицу, а потому откинулась в кресле и закрыла глаза, слушая музыку. Да, вот так значительно лучше.
Тихо стукнул о столешницу аккуратно поставленный поднос, и Патриция заинтересованно открыла глаза и выпрямилась. Зелёный с жасмином? Ну что ж, не оригинально, зато от души. Особенно если судить по тому, что парень принялся рассказывать дальше, поясняя свой выбор. Она выслушала внимательно все его пояснения, а потом и пожелания о принятии правильного решения, настоящей улыбке и глупой вежливости. Он снова удивил её. Значит, ему заметно, что с ней что-то не в порядке? Интересно, он ко всем такое внимание проявляет? Если бы он был хотя бы бетой, она решила бы, что парень пытается за ней ухаживать. Но он был омегой. Пусть мужчиной – невысоким, ладным и стройным, – но  омегой. А потому, вариант с ухаживанием отменялся. Это хорошо. Значит, просто можно будет поговорить, а это кстати.
- Благодарю за чай, Даниэль. Зелёный с жасмином – один из моих любимых, вы угадали. – Она не смогла не кивнуть и слегка улыбнуться в ответ на его искреннюю улыбку. Пусть немного устало, но улыбнуться.  – И за пожелания тоже спасибо. Прошлое невозможно изменить, но можно поменять своё отношение к нему, верно? Так говорят… Но это не всегда просто. Впрочем… - Патриция сцепила пальцы в замок. –  Думаю, у меня получится. - Рассказывать о себе незнакомому, пусть очень симпатичному и располагающему к себе официанту в её планы не входило. -  Что до глупой вежливости….  Знаете, Даниэль, мне кажется, что иногда только умение быть вежливым и отличает нас от зверей. И альфам и омегам это известно больше чем другим,  не понаслышке. Вам так не кажется? – Она заглянула парню в глаза. Он слушал. Чем опять её удивил. – Но не могу не признать, что вежливость бывает и чрезмерной, за ней можно спрятать и равнодушие, и безразличие, и нелюбовь к людям… Это долгая тема. Я с удовольствием бы продолжила её с вами, пригласив посидеть со мной, но, думаю, ваши правила это запрещают. А потому –  да, помогите мне ещё раз и выберите десерт к этому чаю. На свое усмотрение, пожалуйста.
И Патриция снова чуть улыбнулась. Она действительно хотела бы посидеть и поговорить, чтобы понять, найти источник той радости, которой в парне было так много, что он мог делиться ею с окружающими. Интересно. Очень. Она такой никогда не была.

+2

7

Каждый верит в то, что пожелает, что предпочтет всему остальному, даже правде. Особенно правде. Человечество слишком малодушно и трусливо, чтобы открыто смотреть правде в глаза. Лишь немногие могут себе позволить это. Даниэль чуть улыбнулся этой мысли, но тут же отмел в сторону. Что ему до всего человечества. Ему хватало, что сам он предпочитал горькую правду сладкой лжи. Лучше занять себя тем, чтобы искать выход из ситуации, чем до конца жизни тешиться глупыми надеждами и бесплотными мечтами.
Девушка ему понравилась. И здесь не было никакого сексуального подтекста. Просто в ней было что-то… что заставляло обратить на нее внимание. Возможно та самая грусть в глазах, или натянутая улыбка. Усталость в движениях. А может все это ему только кажется. Дан чуть качнул головой и осмотрел зал. Новых посетителей не прибавилось, а те, что были, оставались заняты друг другом или своими мыслями, чтобы предлагать им помощь. Короткого взгляда в сторону бара хватило, чтобы решиться принять предложение леди. Вайс мягко опустился в кресло напротив.
- Пока посетителей не так много, я мог бы составить вам компанию. Но прошу меня извинить, если придется отлучиться. – Парень предпочел сразу предупредить, что не смотря ни на что, сам все же находится на работе, потому не может всецело уделить внимание только ей одной. – А вежливость… Иногда мне кажется, что в животных сострадания куда больше чем в некоторых вежливых людях. И это печалит. – Он тихо выдохнул, но снова улыбнулся. – Но давайте не будем о грустном. Сегодня такой чудесный день. Осень пролетит быстро, не стоит упускать последние теплые деньки перед зимними холодами.
Даниэль взял меню, раскрывая его и положив на стол так, чтобы посетительница могла видеть картинки и информацию по предложенной выпечке. Он задумчиво пролистал несколько страниц. Работая тут не первый год, Вайс знал меню полностью. Но это не мешало ему снова пробежать взглядом по красивым качественным картинкам. На каждой из них красовались вкусности, которые можно было приобрести в этом заведении, и выглядели так натурально, что, казалось, добавь к ним запах, и можно было есть прямо так. Дан скользнул пальцами по одной из них, будто в очередной раз желая удостовериться, что те действительно только нарисованы.
- Если вы желаете что-то к чаю, то я бы советовал штрудель или браумкухен. Первый нежным фруктовым вкусом подчеркнет вкус чая, второй придаст сладости и возможно немножко поднимет вам настроение. С марципаном и шоколадной крошкой он просто великолепен. – Задержавшись взглядом на одной из картинок, Дан мягко улыбнулся. – Ну а если вы хотите что-то отдельно от чая, то я бы предложил попробовать наши муссы. Ягодные и фруктовые, они нежные и легкие, тают во рту, как нежные облачка. Вам точно понравятся.
Он развернул к девушке меню и указал на страничку с десертами, о которых говорил. Муссы ему действительно нравились. Особенно апельсиновый. Хотя и клубничный тоже ему нравился. В общем, Даниэль решил поделиться с этой грустной девушкой любимым десертом, в надежде, что это ее как-то ободрит и поднимет настроение. Хотя не стал бы настаивать только на нем, если леди желает что-то другое. Благо у них было достаточное количество сладостей и выпечки, десертов и мороженого с фруктами и вафельными трубочками. Кафе хоть и было маленьким, по сравнению с остальными заведениями на этой улице, но могло похвастаться разнообразием выбора и чудесной кухней.

Отредактировано Daniel Weiss (23 января, 2017г. 17:14:20)

+2

8

[AVA]http://img-fotki.yandex.ru/get/9317/122263170.19a/0_2883e2_fd6e843c_XXXL.png
[/AVA]

Это было приятной неожиданностью, что Даниэль, оглядев зал, присел к ней  за столик. Взаимная приязнь, возникшая как-то сразу,  согрела и решительно отодвинула на задний план невесёлые мысли. Да-да, конечно она понимает, что он на работе, кивнула она и принялась, слушая дальше, неторопливо и аккуратно рассматривать его.  Светло-карие глаза и яркие волосы, мягкие и аккуратные черты лица, ухожен, аккуратен, за собой следит, хотя довольно молод – ему ведь едва за двадцать, скорее всего. Парень был похож на студента из обеспеченной семьи. Но тогда что он делает в этом кафе?
-Иногда мне кажется, что в животных сострадания куда больше чем в некоторых вежливых людях.
Когда Даниэль произнёс эту фразу, она слегка прищурилась – а он ведь не понаслышке знает, о чём говорит. Личный опыт? Неудачные отношения? Семья? И дело ведь совсем не в работе, хотя она прекрасно понимала, что сталкиваться официанту приходится с очень разными людьми. О вежливости, прячущей за собой надменность и эгоизм, она тоже много чего знала, сталкивалась не единожды – профессия и сцена обязывали. И это действительно была не та тема, которую стоило затрагивать и хотелось обсуждать.
- Не будем говорить об излишней вежливости, за ней, как правило, мы прячем свои слабости, равнодушие и нежелание общаться с людьми, - согласилась она и чуть улыбнулась на слова о чудесном дне. Нет, право, он ей нравится, этот омега, и его оптимизм нравится тоже.
- Давно вы работаете здесь, Даниэль? – поинтересовалась она прежде, чем он развернул к ней меню и принялся рассказывать о десертах. Она следила за пальцами, скользящими по красивым объемным картинкам, не забывая послеживать за выражением его лица – он явно любил и эти свои десерты, и вот это кафе, и профессию. Человек на своем месте не может не радовать, а радость заразительна. – Тогда мне брау...кх..Тот, что вы назвали вторым, не могу повторить, – тихо засмеялась она, – вы так аппетитно рассказываете, что очень хочется попробовать. А ещё… Вы любите муссы? Тогда, пожалуй, апельсиновый. И, если вы не против, расскажите мне потом, как начали здесь работать.
Пусть Даниэль успеет подумать, прежде чем решить отвечать или нет. Наверное, это действительно правильно: поговорить с тем, кто не прочь – что-то рассказать, услышать интересное в ответ. Незнакомому человеку гораздо проще раскрыться. Так говорят. Вот она и попробует. И всё же, он очень красиво двигается – проводила Патриция взглядом вновь отошедшего официанта – пластика, которая даётся далеко не всем омегам . Танцы? Надо будет обязательно спросить.

Отредактировано Patricia Ciesa (26 января, 2017г. 18:32:26)

+2

9

Даниэль не стал развивать тему о том, за чем он сам прячет свои страхи и слабости. Просто высказал мнение, что предпочитает все же искреннюю вежливость, а не маску. То ли врожденные качества, то ли специфика работы, позволяли ему достаточно легко определить, когда человек искренен, а когда за вежливостью и улыбкой пытается что-то скрыть. И не сказать, чтобы его это радовало, хотя часто выручало. Многие его знакомые больше в шутку, конечно, называли его слишком проницательным для омеги. Дан только пожимал плечами и улыбался. А что тут еще сказать?
Выслушав  пожелание девушки, он коротко кивнул и поднялся. Хороший выбор, немецкая выпечка в принципе была весьма необычной. Конечно, каждая страна может похвастаться чем-то особенным, присущим только ей. Но Даниэлю нравилась именно немецкая. Такое разнообразие, нежные вкусы, сочетания сладкого крема и кисловатых ягод, или воздушного теста и шоколадной глазури… Иногда он смеялся над собой будто это его корни говорили в нем, заставляли испытывать некую особенную гордость за родину. Хотя, Вайс никогда не считал себя истинным патриотом.
- Симпатичная. – Невысокий, для альфы конечно, бармен, протирающий бокал чистым полотенцем, смотрел на Патрицию заинтересованно. – Но она же омега. – Он перевел взгляд на Дана, ставившего на поднос креманку с муссом рядом с уже стоящим тортиком. – Посетителей не много, но резон тебе вертеться возле нее?
Даниэль пожал плечами и посмотрел на девушку.
- Не знаю… – Вайс чуть улыбнулся и бросил веселый взгляд на бармена. – Дама грустит, а улыбка ей идет куда больше. Не хочу, чтобы в нашем кафе кто-то грустил. – Подмигнув задорно другу, Дан подхватил поднос с заказом и отправился к столику Патриции. Бармен только покачал головой и вернулся к своей работе.
Поставив на стол перед девушкой заказанные десерты, Даниэль убрал поднос и снова сел напротив. Теперь он мог ответить на ее вопросы не прерываясь. Да и время обдумать слова было, пока он ходил к бару. Омега осмотрел кафе, улыбнулся своим мыслям и снова вернулся к посетительнице взглядом.
- Вот уже третий год я могу дарить улыбку посетителям «Кёрли». Владелец кафе чудесный человек, и я рад работать на него. Знаете, он из тех людей, кто вдохновляет одним своим видом. – Чуть наклонившись к ней через стол поделился Дан секретом. – Не так давно я совершил весьма глупый поступок, сбежал из дома. – Вспоминая об этом, парень даже слегка смутился, хотя раскаяния не испытывал. Это решение было осознанным и спланированным. – Вернулся на родину своих предков, выбирая свой пусть сам. Несколько не свойственно таким как мы, да? – Он чуть улыбнулся своим словам, уже не раз думая над этим поступком и тем, что парня толкнуло на это. – Как вы понимаете, без поддержки родителей и работы, весьма сложно выжить в этом мире. Сюда я попал не сразу, но с первого взгляда влюбился в атмосферу, царившую здесь. Поверьте, нигде, кроме «Кёрли» вы не почувствуете подобного. Это особенная неповторимая черта нашего заведения. И мои слова отнюдь не реклама, они скорее воплощение любви к этому месту.
Даниэль замолчал, будто заново окунаясь в прошлое. Не самое лучшее, но другого у него не было. Радовало только одно, он сам сделал выбор, и теперь мог с уверенностью сказать, что не жалеет об этом. И не пожалеет никогда в будущем.

+1

10

[AVA]http://img-fotki.yandex.ru/get/9317/122263170.19a/0_2883e2_fd6e843c_XXXL.png
[/AVA]

На слова об искренней вежливости она кивнула – кто же спорит с непреложной истиной?  Уже давно ясно, что вежливость – скорее обязанность, нежели добрая воля, а многие атрибуты вежливости – откровенная, заезженная ложь.  Говорить об этом можно долго, но стоит ли? И, проводив омегу глазами, подумала о том, что искренность, пожалуй, одна из самых больших ценностей в этом мире. Которую позволить себе могут далеко не все и не всегда, уж она-то знает…
А всё же, что за история стоит у него за плечами? Очень и очень непростая история, если принять во внимание не по годам серьезные суждения и любовь к жизни,  которые у парня через край выливались. Ничего, она подождет и будет внимательной собеседницей, если он решится рассказать.
Воспоминанием юности, теперь смешным и нелепым, всплыли регулярные нудные лекции матери о вежливости, её цитаты из Сервантеса и прочих писателей древности – о, сейчас она точно нашлась бы, что возразить! – и Патриция усмехнулась и тряхнула головой, отгоняя непрошеные мысли. И наткнулась на заинтересованный взгляд бармена, о чем-то тихо переговаривающегося с Даниэлем. О ней, вероятно. Смотрит оценивающе, альфа, даже с такого расстояния понятно. Патриция с секунду не отводила глаз, а потом равнодушно-спокойно перевела взгляд на Даниэля и снова залюбовалась его плавной грацией. Если этот альфа захочет приблизиться, то метка Малкольма, оставленная не так давно и спрятанная под газовым легким шарфом, всё объяснит. Мало кто может тягаться по силе с Борджа, но об этом и знать не обязательно – запах все расскажет.
Пока омега не вернулся – сняла шляпу и перчатки, так будет гораздо удобнее разговаривать.  А когда Даниэль принес заказ и сел, прежде чем он заговорил, Патриция поставила перед ним свой апельсиновый мусс и улыбнулась:
- Это вам, угощайтесь, Даниэль.
Три года? Он так долго работает здесь? Значит и правда очень любит это кафе. Патриция дослушала до конца, приподняла бровь на «сбежал из дома» и смешливо прищурилась на «таким как мы».
- Многие слишком недооценивают омег, - весело отреагировала Патриция. Стало немного смешно, словно они заговорщики и плетут интриги против всего мира.  – А мы способны на многое, и вообще – коварны.  – Негромко засмеялась и ободряюще кивнула. – Из дома? Я тоже сбегала из дома в пятнадцать, но, конечно, из этого ничего не вышло, меня вернули домой. Ваш бунт закончился удачно? – Патриция заинтересованно склонила голову. – О том, как тяжело живется омегам без поддержки, я знаю, мы с матерью остались одни, когда мне было шестнадцать. Непростое было время. Что же вас  сподвигло на побег, если не секрет?
Надо же, а у них похожие судьбы. Разве что с той разницей, что он мужчина. Но им, как она помнила из обучения в школе и усвоила из расхожего общественного мнения, в разы тяжелее. Только ленивый не захочет подмять омегу под себя, тут нужно отращивать зубы и коготки, но и они порой не спасают. Нужна защита, но и характер нужен. И он у Даниэля просматривался.

Отредактировано Patricia Ciesa (6 февраля, 2017г. 14:10:31)

+1

11

Парень несколько удивился, когда мусс, заказанный клиенткой, оказался перед ним. Немного нахмурившись, он покрутил в пальцах тонкую ножку креманки, потом улыбнулся. Необычная девушка. Была бы альфой, ну или хотя бы бетой, можно было бы решить, что она пытается ухаживать за ним. Но это казалось откровенной глупостью, в своей жизни он не знал ни одной пары омег. Интересно, а они вообще существуют, или природа настолько выше такого странного и необъяснимого чувства, как любовь?
Он взял ложечку и аккуратно зачерпнул с края сладкую массу. Бросил несколько озадаченный взгляд на собеседницу. Убегала? Ей-то зачем? Выглядит она весьма не бедно, и вообще если бы не особенности организма, ее, пожалуй, можно было бы на первый взгляд даже за бету принять. Дан чуть качнул головой, отгоняя ненужные мысли, отправил ложечку в рот и довольно зажмурился. Муссы тут были поистине великолепны. Потом перевел взгляд на девушку. Да, омеги не все такие, какими их привыкли видеть более сильные оппоненты. И он тому пример.
- Как видите, я все еще туда так и не вернулся. Моя семья продолжают жить в Лондоне и, как мне кажется, давно забыли, что у них есть еще один сын и брат. Неподчинение отцу… Довольно серьезный проступок, особенно для омеги. – парень тихо вздохнул, вспоминая суровость отцовской школы. Но не позволил себе углубляться в неприятные воспоминания и хандрить из-за прошлого. – Так что, пожалуй, этот этап моей жизни завершился полной победой. О чем я, конечно же, нисколько не жалею.
Дан оглянулся на дверь, его внимание привлек звон колокольчика. Но напарница только кивнула ему и устремилась к двери. Омега улыбнулся. Ему действительно нравилось здесь. Люди приветливые, команда у них отличная, всегда готовы друг другу помочь и поддержать. А владелец так вообще самый замечательный человек, который только входил в жизнь Даниэля. И относился к нему, не в пример остальным альфам и особенно отцу, как к родному сыну. Любимому сыну. В какой-то мере, Вайс чувствовал себя в этом небольшом кафе под защитой. Он улыбнулся своим мыслям, обводя взглядом помещение, задерживаясь на работниках. Хорошо здесь.
- Ну… скажем так, мне не понравилось, что моей судьбой распорядились, не потрудившись спросить моего мнения. Обычное поведение альфы, если он глава дома и привык, что все перед ним ходят на цыпочках и не смеют поднять глаз от пола. – он тихо хмыкнул и снова вернулся взглядом на девушку. – Единственное, чего он не учел, я хоть и омега, но все же его сын. И вот, как только исполнилось 18, получил паспорт и сбежал. Думаю, для него же лучше не иметь сына вообще, чем иметь такого вздорного и слишком независимого омегу. – Тихо рассмеялся, снова зачерпывая мусс ложечкой. – Да и у меня есть старший брат и сестра, так что мое исчезновение не принесет ему проблем. Скорее даже наоборот.
В кафе зашла еще парочка, потому Даниэлю пришлось подняться. Вежливо извинившись, он отошел, принимая заказ у новоприбывших клиентов. Чай и пирожные для девушки и кофе для парня. Все довольно стандартно. Поставив на столик заказанные блюда и напитки, Дан пожелал приятного аппетита, хотя парочка была уже занята друг другом и не обратила на него внимание. Вайс задумчиво окинул их взглядом. Интересно, каково это, быть влюбленным? Когда тебя к человеку тянет не только потому, что такова природа, а есть еще некоторые неведомые до конца причины… Вздохнув, он вернулся к своей собеседнице, извиняясь за такой внезапный перерыв в их разговоре.

+1

12

[AVA]http://img-fotki.yandex.ru/get/9317/122263170.19a/0_2883e2_fd6e843c_XXXL.png
[/AVA]

Патриция проследила взглядом за тем, как Даниэль принялся за угощение. Судя по тому, что не поблагодарил  – растерялся. Озадачен? Ну да, не каждый день случается, что не он угощает в своем кафе, а наоборот. Она улыбнулась. Надо же, совсем не привык к вниманию… Какой милый. Интересно, о чем сейчас думает?

Даниэль, хмуря брови, явно задумался о чем-то серьезном и, судя по слетевшей на несколько секунд веселости, важном. Воспоминания? Патриция понимающе улыбнулась – у каждого за плечами, наверное, есть то, о чем думать или вспоминать не хочется.  Да, легкомысленным этого юношу точно нельзя было назвать. А вот жизнерадостным очень даже – улыбка к Даниэлю вернулась очень быстро. После апельсинового мусса. Патриция снова мягко улыбнулась, видя довольно зажмурившегося омегу. Сладкоежка. Чудесный солнечный мальчик.

Хотя немой вопрос в глазах омеги при рассказе о её побеге из дома она заметила. Патриция чуть откинулась в кресле, поставив чашку нас стол, заправила выбившуюся прядь волос за ухо. И правда, наверное, сложно представить, глядя на неё, что когда-то они с матерью едва сводили концы с концами… Она и сама не знала тогда, много лет назад, что будет владелицей элитных салонов и широко известной в узких кругах певицей… Впрочем, неважно. 

Лондонец? В Берлине? Хм, какой сильный и амбициозный мальчик. Впрочем, судя по живости характера и веселости – у него есть не только все шансы на успех. Он упорен, в нем есть свой собственный шарм, и судя по тому, что здесь он уже три года и чувствует себя своим – в Берлине прижился. Патриция понимающе кивнула, когда Даниэль упомянул отца-альфу. Даже её собственному отцу, которому, по сути, было на неё плевать, поперек горла становилось любое сопротивление, так что да, она знала, каково это –  отец-альфа. Собственно, именно он и заложил в ней опаску и нелюбовь к альфам, сопровождающую её много лет. Патриция так и не избавилась до конца, хотя, пожалуй, Малкольм способствовал излечению.
- У меня нет братьев и сестер, но мне кажется, что о родном брате невозможно забыть. Даже если он уехал, - покачала головой Патриция. Вот и проблемы. Семья, особенно отношение родителей, хочешь или не хочешь, накладывает свой отпечаток на всю жизнь. И редко кто может забыть, наплевать и отвернуться от этих проблем. Особенно сложно это им, омегам, в силу своей чувствительности и нацеленности на семью. Теперь, когда Малкольм привёл её в свою семью, знакомил с родственниками, укладом и обычаями, Патриция только и делала, что сравнивала. И сравнения были не в пользу родительского построения семьи. И это сейчас, когда она могла с уверенностью заявить, что жизнь и карьера состоялись. Как всё непросто в этом мире. 

Даниэль отвлекся на колокольчик. И Патриция, так и не задав вопрос, пронаблюдала, как выручила омегу напарница – ей понравились и слаженность в работе и взаимовыручка. Действительно, понимание в их коллективе на высоте. Поэтому Даниэлю здесь хорошо.
Но их всё равно отвлекли. Даниэль поднялся навстречу новым клиентам и занялся ими. И у Патриции появилось время обдумать услышанное. Ему было восемнадцать, когда он убежал? Значит сейчас двадцать один. Наверное, было очень сложно. Патриция почти не помнила то время, когда они с матерью сбежали в Римо-Париж, но вот то, что было безумно трудно – в памяти отпечаталось твердо.

- Так вы самый младший в семье? – поинтересовалась она, когда Даниэль вернулся. – Вы совсем не общаетесь? Ни с братом,  ни с сестрой? И не скучаете? Или у вас есть что-то, что не дает скучать? Или кто-то?
Она чуть лукаво улыбнулась. Невозможно было не улыбаться рядом с Даниэлем, он просто заражал позитивом. Хорошо, что она зашла сюда, это было правильное решение. Патриция снова взялась за чай и пирог. Какая все-таки вкуснотища!
Действительно, чудесен, - похвалила она Даниэлю его подсказку. – Хоть я и не могу выговорить его название. – Засмеялась она.
Интересно, насколько далеко в своей откровенности зайдет их разговор?

+1


Вы здесь » Неополис » Незавершенные эпизоды » [17.09.16] Жасминовый чай с апельсиновым муссом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC