19.09.2017 » Форум переводится в режим осенне-зимней спячки, подробности в объявлениях. Регистрация доступна по приглашениям и предварительной договоренности. Партнёрство и реклама прекращены.

16.08.2017 » До 22-го августа мы принимаем ваши голоса за следующего участника Интервью. Бюллетень можно заполнить в этой теме.

01.08.2017 » Запущена система квестов и творческая игра "Интервью с...", подробности в объявлении администрации.

27.05.2017 » Матчасть проекта дополнена новыми подробностями, какими именно — смотреть здесь.

14.03.2017 » Ещё несколько интересных и часто задаваемых вопросов добавлены в FAQ.

08.03.2017 » Поздравляем всех с наступившей весной и предлагаем принять участие в опросе о перспективе проведения миниквестов и необходимости новой системы смены времени.

13.01.2017 » В Неополисе сегодня День чёрной кошки. Мяу!

29.12.2016 » А сегодня Неополис отмечает своё двухлетие!)

26.11.2016 » В описание города добавлена информация об общей площади и характере городских застроек, детализировано описание климата.

12.11.2016 » Правила, особенности и условия активного мастеринга доступны к ознакомлению.

20.10.2016 » Сказано — сделано: дополнительная информация о репродуктивной системе мужчин-омег добавлена в FAQ.

13.10.2016 » Опубликована информация об оплате труда и экономической ситуации, а также обновлена тема для мафии: добавлена предыстория и события последнего полугодия.

28.09.2016 » Вашему вниманию новая статья в матчасти: Арденский лес, и дополнение в FAQ, раздел "О социуме": обращения в культуре Неополиса. А также напоминание о проводящихся на форуме творческих играх.
18+ • аниме, омегаверс, авторский мир
эпизоды • июнь – ноябрь 2017 года
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Вверх страницы

Вниз страницы

Неополис

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Неополис » Незавершенные эпизоды » [FB] The bindings are there as a safeguard | 21 окт. 2015


[FB] The bindings are there as a safeguard | 21 окт. 2015

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА: The bindings are there as a safeguard.
2. УЧАСТНИКИ ЭПИЗОДА: Hana Guttenberg, Madara Murakami, Yumemi Aoshikaya
3. ВРЕМЯ, МЕСТО, ПОГОДНЫЕ УСЛОВИЯ: Берлин, парк им. Каору Авасимы, на часах 16:30. Небо ясное, на удивление теплая погода, как для октября. Казалось бы, ничто не предвещало.
4. КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ СОБЫТИЙ: сказ о том, как личная жизнь перестает быть личной, причем не в самый подходящий момент. И о том, как сохранить родителю душевное равновесие.
5. РЕЙТИНГ:
6. ОПИСАНИЕ ЛОКАЦИИ:

Парк им. Каору Авасимы
ул. Каору Авасимы, 1

http://animemaga.ru/media/arts/new/2d7972802019a954f0381e3451f9e4ac.jpg

Парк имени Каору Авасимы, японского этнографа и историка, автора монументальных трудов по истории японской народности на Деметре.

Парк создан по фотографиям и планам токийских парков, сохранившихся со времен Земли. Находится в центре Берлинского квартала. На территории парка имеется достаточно крупное искусственное озеро Парковое и небольшой пруд Алый.

+4

Каждую весну на территории парка распускаются тысячи тюльпанов.
http://s61.radikal.ru/i174/1507/d3/543b72fae25c.jpg


Мосты через Парковое озеро и оформление берегов в японском стиле.
http://s011.radikal.ru/i318/1507/13/88d1ab45c137.jpg


Коридор, созданный ветками глициний, возраст которых более четырех сотен лет.
http://s43.radikal.ru/i101/1507/72/ddc7fe482ed4.jpg


Пруд Алый, на котором располагается Алый чайный домик в окружении редчайших японских красных кленов.
http://s020.radikal.ru/i708/1507/8d/a029beee4e03.jpg

А еще парк известен своими оленями. Здесь под чутким присмотром специалистов живет и размножается популяция пятнистого оленя. Животные абсолютно не боятся людей, едят из рук, ходят по дорожкам и тропинкам парка, позволяют посетителям прикасаться к себе. Встречаются вообще наглые экземпляры, которые лакомство в прямом смысле слова требуют. В парке повсюду можно найти лотки, где продаются специальные крекеры для оленей. Кормить животных чем-либо еще строго запрещено, и за соблюдением этого правила зорко следят блюстители порядка.

+ 4

http://goodnewsanimal.ru/_nw/36/59675690.jpg

http://nevozmozhnogo.net/wp-content/uploads/2015/02/gorod-Nara-s-olenjami-4.jpg

http://gidvtokio.ru/wordpressGD/wp-content/uploads/2015/06/nara_girl.jpg

http://img.funtema.ru/03082014/deer/1.jpg

Отредактировано Madara Murakami (13 июня, 2016г. 01:59:49)

+1

2

//внешний вид
Второй месяц учебы подходил к концу, а Хана до сих пор не верила, что это последний год. Что еще каких-то семь месяцев и можно будет прощаться с учителями и младшими учениками,  оставлять на последних управление клубом и… И что там дальше? Университет, она ведь уже даже готовится к поступлению, но до последнего момента это все казалось таким далеким. А внезапно стало близким. Интересно, разрешат ли родные пожить отдельно, когда начнется учеба в универе? Хах, верилось слабо.

– Химэ, готовы ехать? – Кэнсл подошел к самым ступеням школы, раскрывая зонтик над головой брюнетки и укрывая от редких капель дождя. Такая мелочь, а он все равно с зонтиком. Девушка невольно улыбнулась, легким кивком выражая свое согласие и спускаясь по ступеням, сдерживая все свое нетерпение.

Казалось бы, они с Мадарой виделись совсем недавно, в субботу, а уже во вторник они договариваются о новой встречи. О ней, может, и не зашло бы речи, но… И на это «но» у Ханы не было ответа. Просто разговорились, просто так получилось. На словах то все оно просто! Хотя и на деле тоже, что она вообще так паникует. Подумаешь, прогулка в парке, они ведь уже ходили в кафе или на выставку, так почему бы не посетить осенний парк? Мураками наверняка сможет сделать красивые пейзажные фотографии.

Плюс. Гуттенберг-младшая покосила на близнецов и тихонько вздохнула. Плюс там есть безлюдные места и телохранители смогут не так сильно дышать им в спину. Сколько можно, право слово. Сейчас ведь все спокойно, неужели им и вправду обязательно быть настолько… Настолько надоедливыми? Нетактичными? Какая уж тут личная жизнь и пространство. И пусть, пусть оно раньше ей было и не нужно, но теперь то все изменилось.

- Кэш, подними стекло. – мужчина только насмешливо хмыкнул себе под нос, мол, чего он там не видел и маленькие девочки его не интересуют, но вот выслушать возмущенную тираду Ханы в ответ не успел – стекло, разделяющее водительское и пассажирские места послушно поползло вверх. – Кэнсл, а ты отвернись. – ворчливо пробормотала омега, понимая, что уж второй брат такого себе не позволит. Все-таки удивительно, насколько они разные и как хорошо работают вместе.

Мужчина примирительно поднял руки и с легкой улыбкой отвернулся к окну, прикрыв глаза. Хана повторно вздохнула, открывая пакет с одеждой. Глупо она поступила, конечно, не переодев форму еще в клубной комнате, слишком торопилась. Вот уж верно говорят, что чувства только мешают голове работать! И это как же ей теперь заниматься школьным проектом? Или любым другим? А ее эксперименты? Может… Может отменить встречу?

– Химэ, мы ведь скоро приедем. Вы в порядке? – в голосе Кэнсла явственно слышалась ирония, и омега только хмыкнула, тут же беря себя в руки и стягивая пиджак. Эти альфы! Всем им не так и лишь бы посмеяться.

Поверх рубашки девушка натянула тонкий свитер, а юбку сменили темные джинсы. Сложив пальто с беретом на коленях, Хана убрала форму в пакет и постучала по стеклу, чтобы Кэш возвращался к их компании.
- Даже не думай как-нибудь комментировать. Даже не думай. – строго проговорила школьница, для убедительности нахмурив брови.
- Как скажите, босс, как скажите. – в похожих интонациях проговорил блондин, явно подначивая.  Ну вот, снова он смешит её, отчего Хана даже не понимает потом, как можно злиться на Кэша? Этот мужчина прекрасно умел поднимать настроение, а Кэнсл поддерживать.  Впрочем, они ведь должны не только следить за ее физическим комфортном, но и психологическим, разве нет? В любом случае, девушка за все прошедшее время действительно привязалась к близнецам.

Кромм мягко затормозил у свободного места на парковке неподалеку от входа в парка и Хана глубоко вдохнула и выдохнула, выходя из автомобиля, надевая шапочку и пальто, каким-то нервным даже движением поправляя волосы, собранные в немного неряшливую косу. Может, переплести?..
- Химэ.
- Да-да, иду я. Что вы вообще так всполошились, хмпф. Это же не вы опаздываете. – Хана как всегда прятала смущение за болтовней, говоря больше, чем требовалось. Она поправила ремешок небольшой сумки, в которую умещалось все самое необходимое и, может, совсем чу-уть чуть ненужных, но приятных мелочей. И решительно направилась вперед, выискивая в немногочисленной толпе знакомую фигуру, держа в руке заготовленный сюрприз.

- Прости-прости, я не сильно опоздала? – она тихонько подошла со спины, сначала выглядывая из-за плеча и не в силах сдержать тихий смех,  почти шепча следующую фразу мужчине на ухо. – Поддержишь мою небольшую авантюру? – Хана почти обнимает Мадару, чтобы показать старенький полароид, который они с ребятами из клуба как раз привели в порядок, и продолжает с любопытством выглядывать из-за плеча. – Как насчет фото на память? Не все же тебе хранить.

+3

3

вв, что-то вроде

Мураками не видел, как подходила девушка — и, тем более, не слышал ее шагов, за наушниками находясь в полной звуковой изоляции от окружающего мира. Но, как повелось, ее приближение он мгновенно почувствовал, стоило только ветру подуть в его сторону, вместе с осенней прохладой воздуха, приятно морозившей лицо и шею, донося до чуткого обоняния сладкий медовый запах. Сладкий, теплый, пряный, и даже на расстоянии, потерянный в переплетении многих посторонних — невыносимо приятный.

Альфа облизнул губы, передернув лопатками, пережидая легко пробежавшую вдоль позвоночника дрожь, и как раз вовремя спустил обруч, чтобы теперь на слух ловить стук низких каблуков по асфальту, считая секунды и продолжая делать вид, будто ничего не замечает. За последний месяц это успело войти в привычку: и она сама, и такие встречи, и до странности нежное чувство, которое возникало в ее присутствии. Стук, стук, — легкие шажки ее ног, — он уже научился безошибочно распознавать их, — и чем ближе, тем лучше чувствуются верхние нотки корицы и лайма, тем сильнее расслабляются натянутые струнами мышцы, а с каждым новым вдохом реальность — реальность со всеми своими проблемами, грязью, звенящим в воздухе напряжением — отступает все дальше, схлопнувшись до масштабов нескольких квадратных метров и единственной омеги в их пределах.

А ровно спустя шесть секунд уже раздается звонкий, почти детский голосок у самого уха. Аранея тут же поворачивается, притворяясь, будто удивлен, и правый уголок его рта змеится в усмешке. И когда только эта девчонка успела так вскружить ему голову? Как его вообще так угораздило — положить глаз на школьницу? И не просто школьницу, а Хану Гуттенберг? Благо еще, оказалось, что она чуть старше, чем он предполагал изначально…

— Если забыть про то, что уговор был еще на полчаса назад — нет, ты явилась как раз вовремя, — не без сарказма ответил брюнет, лукаво сощурившись и выразительно осматривая с ног до головы девичью фигурку. Да, пропасть разницы в возрасте явно не была препятствием — ни сейчас, ни недели так две назад, когда он наслаждался первым поцелуем омеги, откровенно упиваясь ее эмоциями и невинной подростковой неловкостью. Прижимать ее к стенке оказалось на диво приятно… Быстро куснув щеку с внутренней стороны, мужчина моргнул, возвращая к реальности сворачивающие в сторону мысли.

— Судя по всему, мне стоило уделить больше внимания внешнему виду. Ты очаровательно выглядишь: если опоздание было ради наведения марафета, то оно прощено. Над последним, впрочем, я еще подумаю, — изобразил наигранную задумчивость, тихо усмехаясь и заставив себя переключить внимание на фотоаппарат, принимая оный из рук Ханы. Не то, чтобы он имел что-то против затеи, но… Взгляд бегло покосил на застывших в отдалении телохранителей, неотрывно наблюдающих за парочкой. Разыгрывать «на публике» спектакль и передавать эдакое «покровительственное» отношение к их подопечной уже начинало надоедать. — И рассчитываю, что «на память» — это не для моего похоронного портрета, — хмыкнул скептически, деловито повертев в руках устройство и вновь возвращаясь глазами к брюнетке. — … снятого на камеру 600 LMS 83-го года. Занятная вещица, таких давно не выпускают. Не говоря уже о том, что ей лет больше, чем мне. Где достала, еще и в рабочем состоянии? — произнес с интересом, уже догадываясь, какой ответ услышит. — Ну, что же… Фото, так фото.

— Эй, Кэш, — окликнул Мадара, сделав пробный снимок близнецов, тут же отпечатанный поляроидом, и в несколько быстрых шагов сократил расстояние, протягивая аппарат. — Сделай одолжение, щелкни нас с… Да что ж ты! Хватать объектив — моветон, он же не твоя омега! Сюда — смотришь, сюда — жмешь. Разберешься с управлением? — не обращая внимание на насмешливое фырканье, после краткого инструктажа вопросил тоном, каким обычно в фильмах дилетанту доверяют штурвал космического корабля. Или обезьяне — гранату.

— … Не слишком ли близко, химэ? — заискивающе заметил вполголоса, приобнимая за талию Хану, устроившую ладошку у него на плече — и наткнулся на фиалковый взгляд девушки, в глубине которого плясала какая-то хитрая искорка. Подозревать что-то, наверное, следовало начать еще на этом моменте — и он почувствовал легкий укол азарта, гадая, что же она задумала. Но уж никак не ожидал, что «на счет три», озвучиваемый близнецами, она осмелеет и на последней цифре поднимется на носочки, оставляя смазанный поцелуй в уголке его улыбки. От изумления он даже отвел взгляд от объектива и повернулся навстречу — мелькнула вспышка где-то на заднем плане — можно легко догадаться, какой интересный кадр запечатлела камера.

Кадры, впрочем, его интересовали мало. Альфа пару секунд озадаченно смотрел на омегу, смущенно сжимающую пальцы у него на воротнике, ухмыльнулся — и почти рывком притянул ту к себе, воспользовавшись секундным замешательством и целуя в проткрытые губы. Целуя медленно, мягко и властно.

+3

4

Хана едва-едва успела сделать шажок назад, чтобы не оказаться к Мадаре слишком близко, чуть ли не в прямом смысле слова сталкиваясь носами. И сделала еще один – ведь они не должны находиться так близко друг к другу, чтобы ни телохранители, ни окружающие не подумали ничего такого.

– Полчаса! Какой ужас. – омега приложила ладонь к щеке, встречаясь взглядом с черными глазами Мураками и улыбаясь уголками губ. Наслаждаясь тем моментом, когда телохранители стоят за спиной и не могут видеть хотя бы ее лицо, по которому так легко все прочесть. – Ну спасибо, я счастлива. – коротко рассмеявшись, Хана приподняла полы пальто, приседая в пародии на реверанс и сдерживая новый смешок. – Неправда, ты отлично выглядишь. – она растерянно моргнула, отводя взгляд. Стоило ли это говорить? Еще и так внезапно, словно он ее до этого не хвалил.

– Хэй, не говори глупости! – омега нахмурилась, сжимая ладонь в кулак и почти уже стукнув им Мадару по груди, но в итоге просто ткнула пальцем в плечо, кусая губу. Шутки, которые не шутки? Насколько их игра вообще возымела успех? Вдруг Анкель уже все знает? Складочка между бровей все не разглаживалась, пока Хана напряженно раздумывала.
Ну, знает он, и что? Ничего же пока плохого не произошло. А если не знает, то что будет, когда узнает? Тоже ведь ничего плохого? В конце концом, почему она вообще должна скрывать от дорогих родственников, что влюбилась? Это ведь замечательное чувство.
«Вот только Мадара явно далек от того идеала, который они бы хотели видеть рядом со мной.»

– Мм? Что, твой ровесник? – фыркнула, наконец отвлекаясь и рассеяно теребя кончик косы. – Да ребята нашли в одной из старых коробок клуба, пришлось повозиться, конечно, но ничего, собрали и вроде работает. – она чуть щурилась, наблюдая, как Мадара возиться с Кэшем, а Кэнсл с интересом слушает их перебранку.
Наблюдала и думала: а что, если бы телохранителей не было рядом? Не нужно было притворяться даже перед ними? Казалось, за прошедшие месяцы она так привыкла к близнецам и впустила их в свою жизнь, смирилась с их ежедневным присутствием и якобы ненавязчивым присмотром, что теперь… О, теперь это было невыносимо. Гуттенберг-младшая словно и вправду чувствовала внимательный взгляд близнецов каждый раз, когда собиралась сделать шаг в сторону. Будь то внеплановый поход в студию Мадары, которая по счастью находилась на территории якудзы, а они, ну… Видимо, доверяли Мадаре, раз оставляли их одних? Вот только после того, как Кэш и Кэнсл нашли общий язык с брюнетом, то нередко проводили время с ними, особенно когда Кай устраивал внеплановые концерты.

И вот, сейчас, они снова рядом, неотлучны и неразлучны, жаль, что не являются тенями.
Это уже начинает раздражать.
Хана ведь совсем не мастер и не любитель притворяться, да и еще вынуждать Мадару играть в ту же игру. Разве может чье-то желание защитить лишать ее хоть какого-то права на личную, действительно личную, жизнь? Не тайные места, попытки выкроить время, а возможность свободно проводить время рядом с симпатичным ей человеком? Ходить на свидания, в конце концов! Иначе, что у них вот сейчас?
Омега тяжело выдохнула, потерев переносицу. Может, стоит поговорить с братом? Отец ведь оправился и в городе спокойно. Вдруг она может рассчитывать на чуть большую свободу действий?

– То ли еще будет, Мураками-сан, то ли еще будет. – Хана проговорила это вполголоса, прильнув к боку мужчины и щурясь, не скрывая злорадства. О, как бы ей хотелось видеть выражение лица Кэша. Но выражение на лице Мадары было куда как более бесценным.
И этот ход, этот шаг. Почти как слабая попытка бунтарства против всех правил, но куда больше – лишь желание открыто выражать свои чувства. Знала ли омега, к чему может привести такая невинная шалость? Более чем. Гуттенберг-младшая и вовсе рассчитывала на то, что мужчина не сможет удержаться от ответного шага! Ведь тогда все отходит на задний план – Кэш, не то в панике, не то в изумлении впервые не находящий слов; Кэнсл, отобравший у брата фотоаппарат и невозмутимо делающий снимок – просили же – но и в его невозмутимости чувствовалась что-то безнадежное, словно блондин где-то глубоко в душе ожидал чего-то такого, а теперь и не знал, как реагировать. Их подопечная же, младшая сестра босса же!

А Хана… Хана с готовностью сделала этот шаг навстречу, вставая на кеды Мадары самыми носочками сапожек и чуть крепче сжимая пальцы на его воротнике, пусть и держал мужчина крепко, надежно, закрывая от всего. И от поцелуя его становилось так сладко, что омега невольно прижималась ближе, чувствуя, как подгибаются ноги. Смешно и банально, как и мурашки вдоль позвоночника, но она не чувствовала себя так глупо из-за всех этих сравнений. Лишь только сомневалась в том, насколько приятно может быть Мураками от ее неловких, неуверенных попыток отвечать?

Жаль, что нельзя было еще растянуть эти мгновения, побольше побыть в собственном мирке чувств и ощущений, где нет последствий, например, в виде реакции телохранителей. Хмпф, кажется, она была уже не такой и важной.

– Кэнсл, что там у тебя для таких случаев есть?
– Виски?
– Водка. Нам нужна водка.
– А фото на память оставишь?
– Что ты такой болтливый, когда не надо, а?

До Ханы слова долетали обрывками, пока она переводила дыхание, уткнувшись лбом в плечо Мадаре и обняв того за шею, для большей устойчивости.
– Знаешь. Я постараюсь сделать все возможное, чтобы это фото не стало похороненным, хм. – школьница коротко рассмеялась, а потом не удержалась, приподнимаясь и прижимаясь губами к щеке брюнета, делая медленный вдох. Опиумный мак забил нос, прорастая в легких и отравляя оттуда. И Хана шла на это сознательно.

Вот отстраниться было уже проблемой. Как и повернуться, сталкиваясь взглядом с близнецами. Омега, недолго раздумывая, снова уткнулась носом мужчине в шею, смущенно сопя и начиная думать, что, может, не стоило? Но если поступок и казался теперь неправильным, то вот ощущения точно того стоили.

+3

5

И все-таки щелчок фотокамеры его отвлек. Хотел он этого или нет, но частью сознания, будь то слухом или периферийным зрением в уголке глаза, Мадара регистрировал окружающую обстановку: слышал обрывки разговоров, чувствовал прохладную колкость ветра, передвижение людей рядом и чужие взгляды на себе. Давно выработавшаяся привычка всегда оставаться настороже, реагируя на каждый шорох, с годами никуда не делась, досадливо мешая даже на несколько секунд провалиться в бездну ощущений. Одного он не чувствовал, наконец получив «зеленый свет» на преодоление черты: не чувствовал чужих запахов, коих в воздухе, казалось бы, клубилось с избытком. Крепко и непозволительно близко держа омегу в своих руках, собственнически проходясь скрытой от взора телохранителей ладонью вдоль ее талии, альфа попросту игнорировал присутствие посторонних и отказывался воспринимать что-либо вокруг, кроме кисловато-свежего, со сладкими каплями меда, лайма, и почти с жадностью ловил каждый вдох, задерживая во рту только что взятый глоток опьяняющего аромата.

Вопреки сомнениям девушки, Мураками было приятно. Внимательно наблюдая за ней, чутко следя за жестами, он прекрасно замечал, что она до сих пор инстинктивно пасует перед ним, как человеком более взрослым и опытным — то ли боялась выглядеть слишком незрелой, то ли просто стыдилась своей наивности и старалась показаться старше, чем есть. Вероятно, с последним и была связана эта порывистая вспышка подросткового, до сих пор скрытого тонкой коркой сомнений, бунтарства, но Мадаре, откровенно говоря, на вопросы мотивации сейчас было все равно. К ее опасливому желанию скрывать до поры до времени то, «с кем связалась послушная девочка Гуттенберг», он относился скорее снисходительно, понимая, что вечно такая игра не продлится. Щекочущее переживание своеобразного «риска» ему быстро приелось, и теперь он испытал некоторое облегчение, избавившись от очередной маски вкупе с необходимостью стискивать себя рамками. Контролируют ли каждый вздох, смотрят или не смотрят, кому из двоих охранников этой выходкой Хана решила бросить в лицо красную тряпку, будет ли после этого их контакт пресечен — для альфы здесь и сейчас любые обстоятельства оставались бесстрастным положением дел.

И, черт подери, да — что бы там омега себе ни думала, ему было даже слишком приятно. В своей ранней юности эта маленькая чертовка была на диво очаровательна. Все те пятнадцать-двадцать секунд Мураками только тихо млел от ее неуверенности, от смущения и растерянности, через которые она от раза к разу осторожно переступала, теперь до решительности осмелев. Ему стоило титанических усилий — чувствуя, как Хана, милое создание, раскрывает губы кончиком острого языка, пробуя на вкус поцелуи — держать себя в руках, и огромной выдержки — когда она едва заметным движением прижалась к нему всем телом — стоило ограничиться лишь тем, чтобы сильнее сжать на узкой талии чуть дрогнувшую ладонь. Видят ками, никогда бы он не подумал, что это будет сложной задачей: на какую-то четверть минуты сохранить самообладание, оставаться бережным и уверенным вместо того, чтобы зарыться пальцами в черные волосы, притянуть брюнетку к себе и целовать, целовать грубо и жадно, до красноты кусая теплые губы. Ее непосредственность, ее чистота никем не тронутой девочки не столько была для него милой, сколько нещадно раззадоривала. Раззадоривала врожденную хищническую натуру, с первого дня встречи прострелившую в мозг нервным импульсом: желанием сделать ее своей, подавляющим даже здравый смысл. Отточенное умение «строить из себя бету» здесь не помогало — помогало нежелание спугнуть омегу своим натиском. Еще рановато для излишнего давления, еще банально слишком мало они знакомы, все и без того слишком быстро завертелось… Поэтому Аранея, наматывая силу воли на кулак, прикусывая метафорическую уздечку намордника, оставался мягким и чутким. Пусть тяжелый запах и выдавал его с головой.

Неохотно отстранившись, альфа на пару мгновений прикрыл глаза, успокаивая отдающееся в висках гулкое сердцебиение. Как же, все-таки, она его выбила из колеи. Это не было смешно от слова «совсем», и как-то не похоже на мимолетное увлечение. В «симпатию с первого взгляда», положим, Мураками верил, — больше он верил только в беспристрастную физиологию отношений альфа-омега, — но вот в любовь и ей подобную чушь как таковые — совершенно нет, хотя исправно подвергался кратковременным привязанностям. Исправно. Удачное определение для сокращения объяснений в духе «недостаточно, чтобы дать себе прочувствовать что-то сильное». Он его запомнил. Запомнил и отстраненно отметил, касаясь кончиком носа скулы Ханы, что ему стоит меньше курить — только ради того, чтобы не оставалось и призрака дымно-терпкого привкуса табака — отметил и мгновенно забыл об этом.

— Сделаешь что, например? Скажешь, что «не так страшен черт, как он выглядит» — и убедительности ради начнешь трепетать своими прелестными ресничками, будто это должно доказать, что ты в шестнадцать лет разбираешься в людях лучше, чем некоторые на четвертом десятке? — легкая ирония сквозила в ровном голосе, и в воздухе на полсекунды повисла пауза риторического вопроса. — Да, это звучит, как отличный план, ласточка. — никаких ласковых прозвищ — явный, но беззлобный сарказм. — Не спеши бросаться грудью на амбразуру. Давай начнем с очевидного: если ты не собираешься помахать этим кадром аккурат перед носом брата, то все пройдет еще не так плохо. В противном же случае мне придется бежать до самого Нео-Нью-Йорка, — нахмурившись, Мадара облизнул губы, по мере рассуждений отступив на полшага, и заправил за ухо девушки темный локон, бегло проводя пальцами по ее шее и приглаживая края свитера.

— С другой стороны, де-факто мы только что это сделали. Знаешь, кажется, мне тоже нужна водка. Не выпить за такой момент просто невозможно. — скептически приподняв левую бровь, он перевел взгляд к подступающим близнецам. — Гляди-ка, наш конвой отошел от первого шока.

— Получи и распишись, — хмыкнул Кэнсл, протягивая снимок. Аранея тут же быстро его выдернул из рук блондина, ловко повертев между пальцами и критически осмотрев результат. Каким бы беспечным он ни старался казаться, в присутствии псов Гиммлера ему так или иначе становилось немного не по себе.
— Спасибо, Кэнсл. Не шедевр, но на приз потянет. Недурно, — «как для чайника», добавил мысленно, но прикусил язык. — Надеюсь, ты довольна, — обратился к Хане, передавая ей этот чертов кадр, — и еще надеюсь, что это фото стоило того шума, который вокруг него сейчас поднимется.
— Еще как поднимется, — недовольным тоном подтвердил до сих пор молчавший Кэш. — Вы, двое чертвых притворщиков, чем все это время думали?!
— Мы вели себя как обычно, это ты идиот, — равнодушно сообщил альфа, поправляя ремень сумки на плече. Врал и не краснел — причем так естественно, что голубоглазому и впрямь не мешало бы почувствовать себя дураком. — Между тем, ваша подопечная все еще жива, здорова и неизнасилована. Удивительно, правда?
— Начальство нас все равно вздернет, — чертыхнулся в сторону раздраженно почесывающий в затылке Кэш.
— Вздернет, не вздернет — не моя печаль, приятель.
— Тем не менее, в твоих интересах, Мураками, — Кэнсл не терял своего прохладного дружелюбия, — чтобы это оставалось правдой. Если же обстоятельства вынудят нас принять меры, то…
Наступила секундная заминка, — блондин явно растерялся в поиске формулировок, которые можно произносить в присутствии Ханы, — и Мураками, скрипнув зубами, не смог удержаться от того, чтобы помочь своему визави подобрать слова:
— … у меня будут сломаны обе руки? Убьете всех моих родных, домашних питомцев, тараканов в доме и микробов под ободком сортира? — глумливые нотки проскользнули в мягком низком голосе, и альфа крепче обнял Хану за талию. Обнял как-то собственнически, словно инстинктивно готовясь в защитном жесте спрятать ее себе за спину. — Обойдемся без подробностей, я не сомневаюсь в ваших убойных навыках. Предлагаю следующее: вы перестанете рассуждать о химэ, как о дорогой вещи, и дадите нам спокойно провести один день. Один день — и с последствиями разбираться будем после. Идет?

Близнецы молча переглянулись.

Отредактировано Madara Murakami (13 июня, 2016г. 05:08:31)

+3

6

Внешний вид.

Без шапочки. Волосы собраны в низкий пучок.

http://savepic.ru/10122538.jpg

Что мог бы ответить на сарказм Пес Гиммлера или его более острый на язык брат, так и осталось неизвестным, потому что к стоящей у входа в парк группке медленно и мощно, с ощущением давящей неизбежности, сдавая задом по полосе, приближался кромм. Следом за ним, так же, задним ходом, подъезжал еще один, классический внедорожник "Rhino", отнюдь не такой изящный, как лимузин "Эгида".

— Кан, скажи мне, что это не Хана, — в изумлении глядя на происходящее на улице, Юмэми почти прижался к тонированному стеклу. Он щурился и моргал, в надежде наконец увидеть различия между прижимающейся к мужчине девушкой и собственной дочерью. Страдающий в своем возрасте, как и многие его ровесники, дальнозоркостью, омега все же надеялся, что зрение его обманывает.

— Прошу прощения, Аосикая-сан, но это — действительно мисс Гуттенберг, — был спокойный, меланхоличный даже ответ, такой же монументальный в своей безапелляционности, как и его автор. — И это Кэш и Кэнсл, — уж их-то, своих, Пес точно узнает из всей толпы, даже если бы не был уверен в том, что девушка, о которой говорит хозяин, Хана Гуттенберг, — а также Мадара Мураками, — весомо припечатал, сам того не ведая.

Кромм уже миновал парочку, готовясь перестраиваться перед светофором в крайний левый, как Хана обняла мужчину за шею, поцеловала, позируя для фото, а затем... затем у Юмэми вытянулось лицо и он натурально прилип к стеклу автомобиля, наблюдая за происходящим.

На мгновение пред внутренним взором предстал облик разъяренного Анкеля — тихо, молча и без единого лишнего движения вымораживающего вокруг себя атмосферу на десяток метров окрест. Чем она думает?

— Анджей, ты можешь как-то обратно?

— Да, Аосикая-сан. — Бессменный водитель при Юмэми вот уже года четыре, а то и больше, научился безошибочно распознавать требуемое в таких чисто омежьих запросах подопечного и действовать с удивительной точностью. — Виктор, мы сдаем назад, — коротко уведомил он сопровождающих в "Rhino", и кромм мигнул правым поворотником, перестроился в крайний правый, включил аварийку и принялся сдавать назад.

Он отлично помнил, как вздрогнули крылья носа сына и потемнел взгляд, когда Юмэми мягко и как бы между делом сообщил о том, что Хана с кем-то встречается. В отличие от отца, который был омегой, а взросление дочери видел, как на ладони, Анкель искренне считал ту еще маленькой девочкой, крохой, которую качал на руках и подкидывал, которой позволялось дергать его за длинные пряди отросших волос и чуть ли не на голову садиться — которой можно было все, но не взрослеть и встречаться с альфами. Юмэми, по правде сказать, и сам страшно волновался за Хану и даже морально уже был готов воспитывать внуков (на этом моменте в нем буйным цветом распускалась радость и делалось совсем не так страшно), лишь бы Хана не обожглась.

Совсем юная домашняя девочка, обожающая математику и механизмы, но плохо разбирающаяся в людях. Он чуть за сердце не схватился, когда заглянул в досье на Мадару Мураками, принесенное спустя два дня ему сыном, и увидел год рождения молодого человека. Боги светлые, да он же старше Анкеля! "Я поговорю с ней, — безапелляционно сообщил тогда сыну омега, лишь бы тот не решил пресечь отношения Ханы и ее избранника сразу, категорично и без права на помилование. — Ради ками, дай мне время! Она же девочка, с ней надо нежно". А вот с "нежно" глава Берлинского синдиката не умел никак, и потому, уповая на мудрость отца и его омежье чутье, скрепя сердце сделал шаг назад. Но Зеннхайзерам приказал следить в оба и о каждом шаге докладывать — о чем отца в известность уже не поставил, и тот мог только строить догадки, узнает сын об этом поцелуе или нет. Ну почему ему не двадцать?!

Когда кромм поравнялся со стоящими у входа в парк, заднее тонированное стекло медленно опустилось, являя взору беседующих "фотографов" спокойного, как воды мирового океана, Юмэми Аосикаю.

Отредактировано Yumemi Aoshikaya (13 июня, 2016г. 16:53:35)

+3

7

Облокотившись о бок Мадары, омега наблюдала за перебранкой мужчин, покусывая губы от смущения и какого-то даже стыда, что доставила небезразличным людям неудобства. Или доставит в будущем, слова про начальство ее не на шутку взволновали. Еще раз посмотрев на получившийся снимок, брюнетка оперативно убрала его в сумочку, хотя подумывала отдать тот Мураками, смутно представляя где может хранить его сама. А прятать… Ну детский сад же! Впрочем, и предыдущий ее поступок особой разумностью не отличался.

Погладив Мадару по руке, Хана уставилась на близнецов, чуть щуря глаза. В конце концов, японец не просил чего-то запредельного, просто чтобы они чуть-чуть увеличили дистанцию и не стояли над душой, как происходило обычно. Последнего не хотелось теперь вовсе, раз они так раскрыли карты, омега надеялась, что ей дадут насладиться личной жизнью. Школьница в задумчивости провела пальцами по губам, сдерживаясь от смешка. Да, один день, хотя бы один день провести как обычная парочка будет очень здорово.

Однако интерес к реакции близнецов Гуттенберг-младшая потеряла почти сразу, как только заметила – попробуй тут не заметить – эскорт из двух машин, приближающихся задним ходом. Стало не по себе и школьница отчего-то недовольно посмотрела именно на Кэнсла с Кэшем, мол, молодцы, накаркали! Сомнений в том, что машины возвращаются по ее душу – или душу Мадары, тут уж как посмотреть – не было. Да и то, чья это машина и кто находится внутри было ясно – она не раз ездила в ней с отцом.

Непроизвольно толкая локтем Мадару, Хана как-то разом растеряла львиную долю своей уверенности, не зная, что сделать. То ли отойти, то ли нет. Ведь если дернется сейчас, то снова будет выглядеть глупо. Ками, да что это такое. Словно их за чем-то неприличным застукали. Подумаешь, просто целовались. Просто. Целовалась с мужчиной. Из якудзы. Старше ее почти вдвое. Захотелось закрыть лицо руками, либо спрятаться за Мадару, но Хана только сжала пальцы на его ладони.

Хана непроизвольно задержала дыхание, наблюдая за медленно опускающимся стеклом, и так же медленно, с явным облегчением выдохнула, увидев родное лицо родителя и не приметив рядом с ним Анкеля. Но переживать не перестала, скорее заволновалась даже. Это ведь Юмэми. Чуткий, нежный Юмэми. Разочаровать его омега иногда боялась даже больше, чем подвести брата. Вдруг. Вдруг он не одобрит? Хотя какое там вдруг! Она бы сама не одобрила, наверное.

Близнецы молчали, тоже повернувшись в сторону подъехавшего кромма. Парни явно тоже занервничали, но старались держаться уверенно, делая вид, что ничего необычного не происходит.
Тихое и немного нервное «вашей маме зять не нужен» из уст Ханы слилось с бодрым возгласом Кэша: «Добрый день, Аосикая-сан!». Девушка понадеялась, что ее никто и не услышал.
– Пап, привет. – подняв ладошку, Хана нерешительно помахала любимому родственнику, и так же немного нерешительно сделала шаг вперед, потянув за собой Мадару. Надо же подойти поближе, чтобы можно было поговорить.

Отредактировано Hana Guttenberg (17 июня, 2016г. 02:40:25)

+2


Вы здесь » Неополис » Незавершенные эпизоды » [FB] The bindings are there as a safeguard | 21 окт. 2015