19.09.2017 » Форум переводится в режим осенне-зимней спячки, подробности в объявлениях. Регистрация доступна по приглашениям и предварительной договоренности. Партнёрство и реклама прекращены.

16.08.2017 » До 22-го августа мы принимаем ваши голоса за следующего участника Интервью. Бюллетень можно заполнить в этой теме.

01.08.2017 » Запущена система квестов и творческая игра "Интервью с...", подробности в объявлении администрации.

27.05.2017 » Матчасть проекта дополнена новыми подробностями, какими именно — смотреть здесь.

14.03.2017 » Ещё несколько интересных и часто задаваемых вопросов добавлены в FAQ.

08.03.2017 » Поздравляем всех с наступившей весной и предлагаем принять участие в опросе о перспективе проведения миниквестов и необходимости новой системы смены времени.

13.01.2017 » В Неополисе сегодня День чёрной кошки. Мяу!

29.12.2016 » А сегодня Неополис отмечает своё двухлетие!)

26.11.2016 » В описание города добавлена информация об общей площади и характере городских застроек, детализировано описание климата.

12.11.2016 » Правила, особенности и условия активного мастеринга доступны к ознакомлению.

20.10.2016 » Сказано — сделано: дополнительная информация о репродуктивной системе мужчин-омег добавлена в FAQ.

13.10.2016 » Опубликована информация об оплате труда и экономической ситуации, а также обновлена тема для мафии: добавлена предыстория и события последнего полугодия.

28.09.2016 » Вашему вниманию новая статья в матчасти: Арденский лес, и дополнение в FAQ, раздел "О социуме": обращения в культуре Неополиса. А также напоминание о проводящихся на форуме творческих играх.
18+ • аниме, омегаверс, авторский мир
эпизоды • июнь – ноябрь 2017 года
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Вверх страницы

Вниз страницы

Неополис

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Неополис » Незавершенные эпизоды » [FB] В страшную сказку злого факира | 5.11.2015


[FB] В страшную сказку злого факира | 5.11.2015

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА: В страшную сказку злого факира.
2. УЧАСТНИКИ ЭПИЗОДА: Наполеон Бонасера, Ячиру Фурукава.
3. ВРЕМЯ, МЕСТО, ПОГОДНЫЕ УСЛОВИЯ: 5 ноября 2015 года, элитный стриптиз-клуб «Терра Сиеста», обыкновенный осенний вечер снаружи заведения.
4. КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ СОБЫТИЙ: когда первый раз приходишь в место, доселе находившееся для тебя за чертой дозволенного, ты можешь воспринять его как другой мир, как другую жизнь, как какую-то волшебную сказку. Но и в ней не всегда все гладко: иногда случаются маленькие, но неприятные оплошности, ведущие к... 
5. РЕЙТИНГ: нет.
6. ОПИСАНИЕ ЛОКАЦИИ:

Элитный стриптиз-клуб «Терра Сиеста»
улица Красных фонарей, дом 69

http://interfacelift.com/wallpaper/previews_loupe/large/34598_whowantstodance.jpg

«Терра Сиеста» - это место, где людям приносят радость. Именно ту радость, которую они хотят, платя немалые суммы за прибывание в клубе. Здесь проводятся как обычные вечера стриптиза, так и эротические шоу, когда на сцене возле пилона происходит целый сюжет! В любом случае, воспоминания останутся самыми лучшими от яркого антуража, искусных танцев и, разумеется, дорогого алкоголя. Проход в клуб осуществляется по приглашениям: фейс-контроль - это самое малое из зол, и администрация строго следит за престижем заведения под чутким руководством грозной управляющей.

Дополнительно

http://s2.uploads.ru/t/ctGSP.jpg
http://s6.uploads.ru/t/TZwel.jpg

Отредактировано Napoleon Bonasera (7 января, 2016г. 22:11:54)

0

2

//Внешний вид
Пятое ноября, получив гору подарков и поздравлений, Ячиру сидела в машине с подругами и все еще пыталась понять, как те смогли уговорить девушку посетить стрип-клуб? Перебирая в памяти события не столь далекие Фурукава старалась осознать, где допустила ошибку, где дала слабину? Хотя что там искать?! Ячиру давно хотела покинуть пределы своего мира и посмотреть, что бывает за пределами Берлинского квартала, что происходит вне стен ее диаспоры? Как живут люди более свободные в своем выборе? О чем они мечтают, на что надеяться?
Девушек в машине было трое – две беты и одна омега. Причем беты были такие боевые, что Ячиру порой терялась в догадках – а не принимают ли девушки подавители, чтобы быть более покладистыми, а на самом деле альфы? Три подруги Ячиру, Мацумото и Клаудия. Последняя была весьма отвязной особой с бойким нравом и пахла как гроза, такая табачная гроза, причем Фурукава терялась в догадках, пришел ли запах табак с сигаретами или открылся совсем не давно. Мацумото же полукровка, отец у нее не японец, а посему ее не слишком жалует семья Фурукавы, но Ячиру бывает настойчивой и весьма агрессивной, если защищает то, что считает правильным.
Как всегда затеяла всю эту авантюру Клаудия – жгучая блондинка с подвижной мимикой и спортивной фигурой. Девушка весьма свободных взглядов на жизнь, не нуждалась никогда и не в чем, и уже давно зазывала Ячиру на познавательную прогулку в другой сектор Неополиса. Мацумото же больше молчала, но действовала решительно, имела рыжие волосы и зеленые глаза, только форма глаз и легкая кость выдавали в ней японские корни, придавая облику хрупкость. Девушки все были облачены в платья. В самом скромном и закрытом была Ячиру, девушки же смело открывали плечи и колени, но без излишеств, потому как клуб по слухам, весьма респектабельный и столик там заказать не просто.
Девушек пропустили достаточно быстро, поэтому Клаудия, которая как, оказалось, часто тут бывала в силу своей подработки, а кем она так и не признавалась, но это было и не важно, повела подруг внутрь. Шелестя длинным платьем, следя, чтобы никого случайно не задеть, Фурукава отметила, что здесь очень много мужчин. Мужчин в хороших костюмах и весьма симпатичных – основная масса альфы и беты, а вот омегами  больше пахло от сцены. Проведя подруг за столик поближе к пилону, радостно начала.
- С днем рождения, подруга! Сегодня будет много красивых людей на сцене, не только девушек, но и парней. Хочу тебе пожелать, чтобы однажды, ты нашла себе классного альфу и быть может, повторила некоторые трюки, что увидишь сегодня, ради него! – Клаудия стиснула Ячиру в радостных объятиях, а брюнетке только и оставалось, что счастливо отозваться на чужое тепло.
- Надеюсь, что до такого не дойдет, - рассмеялась омега, на которую давило обилие запахов и захотелось сразу попить.
- Клаудия…можно мне бокал воды? Или молочный коктейль? – Ячиру всегда в новой обстановке робела и говорила слегка хрипло.
- Да, сейчас, - подозвав официантку, сделала заказ, пока на столик выставляли легкие закуски к празднику.
- А теперь прекрати быть старой девой и распусти уже волосы! – блондинка решительно напала на Ячиру и порушила «шишку», заставляя волосы черным каскадом лечь на спину. Пару раз моргнув своими лавандовыми глазами, Фурукава тряхнула головой, расправила плечи.
Она подняла голову. И тут случилось непоправимое. Молочный коктейль, тягучей волной полился ей на голову, пачкая волосы и платье. Звон бокала о пол. Спина невольно зачесалась, а Клаудия уже лезет в разборку. Ячиру ошарашенно пыталась прийти в себя, но боялась шевелиться, потому что сладкий напиток пропитал тонкое платье, и холодил кожу, да и стыд накрывал с головой. На глазах навернулись невольные слезы.

+2

3

— Ты свою рожу-то видел?
— С кем не бывает, ну.
— Ни с кем не бывает, в том-то и дело.
В кабинете управляющего клубом «Терра Сиеста» разворачивалась такая привычная и вместе с тем все еще не лишенная комичности картина, когда непреклонная молодая бета с едва слышимым раздражением в стальном голосе отчитывала грузного и взрослого альфу. Мужчину. Черт возьми, владельца этого клуба — да что она о себе возомнила!
— Что я перед тобой оправдываюсь, как маленький?
— Потому что ты ведешь себя соответственно.
Негодование Бьянки было вполне объяснимо: на сей раз этот мужчина, который, как уже было верно подмечено, является владельцем стриптиз-клуба, стоял перед женщиной во всей своей красе. А именно с разбитой губой, красочным, но небольшим кровоподтеком вдоль нижнего века и глубокими ссадинами на переносице. Костяшки рук его были сбиты и того сильнее, ибо кулаков Наполеон никогда не жалел, однако под перчатками этого не было видно. И слава богу, иначе бы его слова о том, что он упал с лестницы, были бы несколько неправдоподобны. Однако Бьянка ему не верила, оперируя это тем фактом, что лестница так по роже не бьет.
— И именно сегодня, Наполеон!
— Вчера. Это случилось вчера, — довольный, что смог как-то все же ей возразить, поправил Нап, вальяжно раскинувшись на диване.
— Мне плевать, что с тобой было вчера. Пить меньше надо, — холодно заметила Бьянка. — Сегодня придут журналисты, как раз на наше шоу, и ты должен быть в клубе. Я тебя предупреждала. Ты назло мне с лестницей подрался, чтобы всех нас опозорить?
— Разумеется, мне же делать больше нечего, как собственный клуб позорить. Твоя идея была звать этих крыс, дорогая — я был против!
— О, какой бунт, надо же. Подстать взрослому мужчине.
Бонасера хотел что-то еще сказать, однако женщина одарила его таким взглядом, что он предпочел оставить слова при себе. Условились тем, что он «хотя бы рубашку приличную наденет».
В общем-то, слово он сдержал. Пришел в белой рубашке, с расстегнутыми верхними пуговицами, в белых перчатках и убранными в низкий короткий хвост рыжими волосами. Вроде бы даже приличный человек, если не считать разукрашенного вчерашними пьяными разборками лица. Поэтому сегодня Бонасера обходился соком.
Журналисты прибыли к самому началу, однако внимание сцене уделяли мало — пока что ничего интересного там не происходило, и посему, под четким контролем Бьянки, они проникли в разрешенную гримерку. Не дальше. А капо в это время равнодушно сидел за барной стойкой, потягивая сок и глядя на сцену. Приелось уже, слишком часто он здесь, слишком много видел. Пора бы что-то менять в его жизни: эта мысль не давала Наполеону покоя. Особенно с похмелья, особенно в его же клубе, особенно после пререканий с Бьянкой.
Устав сидеть за барной стойкой, он направился к своему столику — все так же лениво и невозмутимо обходя сцену и периодически здороваясь то с одним, то с другим постоянным гостем, попадавшимся на пути.
Он почти уже дошел до своего коронного места, как вдруг взгляд его зацепился за чудеснейшую и премилую картинку: хрупкая, юная и очаровательная по сути своей девушка, явно из разряда редких посетителей, стояла, неловко понурив голову, в компании двух своих подруг. Прекрасная и чистая в своих годах, она уже издали привлекала внимание и становилась открытой мишенью для альф. Наполеон не без отцовского раздражения подумал, что не пускал бы таких девиц в места, подобные «Терре» — кто знает, чем это может обернуться? И тогда пролитый на шелковистые черные волосы молочный коктейль — будет наименьшим злом. Но сейчас, очевидно, для юной особы он был катастрофой.
Видеть женские слезы Бонасера, как альфа и тем более как мужчина, не мог, а на ярких глазах девушки они уже стали наворачиваться, пропитывать влагой густые ресницы. Поэтому долго думать Наполеон не стал и, не привлекая внимания, направился к девушке. Одним жестом прервав начавшиеся было возмущения ее подруги, он вопросительно взглянул на официанта. Гостью было жаль — хотя бы потому, что такая незадачливая ситуация не входила в ее планы, однозначно, и юная красавица была крайне растеряна. Зачем же омрачать ей праздник, если все можно исправить, и никто ничего не заметит?
— Замени заказ, — не повышая тона, с профессиональным спокойствием руководителя коротко обозначил он задачу официанту, и тот приступил к выполнению, для начала убирая разлитый коктейль.
— Доброго вечера, милые дамы, — открыто улыбнувшись, не без веселья, стараясь со своим побитым лицо не превратить улыбку в оскал, альфа прежде всего взглянул на пострадавшую. — Полагаю, запасного платья у вас с собой нет?

+2

4

Можете себе представить худший день рожденья? Теперь Ячиру легко представляла, что это такое, когда по тебе стекает вязкий молочный коктейль и хочется провалиться сквозь землю. Она встала и только растерянно дышала. В голове немного звенело, потому как так стыдно девушке еще не было никогда. Клаудия готовая бушевать, почему-то тихо стояла рядом, Мацумото гладила Фурукаву по руке успокаивая. Омега в этот момент еще сильнее запахла коньяком, потому что расстроилась до глубины души, заглушая даже аромат смородины.
- Клаудия… - голос предательски дрожит, почти ничего не видит, потому что слезы застлали взоры. Выдохнула. Несколько раз моргнула, вынуждая слезы упасть и потеряться на грязном платье. Волосы слипались уже, и захотелось в душ. Навсегда.
В этот миг Ячиру наконец-то смогла оценить весь масштаб трагедии, потому как в зале была практически единственной омегой. Омегой в мокром платье, которое прилипло в телу. Омегой, которая в расстроенных чувствах и нуждается в поддержке. Омегой с испорченным днем рождения. Фурукава уже было хотела вызвать водителя отца и спрятаться дома, как рядом появился яркий цитрусовый аромат, подействовавший словно успокоительное. Ячиру всегда нравились и апельсины, и мандарины и прочие разновидности вкусных плодов. Позже примешался запах костра и девушка подняла взгляд от пола уже со спокойным лицом. «Никогда не показывай своего горя» , - бабушкин голос ворвался в голову и сразу же пропал.
- Доброго вечера…да. Запасного платья у меня нет, поэтому я бы попросила Вас составить компанию моим подругам, а мне необходимо вызвать автомобиль, - голос все-таки  задрожал. Аромат коньяка стал слабее, уступая место шоколаду со смородиной. Люди уже стали оглядываться на ее безобразный внешний вид, из-за чего обескураженная Ячиру не могла сообразить где же ее сумка. Потом нашарила ее взглядом в руках у Клаудии и приняла так же из рук подруги платок – малое спасение от такой катастрофы. Это позднее Фурукава будет с усмешкой вспоминать, что расстроилась из-за платья, но это будет только через месяц. Запоздало осознала, что мужчина отдал распоряжение о повторе заказа.
- Отмените заказ… Пожалуйста, я не думаю, что будет справедливо потратить Ваши деньги на нужный коктейль, - не есть, ни тем более пить девушка не хотела теперь совершенно, поднимая взгляд на альфы, невольно, глубоко вдыхая его яркий аромат…и выдыхая уже гораздо легче.
Голову приходилось задирать вверх, поэтому обнажалось горло, сердце, все еще, выстукивало странный рваный ритм, да так, что со стороны заметно как пульсирует темная венка под светлой, почти прозрачной кожей.
- Благодарю Вас за сочувствие, - а с места двинутся не может, потому что по телу будто липким языком проводит монстр, вызывая мурашки, что оседают в затылке. Ячиру вытянулась как струна, минимализируя контакт тела с тканью.

+2

5

— Не будьте так категоричны, — голосом, не терпящим возражений, альфа достаточно резко обрезал пререкания девушки на корню. Еще чего не хватало, чтобы из его клуба уходили так скоро и в таком дурном расположении духа, пускай и по причине собственной нерасторопности. В конце концов, даже такая мелочь задевала самооценку Наполеона — что он, не альфа, не смог бы решить такую мелочную проблему?
— Вы здесь наверняка впервые, возможно, больше никогда в такие места и не придете вовсе, — резонно заметил мужчина. — И что — предпочтете распускать нюни, вместо того, чтобы исправить ситуацию?
Официант тем временем старательно делал вид, что протирает столик и совсем не подслушивает. Но когда уже полированная поверхность была не то, что чистой, а сверкала от усердной работы мягкой тряпки, молодой бета сообразил, что его дальнейшая задержка уже не оправдается якобы выполнением своих должностных обязанностей. Нет, Наполеон знал эти уловки и потому красноречиво зыркнул на юношу. Тот, наконец, ретировался.
Девушка была очень мила. Но омега. Прежде всего, не для этого места, — еще раз подумалось альфе. Да и вдобавок, с учетом характера и своей принадлежности, предсказуемо сентиментальна. Стеснительна. И наивно, неразумно упряма! Мужчина мог бы с легкостью задавить ее характером или прямым требованием, но все-таки в нем было воспитано уважение к омегам, особенно к женщинам.
Приходилось действовать иначе.
— От владельца клуба не убудет, если он заменит вам лишний заказ, — во избежание дальнейших пояснений, альфа сразу указал на свое положение в этом клубе, чтобы сбить стеснительность и принципиальность девушки в вопросе денег. — А подруг оставлять некрасиво — кто знает, чем это обернется?
Он широко улыбнулся — не без наглости, но с привычной веселостью, — и на миг появившаяся отцовская интонация, которой Наполеон старался избегать и которой сам же пугался, как предвестника своей старости, сменилась привычными скрытыми намеками. Нет, разумеется, Бонасера ничего не стал бы делать по отношению к юным гостьям, однако играть на их эмоциях и чистых помыслах было одной из его любимых забав. Он не мог быть полностью уверенным в подругах омеги, особенно в одной из них — с такой игра шла бы по другим правилам, а вот сама виновница шума вполне вызывала объяснимые желания. Но не больше допустимых.
— Ваши подруги подождут вас, пока мы будем решать проблему с вашим нарядом и прической. Поверьте, у нас в гримерной есть все и на все случаи жизни, — посмеявшись сдержанно, чтобы не спугнуть девушку, Наполеон протянул ей руку. Это был обычный жест, как если бы швейцар помог бы ей выйти из машины, опираясь на его ладонь.
Однако Бонасера не был швейцаром — он был незнакомым альфой, и только перчатки, которые неизменно обтягивали его кисти, как вторая кожа, были той защитой, не допускающей прямого прикосновения. Той гранью, которая не нарушала моральных устоев воспитания многих юных омег.
— Идемте. Или мне нести вас на руках?

+2

6

Ячиру была все-таки из той породы, которой не стоило бы класть палец в рот, ее доброта и неопытность во многих вопросах была только потому, что ее держали в ежовых рукавицах правила диаспоры, но вот так с собой она никому и никогда не позволяла разговаривать, сразу же выпуская скорпионье жало.
- Может Вы и хозяин данного, на удивление милого места, но я бы попросила Вас выбирать тон и слова по отношению к тем, кто младше Вас, - вспылила, да так, что да Клаудия посмотрела на нее своими большими глазами, осознавая, что впервые видит подругу, у которой слегка сорвало тормоза от стресса. Находясь в незнакомой и весьма не комфортной ситуации омега, могла вести себя агрессивно, что было не слишком свойственно воспитанию.
- Простите, - отозвалась уже спокойней и повела плечо привыкая все-таки к не приятным ощущениям, расправляя спину, от непрошенных ранее слез линза съехала и девушка, несколько раз сильно моргнула, и тонкий пластик вылетел прочь, открывая черные, большие, чуть суженные к внутреннему краю глаза. Чужую руку она приняла без особого стеснения, потому как этот мужчина, пусть и был странным, вряд ли вообще мог воспринимать Ячиру как сексуально привлекательную особу.
- Предпочитаю ходить своими ногами, да и мы с Вами не в том положении, в котором можно было бы мне оседлать Ваши руки, - мягкая и уже привычная для знакомых улыбка. Теплый взгляд, теперь более естественный и открытый.
- Надеюсь в Вашей гримерной есть душ? – легкая улыбка, пусть и слегка лукавая. В стороне от дома Ячиру себя чувствовала и не уверенно и смело одновременно, адреналин повышался в крови, давая шанс для прорыва ее авантюрному началу.
«Включай мозги, дурочка, иначе потом придется бежать так далеко, что не получится и ноги унести», - все твердил внутренний голос, будто предчувствовал что-то не очень хорошее. А что может быть хорошего в том, чтобы помыться в стрип-клубе? А если там будут камеры или другие люди, а может там будет еще и мужчины? А если платье будет слишком открытое?  Последнее правда всегда хотелось попробовать – глубокое декольте и разрез до середины бедра. А может короткое с открытой спиной и пусть все любуются едва заметным узором на спине, или длинное, до самого пола, а верх состоит только из нескольких лоскутков. Если честно, Ячиру ждала когда истечет срок ее пребывания под отцовской опекой, тогда она сможет переехать в дом бабушки, которая сохранила особняк покойного деда в первозданной красоте и величии, там даже доспехи древние сохранились. Тогда можно будет быть более открытой, яркой.

+2

7

— Вот как! — неопределенной фразой ограничился Наполеон и тем самым ответил сразу же на все слова юной барышни. Он не был удивлен такой сменой поведения омеги — с той жизнью, которая досталась Бонасере, его сложно было чем-то удивить. А уж особенно, если дело касалось женщин — как бы ни были непредсказуемы эти прекрасные существа, альфа заранее выработал в себе «иммунитет» к подобным действиям.
Разве что внезапно объявившаяся дочь совсем не вписывалась в эти устои. Черт возьми, как он мог это допустить...
Впрочем, сейчас не время опять раздумывать над ошибками своей молодости, сейчас следовало бы сдержать всеми правдами и неправдами свою агрессию. А ее уровень заметно подскочил в крови мужчины, получившего подобного рода хамоватый выпад — в конце концов, некрасиво необоснованный. Стресс стрессом, однако мужчина никогда не принимал это за оправдание, хоть и позволял себе порой вести себя также неудержимо эмоционально.
— Душ вам не понадобится, не волнуйтесь, — все еще с дружелюбной улыбкой, не омраченной тенью недовольства, возразил альфа, ведя девушку через весь зал к самой дальней, скрытой за тяжелой шторой служебной двери в гримерные комнаты.
Еще каких-то лет десять назад, когда Наполеон не был способен контролировать вспышки своих негативных эмоций, он бы не церемонился. Не смотря на вложенное, вбитое в голову матерью-омегой уважение — прежде всего, к ней самой, и к остальным прекрасным, как следствие, — Бонасера заставил бы девушку краснеть. Не погнушался бы действиями, словами, чтобы образумить особу, которую он пытался вывести из конфузной ситуации безо всякой задней корыстной мысли. Но то было раньше. Сейчас Бонасера лишь неслышно скрипнул зубами, и только заходившие желваки, скрытые улыбкой, могли выдать его состояние.
— Не научили манерам? — понизив голос и склонившись к уху девушки, уже стоя возле двери в гримерку, вдруг начал альфа. — Или ты решила, что правил приличия придерживаться не стоит только потому, что это — стриптиз-клуб?
Ответить он гостье не дал: открыл дверь и скользнул ладонью по женским лопаткам через ткань платья, подталкивая девицу в гримерные комнаты. Готовившиеся к выступлению полуголые омеги, а иной раз и беты с альфами даже не обратили внимания на вошедших. В конце концов, у них были свои дела — подправить костюм, уложить прическу, подкрасить губы... что там еще обычно делают люди подобного рода профессии.
Однако появление Бонасеры в компании молоденькой девицы заметила Бьянка, которая как всегда была в нужное время в нужном месте. Альфа мысленно взвыл: удивительная женщина, прям чует, что Наполеон опять где-то чудит.
Мужчина криво усмехнулся разбитыми губами, а привлекательная бета уже стояла напротив него, выразительно глядя то на девушку, то на самого альфу.
— Наполеон, — сдержанно и тихо, как перед бурей, начала Бьянка.
— У милой девушки случилась непредвиденная ситуация, — пояснил Бонасера, — отведи ее к своим девицам, пускай поколдуют.
Администратор смерила Наполеона красноречивым взглядом, плавно развернулась и после слов «идите за мной» направилась в сторону гардероба, где так же находилась ширма для переодевания (судя по всему, особо скромных) и прочие необходимые средства для пыток. Иначе альфа эти женские преобразования назвать никак не мог.
Пока девочки-гримеры приводили в порядок волосы и лицо, стирая остатки молочного коктейля и ликвидируя последствия неудачного столкновения, Наполеон подбирал платье. Подивившись, откуда в гардеробе стриптизеров есть вполне себе приемлемые платья, альфа, под нервный смешок Бьянки, выбрал на свой вкус. Отдав его одной из девочек, мужчина обворожительно улыбнулся омеге:
— Надеюсь, вам понравится — оно вам будет в самый раз. В любом случае, другого варианта нет.
Строго настрого приказав девицам из гримерки не показывать платье до того самого момента, пока гостья не увидит его на себе в отражении зеркала, альфа присел поодаль в кресло в сопровождении Бьянки. Она улыбалась.

Платье.

+2

8

Конечно же, после своих слов девушка сразу же покраснела и поняла, что ее дурная скорпионья натура как всегда сыграла с ней злую шутку. Как ни крути, но Ячиру совершенно не желала обидеть владельца этого клуба и уже тем более не стремилась вызвать в нем агрессию, но увы, все вышло именно так.
- Простите…я не хотела Вас обидеть, - румянец заливал уже щеки и шею, стало жарко и запах смородины исходящий от японки усилился раза в два. Низко опустив голову следовала за мужчиной, держась за него и стараясь не думать о том, каким способом он может отомстить, потому как прокручивая в голове свои слова, Фурукава осознала насколько грубо и бестактно отозвалась на предложенную помощь. Кусать губы оставалось да и только, а после молить о прощении. Причем прилюдно, а этот факт заставлял Ячиру практически дрожать от волнения.
Голову ей помогли помыть, потом раздели и долго кутали в какие-то  одежды, даже сделали макияж, волосы оставили распущенными и просушенными, идеально прямой волной спадающей на спину. Линзы Ячиру не решилась надевать и теперь пыталась отыскать глазами зеркало, но такового ей не показали, только вывел вперед, к тому, кто привел ее в гримерку и судя по строгой даме, что так холодно приветствовала Наполеона, девушка не вызвала восторга, а может и не она являлась причиной плохого настроения беты.
Кожу нигде не холодило, поэтому Фурукава пришла к выводу, что ее платье теперь не слишком открытое, да и ворот обхватывающий горло говорил о многом,  а может она от волнения не слишком замечает прохлады помещения. Ткань была легкой и приятной для тела. Ячиру выводили с закрытыми глазами. Девушка чувствовала как тесновато оно в груди, но не всегда же реально угадать с размером, зато на талии было свободно, а значит поужинать она сможет. Колени не обдувало и судя поэтому, длина одеяния весьма внушительная, что успокаивало Фурукаву насказанно!
Когда девушку подвели к зеркалу и открыли глаза, Ячиру замерла осматривая себя в  тонком платье, легком  и очень сдержанном в цвете, идеального кроя и закрывающего все тело. Все же этот внушительный альфы был хорошим человеком, вызывая этим фактом на лице девушки яркую и ласковую улыбку. Поддаваясь порыву, она повернулась к нему, шурша, еле слышно, юбки, отбивая каблучками веселый бег, и крепко обняла  за шею, с его ростом, даже сидящее положение делало Наполеона достаточно высоким, особенно по отношению к Ячиру.
- Спасибо! Спасибо! Простите, что была такой грубой! – обнимая крепко и чуть ли не плача от счастья, прижималась к нему тесно. С запозданием осознала, что все-таки приличным девушкам не стоит себя так вести, и отпустила мужчину, потупив смущенный взор в пол, а точнее на его ноги в брюках и ботинках.
- Я Вам очень благодарно, господин Наполеон, - шаг назад и на автомате выполняет классический поклон благодарности. Спина прямая, плечи расправлены, ладони вместе, сгиб почти под прямым углом телом, и медленно выпрямиться, смотря в глаза своему спасителю. На губах играет ласковая и нежная улыбка, глаза полны благодарности, и даже окружающие полуголые люди ее не смущают. Даже строгая дама возле альфы.

+2

9

— Наполеон, это твоих рук дело?
— Ни в коем разе, — абсолютная правда.
— А помочь ты решил...
— Безо всякой корыстный мысли.
Бьянка вскинула тонкую бровь, выразительно взглянув на мужчину, после чего изящно отмахнулась от него, будто это он сейчас ей надоедал подобно назойливой мухе. В ответ альфа не преминул передернуть ее, скривив губы в немом подражании, стоило женщине отвернуться — в общем-то, за это получил подзатыльник. Она что, вообще все видит? И почему она обращается с ним, как с ребенком?
Альфа тихо фыркнул себе под нос, откинувшись удобнее на спинку кресла, в ожидании чуда. В общем-то, эту своеобразную омегу с непостоянным, как ему уже успело показаться, характером, вполне можно было подвести под категорию «чудо». Впрочем, это не отменяло того факта, что юная особа была весьма недурна собой даже в этом образе: хамоватость, случайная или нет, обескураживала, но не портила внешности. Поэтому Наполеон с нетерпением ждал, когда с омегой перестанут возиться гримерши-костюмерши, и девушка появится в новом образе. Единственное, о чем он мысленно просил этих самых девочек, так это чтобы они не увлеклись случайно макияжем — бойкая краска из любой прелестницы сделает старую стерву.
Однако реальность превзошла ожидания, что бывает достаточно редко. Когда к нему вышла юная омега в новом платье, Бонасера непроизвольно затаил дыхание, словно боясь спугнуть этот премилый образ, едва ли не казавшийся ему фантомным. Романтично-нежная и мягкая ткань практически идеально повторяла фигуру девушки, за исключением некоторых упущений. Длинные свободные юбки, струящиеся вдоль стройных ног, придавали образу невесомости и заметной хрупкости.
Наполеон никак не выдал своего удивления: разве что зрачки его заметно расширились, но для такого приглушенного света это было естественным явлением, и потому альфа лишь довольно улыбнулся уголками губ. Он даже подался чуть вперед, сидя в кресле, чтобы повнимательнее изучить взглядом девушку, но тут же замер. Похоже, сегодня вечер поражений — причем окончательных и незапланированных. Сейчас же, после той нелицеприятной сцены, эта юная особа бросилась ему на шею с объятиями. Сказать, что Наполеон этого не ожидал, значит, не сказать ничего, потому что по сути в гримерке его е клуба на него с объятиями обычно бросались исключительно стриптизеры. И совсем в другой одежде, если ее можно было так назвать.
— Гм. Что-то вас, барышня, кидает из стороны в сторону, — усмехнулся альфа, легко положив ладонь на поясницу девушки, тем самым будто поддерживая ее. — Тем не менее, платье вам идет — вы в нем еще прекраснее.
Бонасера коротко засмеялся, подняв взгляд на Бьянку. Та лишь молча кивнула, соглашаясь, однако в следующую секунду ее отвлекли очередные рабочие моменты. Тяжеловато приходилось администратору клуба — столько работы! — не то, что его владельцу, который в очередной раз оказался в компании красивой девицы. Просто в компании, Наполеон четко ограничил для себя моральные рамки.
— Рад, что и вам понравилось.
Мужчина поднялся с кресла, все еще поддерживая девушку за талию, и смотрел на нее теперь с более внушительной высоты. У девушки черные глаза? Почему-то с самого начала он не обратил на это внимания, посему сейчас был заинтересован насыщенным цветом глаз — было в нем что-то затягивающе, будто черная смола, которая облепляет и не дает возможности выпутаться. Но полно с сантиментами.
— А давайте прежде, чем я отведу вас обратно — вы мне назовете свое имя. Полагаю, вашим подругам сейчас есть, чем заняться, — альфа криво усмехнулся, взглянув в сторону двери, ведущей на сцену, где уже вовсю извращались гибкие танцовщики. — А нам пока ни к чему торопиться. Самое интересное будет ближе к ночи.

+1

10

Фурукава как ни странно чувствовала себя рядом с мужчиной очень комфортно и теперь не могла оторвать глаз от его мужественного лица, внимательно изучая, запоминая и будто бы впитывая. Внутренний датчик, интуиция или как еще можно назвать странное чутье, которое говорит своему владельцу – этот человек хороший, этот плохой, сейчас, буквально-таки искрило от ощущений, что Наполеон хороший, может не для всех и каждого, но именно сейчас альфа был таким. Девушка смутилась на его замечание о крайностях поведения, опуская голову достаточно низко.
- Простите…я доставила столько хлопот, - прикусила губу, взглядом ища, чтобы можно было бы повертеть в руках, но пока получалось теребить исключительно подол платья, чуть приподнимая его из-за этого над полом.
- Мое имя Ячиру, но Вы можете звать меня Ячи, - снова подняла свои черные, без единого блика глаза на мужчину, и улыбнулась, тепло и нежно, как могла улыбаться только братьям и матери. Что-то неуловимо вынуждало Фурукаву верить этому огромному, по сравнению с ней, альфе, искать защиты, а быть может это просто говорила ее настоящая природа и натура, не обремененная  рамками и приличиями.
- Не думаю, что Клаудия заметит мое исчезновение за всеми этими прекрасными танцами, а знаю мою вторую подругу…в общем вечером я буду возвращаться домой в гордом одиночестве, - улыбнулась мягко, чуть расправляя плечи. Пальцами быстро спрятала прядь волос за ушко, прикусывая губу.
- Господин Наполеон, если Вас не затруднит, можно мне хотя бы бокал воды, сегодня я еще не обедала, так хоть попить немного, - снова смутилась от своей же просьбы и приказала себе мысленно,  собраться и вести себя достойно, а не как маленький ребенок.
-И у меня есть один вопрос, где Вы берете такие ткани? – погладив себя по талии, Ячиру в который раз поразилась тому какой атлас или шелк, или что это такое было  - мягкий и приятный, складывается под пальцами легко, и чуть переливается.
- Платье просто отличное, - покраснела, опять смотря на мужчину, чувствуя его так близко и одновременно весьма комфортно, странное сочетание, но омеге это нравилось. Не с каждым альфой можно вот так просто и легко дышать одним воздухом.
- Пожалуй, это лучший подарок на мой день рожденья сегодня, - просияла, поворачиваясь к зеркалу лицом, заставляя широкие и длинные юбки шуршать и скользить по коже приятным водопадом, только сейчас понимая, что ее так и не отпустили, руки – горячие и большие, такие, что при желании могут сжать до хруста совершенно не напрягали, не мешали и ощущались как часть ее самой. Невольно втянула живот, который и так был достаточно плоским,  поворачивая голову к альфе.
- Никогда не думала, что я настолько маленькая, - рассмеялась, смотря на свое отражение по сравнению с альфой.

+1

11

Мужчина держал девушку за точеную талию своими широкими ладонями, горячими даже в перчатках, и сильнее сжимал ее, будто норовя прочувствовать кожу через материю.
— Ячиру, — не то утвердительно, не то вопросительно проговорил Наполеон, будто пробуя и запоминая это имя. — Вы знаете, у меня хорошая память на лица, особенно на, — взгляд невольно упал на ее полную грудь, — на женские, — с невозмутимой улыбкой Бонасера перевел прямой взгляд на ее глаза. — А вот имена периодически забываю. У Вас оно... гм, необычное. Поэтому не смейте на меня обижаться, если я ненароком подзабуду — я принесу свои извинения, обещаю. 
Альфа весело улыбался, однако не спешил выпускать юную омегу из своеобразных объятий: все-таки он был любителем женщин, их красоты и тепла, и не торопился лишать себя приятной возможности окунуться в легкий шлейф девичьего аромата, разбавить терпкий запах смородины благодушной каплей цитруса. Возможно, это отрезвило бы обоих, не позволило бы расслабиться и обмануться несуществующим между разных полов намеком дружбы. Наполеон не был порядочным, не был таким уж бескорыстным, и хоть держался в рамках дозволенного, однако не мог быть уверенным, что не отреагирует на девушку «должным образом».
Хорошие подруги, ничего не скажешь. Бонасера даже подивился этому, машинально проводя сравнения со своими друзьями. Нет, они всегда бар покидали вместе, хотя бы потому, что систематически доходили исключительно до того состояния не стояния, когда уже красиво уйти с очаровательной барышней на остаток ночи не представлялось возможным. Но, впрочем, ладно, здесь и правда разные ситуации выходят.
— В таком случае, — решительно взяв слово, мужчина с заговорщицким тоном обратился к девушке, едва заметно прижав ее к себе и склонившись к уху, понизив голос в доверительном контексте, — давайте опередим злые умыслы ваших подруг? Бросим их первыми, раз они особо не расстроятся. Или вернемся много позже, а пока Вы можете присоединиться ко мне...
Мужчина не стал отстраняться от девичьего лица, лишь проникновенно заглядывая в глаза, располагая к себе интонацией, теплой улыбкой, даже легкими лучиками-морщинками от глаз, что делали его еще более открытым и солнечным. А люди, как правило, любят свет — во всяком случае, к нему больше доверия и меньше опасений.
— Бытует мнение, что в компании альф омегам иногда может быть интересно, — шутливо заметил Нап.
Впрочем, вскоре от лица он отстранился очень внезапно, сразу же переводя задумчивый взгляд в сторону, будто кого-то ища в округе. Но, так и не найдя, неопределенно пожал плечами, крепче подхватив девушку ладонью под лопаткой, не давая возможности отстраниться.
— Зачем же воды? Вам плохо? Если дело только в голоде, так пойдемте за мой столик — оттуда, кстати, вид лучше. Честное слово, правду говорю!
Он непроизвольно заткнулся, поджав губы и удивленно вскинув брови, когда услышал от девушки про день рождения. Вот уж где-где, а в стрип-клубе отмечать такой празднике миловидной девушке — ему явно никогда бы не пришло это в голову. Черт, он, вероятно, стареет, раз не может следить за новыми тенденциями в моде молодых людей.
— Что ж, тогда платье будет Вам подарком, оно и правда Вам очень идет. Странно только, что оно не расходится по швам и не становится прозрачным, это как-то было бы ближе к нашему клубу... так что я теряюсь в догадках, что такой наряд здесь делает, — он усмехнулся, без особых размышлений переведя ладонь с хрупкой лопатки девушки по ее плечу, скользнул по всей руке и осторожно сжал тонкие пальчики, потянув омегу за собой. Ненавязчиво, но требовательно. — Надеюсь, Ваш день рождения еще можно исправить, и я собираюсь приложить к этому все усилия.

+1

12

Теплые ладони на теле заставляли немного нервничать, но только первые две или три минуты, а потом это стало весьма приятно. По коже, будто стали, блуждать мягкие кошачьи лапки, расслабляя. Вскоре теплая волна спокойствия пригладила девушку за ушками и снова скользнула на талию. Это странное спокойствие совершенно не было похоже на то, каким оно бывает рядом  с братом. Той тишине хочется дурачиться и щекотать, болтать, веселиться, пройтись на ногах брата как в детстве, когда малышей только учат ходить. Те объятия были родными и привычными.
Эти стали иными. Горячими и надежными, сильными, не так у брата или отца, в этих руках хотелось просто утонуть, уснуть, прижаться теснее к сильному телу и слушать приятный голос.
- Да, Ячиру…для здешних мест мое имя и правда слегка…необычное, хорошо хоть мои родные не решили меня назвать Юмико, - улыбнулась и втянула воздух поглубже, полной грудью, ощущая как цитрус щекочет нос, отрезвляет и повышает настроение. Альфа казался ей очень солнечным и добрым, таким, каким бывают только рыжие коты. В голову это сравнение пришло внезапно, но именно на большого и тепло-пушистого кота был похож мужчина.  Наполеон вселял уверенность и чувство полной защищенности. Ей как омеге, может и не следовал быть столь беспечной, но как говорила ее бабуля: «Когда еще быть беспечным и глупыми, как не в молодости?» После этого старушка трепала Ячиру по щеке и снова становилась серьезной, делая замечания в работе.
Поэтому ее глупостью и беспечностью было стоять вот так с альфой и смотреть ему в глаза, принимать, наверняка дорогой, подарок в виде платья, оставаться с ним наедине и не сообщить подругам вообще о своем, возможно долгом отсутствии.
Услышав слова о том, что они могут сбежать от ее подруг, которых она, конечно же любила, вот только общество Ханы, ей было куда приятней. А эти постоянные намеки, что пора бы уже завести мужчину, хотя бы бету, и всячески предлагали своих друзей? Решено! Сегодня только ее день, и если Наполеон столь любезно предлагает свою кандидатуру, Ячиру согласиться. Как только преодолеет ужасное смущение! Дикое!
Прикосновение горячего дыхания к ушку осело где-то в районе горла, и именно оттуда начал подниматься румянец, заливая щеки, вынуждая от стеснения и неловкости, неопытности кусать губы.  Альфа ко всему прочему поражает ее еще и красотой своих глаз – теплых и нежных, светлых. Такое чувство безмятежности у омеги бывало только при взгляде в далекое небо перед рассветом.
- Господин Наполеон, Вы несколько принижаете способности альф, в компании брата мне никогда не бывает скучно, а с Вами я смогу провести чудесное время, - проговорила ощущая горячую ладонь на своих лопатках и заливаясь румянцем повторно от того, что платье совсем не подходит стрип-клубу и возможно здесь есть какой-то подвох.
- Очень надеюсь, что оно не лопнет в самый неподходящий момент, - отозвалась, удерживая с  трудом свое тело. До «того» времени еще было прилично, но то, как пальцы, спрятанные за тканью перчаток, скользят от лопаток к плечу, касаются руки, Ячиру захотелось блаженно мурлыкнуть, прижаться и быть ооочень послушной.  Спину все равно дрогнул прогибаясь, складывалось ощущение, что одежда совсем не мешает, что альфа касается оголенной кожи. Следом за его движение повела плечом, отклоняя голову в сторону, шумно выдыхая. Мгновение и сам мужчина спасает положение, обнимая своей ладонью ее ручку, ведя за собой.
Фурукава не сопротивляется, идет следом, почти плывет, старательно подавляя в себе глупые мысли, чтобы запах терпкого коньяка не растекался вокруг.
- Скажите…и чем же мы будем спасать этот вечер? – мягко и нежная улыбка, как ей казалось получилась на губах, но в ней все равно проскользила некоторая неловкость.  Сжимая своими пальцами чужую ладонь, Ячиру услышала как урчит живот и прикусила губу.
- Вы правы…я очень голодная, - призналась, но тут же расслабилась, потому как вся аура Наполеона внушала доверие и тепло. Он словно сиял изнутри, заставляя верить и полагаться на сильные руки. Каблучки туфель поспевают за мужчиной с веселым перестуком, немного возвышая Фурукаву над полом, но она все равно слишком маленькая по сравнению с альфой, но это приятно. Омега невольно задумалась, что иногда очень приятно побыть беззащитной и хрупкой, мягко следуя указаниям альфы, купаясь в его тепле и заботе.

+1

13

...Время шло очень быстро, за него невозможно было ухватиться, его нельзя было остановить или замедлить хотя бы на сотую долю секунды — тщетно. Оно шло по своим правилам, безмятежно и легко, забирая для памяти общие мгновения и приближая момент прощания.
Столик, за который Наполеон отвел свою юную спутницу, находился как всегда в самом выгодном месте, с которого было видно сцену, зал, однако сами они находились в «слепой зоне» для гостей. На красной ткани в плоских черных блюдах лежали разнообразные закуски и угощения, в отдельной пиале из темного стекла медленно подтаивал разломленный на кусочки шоколад разного вкуса, будь то молочный с орехами либо черный с цукатами. Вообще, альфа был страстным любителем сладкого, за что не раз платил лишними часами в тренажерном зале. Поэтому ему всегда приходилось сдерживаться, вот и сейчас случалось то же самое: он потягивал виски и незаметно для себя заедал его шоколадом, периодически цепляя кусочки рахат-лукума и марципана.
С алкоголем мужчина был осторожен — он советовал девушке те или иные коктейли, которые были проверены, чтобы доставить удовольствие и расслабить, и не загубить следующее утро. Нельзя же было оставить у милой юной девушки, попавшей сюда впервые, похмельный осадок от неправильно смешанных вин.
Бонасера вел непринужденную беседу: он шутил, иногда рассказывая что-то веселое то про сам клуб, то про нелепые ситуации, которые случались здесь, а иной раз, доверчиво понизив тон, даже выдавал казусы вечно серьезной и деловитой Бьянки.
— Вообще, к нам иногда заглядывают девушки твоего возраста, — Наполеон не заметил, как и когда перешел к юной омеги на «ты», но это не мешало ему продолжать разговор, — не пойми меня неправильно, это не в укор или насмешку, однако я все равно считаю, что подобное место для людей другого типа, возраста, статуса. Сюда скорее за последним-то и приходят, а не ради развлечения — мало, кто может увидеть здесь что-то, чего уже не видел. Да сама глянь, — он кивнул головой на гостей, — большая часть — постоянные клиенты, я лично их знаю. Деньги девать им некуда, да и время свободное есть, а приличные развлечения давно уже не в чести. Хотя, в общем-то, только благодаря им и держится мой клуб.
Альфа замолчал, чуть хмуря свои брови и поджимая губы. После чего потянулся к очередному кусочку шоколадки и одернул руку, вспоминая, что в очередной раз перебарщивает.
— Вам часто доводилось видеть толстых, свиноподобных альф? — рассмеялся мужчина. — Непривлекательное зрелище. Как бы и мне не докатиться до такого!
Наполеону нравилась юная собеседница. Он был капо, он был владельцем клуба и мужчиной, но прежде всего он был альфой, и присутствие омеги — особенно женского пола, да к тому же такой привлекательной наружности, скрашивало любой негатив. И очень льстило.
— Мои дети чуть младше тебя, — зачем-то вдруг заметил Бонасера, задумчиво отпивая виски, машинально возводя Рика в ранг своего ребенка. — Один тоже тут околачивается периодически, вторая и вовсе не слушает вразумительных доводов. Надеюсь, ты не заставляешь своих родителей нервничать, пополняя количество их седых волос?
Он непринужденно продолжал беседу ни о чем и обо всем одновременно, при этом внимательно слушая собеседницу, когда та отвечала, и не сводя с нее теплого взгляда.
На сцене то и дело одна за другой сменялись картинки: то танец миловидной и хрупкой омеги, то групповое вступление разных мастей, а под конец и вовсе в имитированном бокале мартини в причудливых позах изгибалась молодая брюнетка.
Таким образом прошел час, а может два, или даже три — кто следил за временем? Уж точно не эта пара, оба из которой были заняты общением друг с другом и немножко тем, что творилось вокруг.
Однако.
К Наполеону подошла Бьянка, властно и одновременно деловито положила ладонь на его плечо, склонившись к уху. По выражению ее лица было видно, что случилось что-то явно непредвиденное и серьезное, но женщина как и всегда оставалась сдержанной и хладнокровной. Бонасера недовольно нахмурился, несколько устало кивнул и сказал лишь, что подойдет через десять минут. После чего вновь обратился к своей юной визави:
— Надеюсь, я немного скрасил твой вечер, — альфа обворожительно улыбнулся, так, что в уголках его глаз образовались маленькие морщинки. — К сожалению, вынужден тебя покинуть. Но прежде... у тебя ведь день рождения... гм. Подожди минутку, — с этими словами он энергично поднялся со стула и направился в свой кабинет, обходя зал. Впрочем, мужчина очень скоро вернулся, держа в руке маленький бархатный мешочек черного цвета.
— В свое время я купил эту вещицу потому, что мне безумно понравились маленькие камни и плетение. Но я не нашел, кому и ради чего ее подарить — так и пылится без дела. Полагаю, тебе оно подойдет. Однако мне придется попросить тебя закрыть глаза и допустить безобидную шалость, — Наполеон улыбнулся сдержанно, но не без хитрости, будто кот, готовый к прыжку за очередной наградой.
Он смотрел на девушку, ожидая, пока та закроет глаза, и когда наконец ее веки оказались плотно сомкнуты — хоть альфа и предполагал, насколько непросто, вероятно, ей далось это решение, — он бесшумно присел возле ее ног, осторожно, но достаточно властно обхватил за тонкую щиколотку под длинной юбкой, достал из маленького мешочка серебряный браслет и застегнул его на изящной ножке. Тонкая витиеватая цепочка поблескивала, соединяя друг с другом маленькие хризолиты, имитированные под зеленый и яркий, с серебряными прожилками лайм.
Позволив себе скользнуть ладонью по ее ноге, совсем невесомо, мужчина поднялся и легко коснулся губами ее скулы.
— С днем рождения, — приглушенно, на ухо, но так, что его голос отчетливо слышался на фоне музыки и остальных голосов. — Прости, что вынужден оставить тебя. Пускай подруги к тебе присоединятся, официанты все устроят. Если тебе однажды понадобится моя помощь — звони, — вложив ей в ладонь тот самый мешочек, в котором находилась визитка, Наполеон, наконец, выпрямился и благодушно улыбнулся.
Вскоре мужчина скрылся за дверью подсобки, откуда, если напрячь слух и постараться, можно было услышать разрастающийся скандал.

0


Вы здесь » Неополис » Незавершенные эпизоды » [FB] В страшную сказку злого факира | 5.11.2015