19.09.2017 » Форум переводится в режим осенне-зимней спячки, подробности в объявлениях. Регистрация доступна по приглашениям и предварительной договоренности. Партнёрство и реклама прекращены.

16.08.2017 » До 22-го августа мы принимаем ваши голоса за следующего участника Интервью. Бюллетень можно заполнить в этой теме.

01.08.2017 » Запущена система квестов и творческая игра "Интервью с...", подробности в объявлении администрации.

27.05.2017 » Матчасть проекта дополнена новыми подробностями, какими именно — смотреть здесь.

14.03.2017 » Ещё несколько интересных и часто задаваемых вопросов добавлены в FAQ.

08.03.2017 » Поздравляем всех с наступившей весной и предлагаем принять участие в опросе о перспективе проведения миниквестов и необходимости новой системы смены времени.

13.01.2017 » В Неополисе сегодня День чёрной кошки. Мяу!

29.12.2016 » А сегодня Неополис отмечает своё двухлетие!)

26.11.2016 » В описание города добавлена информация об общей площади и характере городских застроек, детализировано описание климата.

12.11.2016 » Правила, особенности и условия активного мастеринга доступны к ознакомлению.

20.10.2016 » Сказано — сделано: дополнительная информация о репродуктивной системе мужчин-омег добавлена в FAQ.

13.10.2016 » Опубликована информация об оплате труда и экономической ситуации, а также обновлена тема для мафии: добавлена предыстория и события последнего полугодия.

28.09.2016 » Вашему вниманию новая статья в матчасти: Арденский лес, и дополнение в FAQ, раздел "О социуме": обращения в культуре Неополиса. А также напоминание о проводящихся на форуме творческих играх.
18+ • аниме, омегаверс, авторский мир
эпизоды • июнь – ноябрь 2017 года
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Вверх страницы

Вниз страницы

Неополис

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Неополис » Незавершенные эпизоды » [AU] Porta itineri longissima


[AU] Porta itineri longissima

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

1. НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА: Porta itineri longissima*

2. УЧАСТНИКИ ЭПИЗОДА: Джим Купер (Вилмос Кольтаи), Шон Вейнер (Орен Фокс)
3. ОПИСАНИЕ СЕТТИНГА: АУ, события происходят в национальном горном парке Деметры, время года зима.
5. КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ СОБЫТИЙ: Двое альф оказались в снегах Идер-парка. Справа лавина, слева - медведь-шатун, а прямо перед тобой ненавистная рожа соперника, из-за неверных шагов которого, вся группа путешественников оказалась в опасности. Как не перегрызть друг другу глотки и выйти к людям, чтобы получить помощь? Как спастись от бурана, и не попасть в лапы хищника?

* Труден лишь первый шаг.

Внешность: Джим Купер - арты Майкл Фассбендер, Шон Вейнер - арты Брэдли Купер

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Пятиминутка джимовых мордашек
Наивная молодежь...

http://s019.radikal.ru/i606/1601/57/987cb6ae8eff.jpg

Реакция Джима на второго альфу - "Что? Это его я должен слушаться, да ладно!"

http://s020.radikal.ru/i721/1601/55/536a19e3ddee.jpg

Иногда большие и грозные альфы чего-то не умеют - "вот *лять, боты на шнурках! как там дальше? перевить-сплести-развести? чем, мать-перемать, липы были плохи???"

http://s019.radikal.ru/i644/1601/b9/383342fbaf50.jpg

Ты такой дурак, что на тебя аж больно смотреть! Буду смотреть только одним глазом!

http://s019.radikal.ru/i639/1601/58/21a78bb0d873.jpg

Джим "внимательно" слушает Шона и думает - "А школе сейчас макароны бы давали с сыром"

http://s019.radikal.ru/i632/1601/7c/45c046e853c9.jpg

Отредактировано Vilmos Koltai (27 марта, 2016г. 09:57:49)

+2

2

[AVA]http://s45.radikal.ru/i109/1512/7a/dafcac6028c6.png[/AVA]

Хотите -
буду от мяса бешеный
- и, как небо, меняя тона -
хотите -
буду безукоризненно нежный,
не мужчина, а - облако в штанах!

В.Маяковский "Облако в штанах"

Если бы я был
маленький,
как океан,-
на цыпочки волн встал,
приливом ласкался к луне бы.
Где любимую найти мне,
Такую, как и я?
Такая не уместилась бы в крохотное небо!

В.Маяковский "Себе, любимому"

Тяжелые влажные комья снега грузно падали с серого низкого неба. Снег не кружился медленно в воздухе, умиротворяя и вводя в медитативное состояние, он скорее стремился к земле, чтобы смешаться с грязью и водой, облепить влажной кашей поверхности, намочить одежду прохожих.

Джим сидел на чемодане и с блаженной улыбкой смотрел в окно, потягивая слишком горячий кофе мелкими глотками. Взгляд его был устремлен в небо, как и все мысли. Через полтора часа его ждет борт самолета, который, рассекая серебряными крыльями потоки сырого и холодного воздуха, перенесет его на тысячи километров отсюда, к берегу неприветливого океана: серого, сурового и одинокого, а от того злого.

Он привычно оттолкнулся пятками от пола, чемодан покачнулся, теряя равновесие, и Джим неловко взмахнул руками, возвращая равновесие и чуть не облившись кофе. Впрочем, на полу остались темные сладкие кляксы, которые при высыхании станут ловушкой для пыли и будут без конца липнуть к пяткам. Надо бы убрать, но Джим не хотел портить себе момент. Он только чуть шире расставил ноги, покрытые рыжеватыми волосками, а на лице вновь заиграла плутовая улыбка. Эта его привычка - качаться на стульях, которая появилась еще в детстве, когда его засадили за книги (поражающие своей сухостью, скучностью и серость), с годами только крепла. Именно поэтому он извел все стулья, купленные на распродаже и сделанные из дешевого металла, который не выдерживал чрезмерной нагрузки на две задние ножки. Последнее тело "жертвы" как раз покоилось в углу кухни, печально раскорячив тонкие серебристые ножки, вывернутые под углом. Стоило бы выкинуть. Наверное.

Джим почесал кончик носа, отпивая кофе, и вновь прокручивая в голове план своего одиночного путешествия под парусом. После прилета, он возьмет в аренду машину, затем уедет за триста километров к западу, там его ждет яхт-клуб, где он договорился об аренде швертбота "Йота". После оснастит его всем необходимым для двухнедельного путешествия и отправится в путь к южному берегу океана, пересекая изумрудную гладь.

От одной мысли, что он вновь испытает себя, внутри у него порождался горячий шар, который разливался удовольствием внутри тела. Джим никогда не скрывал легкого презрения и откровенного разочарования, когда смотрел на альф, которые грызлись за директорское кресло в фирме или наращивали мышечную массу в спортзале. Они ушли от природы, зарабатывали дешевый авторитет, забивали в себе зверя, становились мягкими, влюбленными и изнеженными, как заварное пирожное. Ему это было противно. Сам же он считал, что находится по другую сторону от баррикад. Ему нравилось испытывать себя, поощрять свои инстинкты, давать волю своим эмоциям. Возможно, данная философия и мешала ему строить более или менее равные, партнерские отношения, что с альфами, что с бетами, что с омегами. Он, Джим Купер, был на вершине, а остальные, достойны лишь лицезреть его безразмерное эго. Конечно, в любом правиле были исключения, и ими были те, кто нес какие-то знания о выживании и проверки себя на прочность. Вот таким людям Джим смотрел в рот, не скрывая своего восхищения, только что не поскуливал от удовольствия и хвостом не мел по земле.

Но пора собираться. Стоит хотя бы одеться после душа, а то он так и сидел на кухне в одном полотенце, накинутом на бедра. И только он поднялся с упакованного накануне чемодана, как зазвонил телефон. Джим нехотя взял его в руки, он не любил внезапные звонки с незнакомых номеров, потому что они обычно портили планы.

На том конце провода раздалось переливчатое щебетание Йена, приятеля-беты, с которым они когда-то работали вместе в Идер-парке и водили туристов смотреть красоты горной цепи. У Йена была раздражающая привычка - начинать разговор издалека, засыпая собеседника вопросами, якобы таящими искренний интерес, и только усыпив бдительность, он наносил контрудар-просьбу.

- Ну, - перебил Джим собеседника на середине фразы. - Чего хочешь?

- Понимаешь, у нас тут одна группа собралась переход совершать по ущелью. А проводник, который пришел после тебя, исчез вчера вечером, скрываясь от кредитов банка, как оказывается. Ты более опытный, оплата неплохая, замени. Выручай, Джим.

- Что за идиот решил пойти такой зимой? Там же валит снег каждый день.

- Мы проводим противолавинные мероприятия, Джим, - голос на том конце стал жестче. - Многое поменялось за пять лет. Маршрут стал безопасней. Пойми, там такая ситуация, что она не терпит отлагательства. Лидер группы давно планировал и разрабатывал маршрут. Все, кто идет - опытные, ты учти. Они хотят пройти от Риверленда до Ист-Лондона за четырнадцать дней и шесть часов.

- Что? Да там минимум на шестнадцать дней, а при глубоком снеге и на все двадцать! - возмутился Джим и взмахнул кружкой с остатками кофе, плеснув ими на холодильник и стену. - Бл*ть!

- Поэтому и просим тебя. Оплата достойная.

- Я, вообще-то, в отпуск отправляюсь, - отрезал Джим, хватая полотенце и промакивая им обои.

- Отлично, я забыл, что ты любишь, чтобы тебя уговаривали! - устало выдохнул Йен, и Джим отчего-то очень ярко представил как тот потирает глаза, приподняв очки тонкими пальцами. - Но я пропущу этот момент, балда! Потому что я уже сутки на ногах и обзвонил всех - никто не берется за это дело, считая его изначально пустым и безнадежным. А я просто хочу помочь другу! А ты снова начинаешь козлить и выпендриваться, словно ты - пуп земли! И ты должен понимать, что я тебе не позвонил бы ни при каком раскладе, если бы ты, идиот, не был моей последней надеждой и всего этого мероприятия в том числе! А надеюсь я только на твой дух авантюризма и любовь к проверке своих сил!

- Но... это невозможно, Йен, - Джим даже притих под таким эмоциональным напором обычно спокойного беты. - Это надо идти по шестнадцать часов. У него что вся группа из альф?

- Нет... Знаешь, забудь! Поезжай в свой отпуск, отдыхай. Я был неправ, зря на тебе сорвался. Если тебя такое интересовало, то ты бы не ушел из парка.

- Я ушел не из-за пропавшего интереса, - Джим лихорадочно вспоминал, чем он увлекся на тот момент сильнее гор.

Они оба замолчали, неловко, словно разругавшиеся из-за ерунды супруги.

- Ладно, до встречи, - выдохнул Йен, первым нарушив молчание.

- Значит, тебе запомнился мой дух авантюризма? - с легкой улыбкой на губах спросил Купер, вертя в руках влажное полотенце.

- Балда! - голос стал мягче, словно гора упала с плеч беты.

- Я приеду... надо же поглядеть на редкостного идиота.

- А как же отпуск?

- Ничего... мне сейчас нужны деньги, - соврал Джим.

+2

3

- Говорят, у Вас плохой характер?
- Нет, у меня просто есть характер! (с)

Шон всего второй день торчал на базе при парке, но мышцы, лишенные нагрузки даже на этот короткий срок, уже начинали предательски ныть. Подтягивания боль не облегчали, впрочем, как и отжимания, бег и прочая физуха – тело требовало более серьезных испытаний, в противном случае грозилось развалиться на части подобно старому трухлявому пню.

Дискомфорт в мышцах подначивал раздражение и без того недовольного альфы, и честное слово, мужчина готов был уже забить болт на моральные приличия и разразиться в нечеловеческом рыке на начальство этого парка, лишь бы добиться своего. Оно и так уже порядком нарушило планы, сообщив ему в последний момент, когда уже подошло время вставать на маршрут, что проводник, услуги которого оплатили еще три месяца назад, куда-то внезапно исчез. Альфа честно спрашивал, в какую сторону этот засранец убегал, имея совершенно четкое намерение найти его хоть по запаху на другом конце города и слегка так придушить. Но эти бюрократы, чуя неладное, молчали и единственное, что продолжали делать со знаком качества – это мусолить чужой мозг пустыми обещаниями.

- Шон, - на плечо альфы легла маленькая, но очень увесистая рука, тут же выдернувшая из тяжких дум. – Ты в порядке? Сделать тебе чай?

- Да, Лайл, спасибо, - Вейнер снова полез в свой мобильник сверяться с прогнозом погоды и электронной картой. За бумажной лезть не хотелось – уж больно хорошо она была упакована в кармане куртки.

- Тебя что-то беспокоит?

Альфа с прищуром «и как ты, блин, догадался, гений?» посмотрел на колдующего над чайником омегу. Тот поджал губы и спешно отвернулся, к полочке с заваркой и всякой съестной мелочью на один укус.

- Если мы не выйдем завтра, то рискуем попасть в буран вот в этом участке ущелья… - Шон говорил, скорее, сам с собой, чтобы зафиксировать потоком рвущиеся мысли в голове. – А это значит…

- …что выйти надо завтра, - ненавязчиво в полголоса продолжил за него Лайл, обдавая кружку кипятком, чтобы та согрелась.

- Именно, - альфа цокнул языком и рукой разворошил темные волосы на голове, подняв внимательный взгляд на омегу. Тот по-прежнему стоял спиной и возился с чем-то на столе, альфа не видел, но знал, что из-под его рук обязательно выйдет что-нибудь вкусное. Всегда выходило. И честное слово, хотя бы поэтому, из-за такой заботы и внимательности к его альфьей персоне, Шон уже неоднократно порывался присвоить Лайла себе. Но каждый раз вместо того, чтобы очаровать, завоевать и поставить метку, он только до хождения желваков стискивал зубы и, раздосадовано скалясь, взрыкивал, мысленно выдавая себе увесистых тумаков.

Лайл был занят. Давно и серьезно, его закадычным другом и по совместительству замом в бригаде на работе. А друга Шон подвести никак не мог, поэтому и сдерживал себя всякий раз, когда этот мелкий рыжий засранец маячил у него перед носом и мило, по-омежьи, улыбался. Впрочем, Лайл был не таким уж и маленьким, со среднестатистического такого бету, и аура хрупкости окончательно рушилась, когда это чудо без особого напряжения взваливало на себя тридцатикилограммовый рюкзак.

- Что ты на меня так смотришь? – омега улыбнулся, приподняв уголок рта, и сунул Шону в руки кружку с готовым чаем, испускающим парок столь ароматный, что хотелось выхлебать напиток разом до самого дна.

- Красивый ты, - хитро прищурил глаза в ответ альфа, отпивая обжигающий нёбо не чай, нет, - эликсир! - и удовлетворенно выдыхая.

- Я знал, что очарую тебя своим утепленным комбинезоном, - усмехнулся Лайл и, растопырив руками в стороны широкие штанины, топнул тяжелыми зимними ботинками и сделал шутливый реверанс.

- О, да, одежка, что надо, - Шон тихо засмеялся и снова утопил улыбку в кружке. – Прям изящный лебедь.

- Гад ты, Вейнер, - Лайл вздохнул, уперев руки в бока, и покачал улыбающейся головой.

- Так точно. За это я тебе и нравлюсь.

- Не за это. Ты надежный, добрый, честный, и я знаю, что меня не тронешь.

- Я не был бы так уверен в последнем… - альфа ухмыльнулся и покачал головой для пущей убедительности. – Кстати, как там Тони?

- Намек понял. Пошел его искать, - Лайл шутливо салютовал и вышел, тихо прикрыв за собой дверь. Он был славным. Таким, как подобает омеге. И одновременно с этим являлся надежным «боевым» товарищем для давно сколоченной группы спортивных туристов. В ее состав входили в основном альфы, из коллектива выбивались полом только трое бет, а этот бравый, закаленный жизнью омега, словно вишенка на торте украшал этот суровый небритый заповедник. Всего двенадцать человек во главе с Шоном, они год за годом выгрызали из своих начальников очередные длинные отгулы и шли покорять неведомые просторы высокой категории и нехоженые тропы. Всякая мелочь, типа, однодневных покатушек на байдарках, ребят интересовала мало, и по-настоящему трогало душу только то, что одной мыслью о себе поднимало в крови адреналин.

Вызов себе, своим силам, погружение в объятия первозданной стихии, природы – что может быть лучше? Только выйдя за пределы бетонных джунглей, Шон чувствовал себя по-настоящему счастливым, на своем месте, и ни за что не променял бы это ощущение ни на какие несметные богатства.

Обувшись, он покинул комнату вслед за Лайлом, вот только направился четко в противоположную сторону. Кабинет Йена, беты, с которым Шон контактировал по вопросу смены проводника, располагался в корпусе неподалеку, и альфа даже не озаботился тем, чтобы по пути туда накинуть на плечи теплую зимнюю куртку. И так было жарко. От вновь закипающей от срыва собственных планов злости.

- Доброго дня, - только и вымолвил, опираясь руками на тут же заскрипевший стол Йена, и впился в того внимательным красноречивым взглядом. Развитые мышцы тяжело перекатились под кожей и замерли, выдавая напряжение готового броситься на жертву хищника.

- Нашел! – без прелюдий тут же воскликнул лучезарно улыбающийся бета. Он знал, что Вейнер поймет. Не мог не понять. И по тут же расслабившемуся взгляду альфы стало понятно: бури не будет. По крайней мере, в этом кабинете.

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/yeRFt.jpg[/AVA]

Отредактировано Oren Fox (16 декабря, 2015г. 10:41:57)

+2

4

[AVA]http://s45.radikal.ru/i109/1512/7a/dafcac6028c6.png[/AVA]

Джим вышел из автобуса и тут же утонул вместе с чемоданом и объемистым рюкзаком в сугробе, который намело за ночь. Он с укором посмотрел на женщину-водителя, омегу в возрасте, в глазах которой светилось торжество вперемешку со злорадством.

- Кошелка! - сквозь зубы процедил Джим. Он всего-то отказался ответить на ее ухаживания и настойчивую попытку пригласить его на чашечку кофе с крендельками. Немного грубо.

Но это же не повод высаживать его в сугробе!

Джим вылез и вытащил сперва чемодан, а потом и тяжелый рюкзак, который закинул за спину. Выбравшись на укатанную снегоходом дорогу, он улыбнулся. Удивительно, как быстро он собрался для похода в горы, ведь для одиночного путешествия по воде он складывал и перекладывал вещи, докупал новое, менял новое на старое, беспокоился о том - все ли нужное он взял. А здесь - он привычно и по порядку собирал вещи, легко вспоминая, что и за чем укладывать в рюкзак и чемодан, стряхивая пыль с теплых вещей. И внутри возникало спокойствие и правильность происходящего, его привычность и легкость.

Купер бодрым шагом пересекал лесистую местность, любуюсь снежными шапками на черно-зеленых елях. мороз серебрил все вокруг и пощипывал кожу лица. Тонкие прутики кустарников торчали из белоснежного снега, отбрасывая длинные голубые тени.

У него возникало странное и неоднозначное чувство, вроде бы все знакомо, но все незаметно поменялось. Деревья стали мощнее, стволы толще, совсем старые - рухнули и стали пристанищем для насекомых и мелких зверьков. Дорогу Джиму перебежала шустрая белка. Она замерла на мгновение, посмотрев на альфу  черными глазами-бусинками, и скачками переместилась к сосне, легко взобралась по терракотовому стволу наверх.

Через четыре километра замаячили домики базы отдыха. На окраине национального парка устроили горнолыжный курорт, чтобы получить дополнительный финансовый доход. А для уменьшения  нагрузки на окружающую среду, на базу не приглашали больше двадцати человек.

Домик администрации был самый большой, одноэтажный под темно-зеленой крышей, сейчас его выкрасили в бледно-зеленый цвет, а при Джиме он был простой, деревянный. Светлые бревна всегда уютно поблескивали золотом на солнце, а теперь скорее напоминали молодую шишку.

Джим вошел в помещение администрации и его сразу же обдуло теплым воздухом из кондиционера, а дверной колокольчик возвестил всех о его прибытии. Не всех, конечно, а только Йена, который развешивал новые графики на пробковой доске.

Он повернул голову в сторону альфы и посмотрел на него поверх очков, вытащил изо рта булавки и произнес весьма холодно:

- Я же просил тебя сообщить, когда ты прибудешь, чтобы тебя встретили на остановке.

- Тут идти-то! Размялся только, - отмахнулся Джим, ставя чемодан в угол и туда же отправляя рюкзак. - Дай я тебя обниму!

Он в два шага пересек комнатушку и заключил бету в объятья, тот стоял истуканом, не больно-то радуясь встрече. За эти пять лет он изменился. На базу Йен попал восемнадцатилетним мальчишкой, который сбежал от родительского контроля, надоевшей учебы и первой любви. Он все еще был неказистым, неуклюжим и наивным подростком, но упертым и любящим работать. Джим сам не заметил как взял его под крыло, начал водить с собой в горы, учил ставить палатку и разводить костры, искать еду и ловить рыбу в быстрых холодных ручьях, учил ориентироваться по звездам и искать путь домой, опираясь на внутренний компас. Они проработали бок о бок почти два года. И Джим был уверен в своем ученике и его знаниях, поэтому альфа и бета вместе водили экскурсионные группы. За последние пять лет черты лица Йена заострились, пропала детская округлость и мягкость, взгляд приобрел жесткость, а линия рта стала упрямей.

- Ты скучал по мне? - довольно спросил Джим.

- Ни минуты, - Йен высвободился из объятий и вернулся к своим графикам. - Будь добр, займись тем, для чего ты приехал. Наша команда путешественников сейчас завтракает в столовой. Познакомься с ними.

Джим хотел съязвить по повод,у того, что администраторская работа сделала из молодого человека редкостного зануду, но решил пообщаться по душам чуть позже. Развернувшись на пятках, он направился в столовую, которая была напротив. Симпатичное здание с огромными стеклянными окнами и длинными столами внутри. Джиму столовая нравилась своим уютом, теплом и запахом сдобы. Через окна он видел сидящих за столом людей и парочку обслуживающего персонала, которые словно трудолюбивые пчелки разносили посуду и блюда. Джим стряхнул снег с ботинок о ступеньки, поднялся на крыльцо и открыл тяжелую деревянную дверь. Его тут же обволокло ароматом бекона, яичницы, молочной каши и кофе.

- Ваш спаситель прибыл! - громогласно заявил он, привлекая к себе внимание всех присутствующих. - Падать ниц и рыдать не стоит, но преисполниться благодарностью можно.

Он довольно улыбнулся, демонстрируя все зубы разом и оглядывая разношерстную толпу, пытаясь определить лидера.

- И кто же главный?

+2

5

Шон был доволен. Не счастлив – просто доволен. Проводник нашелся, и это вселяло в душу уверенность в грядущем дне. Ну, и в походе в целом, если уж говорить, не кривя душой.

Как ни крути, а сопровождение группе было необходимо. И дело вовсе не в незнакомой местности или боязни потеряться в дремучих краях огромного парка. Просто маршрут являлся категорийным, руководство Идер-парка – беспокойным, и даже не нужно было сомневаться в том, что эти бюрократы непременно навяжут свои условия. Взять проводника? Без проблем. Можно считать, отделались малой кровью, ведь с такими наполеоновскими планами на территорию вообще могли не пустить. К тому же, если задуматься, – тот, кто лично знает каждый куст и ухабину в радиусе ста километров, вполне может пригодиться.

Вейнер без энтузиазма ковырялся в каше, заботливо политой Лайлом кленовым сиропом (и где только он его нашел?), и тяжелым взглядом буравил членов своей группы, выбирая «жертв», скорее, бессистемно, чем руководствуясь какими-либо соображениями. Ребята потихоньку добивали свои завтраки и разбредались кто куда. Соседние столы пустовали, сам Вейнер уже давно сидел один, в столовой оставалась только небольшая кучка галдящего народца, облюбовавшая места прямо перед взором альфы. Впрочем, и она редела на глазах. Вот, прихватив куртку, со стула поднялся Марк, вон Тони уже направился к выходу… Из приоткрытой двери пахнуло морозной свежестью и случайным порывом ветра намело немного снега.

«А это кого еще принесло?» - Шон сидел дальше всех от входа, но это не помешало ему в подробностях разглядеть ворвавшегося в мирную обитель человека. Альфа, бесспорно. Это видно по чертам лица, по взгляду, по щетине на раскрасневшемся лице, в конце концов. Вейнер откинулся на спинку стула, сложив руки на груди и в целом устраиваясь в расслабленной позе, но подсознательно чуть поднапрягся, готовый защищать свой «прайд», коим считал свою группу в двенадцать человек. Пусть в нее входили большей частью альфы, которые вполне могли постоять за себя, он все равно бы их в обиду никогда не дал. Потому что его. Без вариантов.

Спортивная зимняя куртка, утепленные штаны, ого, какие ботинки! – незнакомец явно имел отношение к одному из видов спорта в холодную пору. Ну, или просто неплохо разбирался в качественной одежке, как вариант. Но на случайно зашедшего туриста он мало был похож. Какой нормальный человек потащиться в Идер-парк накануне предупреждения о сильном снегопаде. Может это и есть тот самый… проводник?

- Ваш спаситель прибыл!

«Да точно он», - Вейнер скептически повел бровью и немо воззрился на вошедшего человека, при этом он не спешил покидать свое нагретое насесто, а напротив, решил задержаться у стола подольше и оттуда посмотреть на разворачивающийся цирк. Шон очень хорошо знал свою группу. Как и то, что они не упустят случая завалить интересующего их человека, как минимум, кучей вопросов. Если сдастся под их напором – очень жаль. А удержится и ни разу никого не пошлет… Что ж, тогда тоже можно будет проявить к нему интерес. Когда-нибудь. В свое время.

Первым словесные пытки начал ближе всех располагавшийся к незнакомцу Тони.

«Занимайте места, господа и дамы. Акт первый», - Шон ухмыльнулся и отпил из кружки почти остывший чай. Чуть поморщился. Не любил он вкус холодной заварки.

- Извините, оркестр только что разошелся, не дождавшись Вас, и захватил красную ковровую дорожку с собой в качестве компенсации за потраченное впустую время. Энтони Джонс, - белобрысый альфа, уже покинувший бы столовую, если бы не этот ворвавшийся вихрь в лице незнакомца, протянул руку для пожатия. – Я так понимаю, что вы и есть наш опоздавший проводник?

Тони вдруг покачнулся куда-то в сторону, а из-за его спины выглянул повисший на сильном плече рыжеволосый Лайл. Веснушчатый нос зарылся в светлую шевелюру около уха альфы, губы что-то почти бесшумно шепнули и растянулись в упрашивающей улыбке.

- Какой ты зануда иногда, а… Сейчас принесу, потерпи. Я извиняюсь, - Тони потеснил проводника и, накидывая одной рукой на голову капюшон, второй приоткрыл тяжелую дверь. – Сейчас вернусь, и мы продолжим наше знакомство.

- А пока можете поговорить со мной. Я – Лайл Саммерс, - омега скорее по привычке, чем из каких-то побуждений, очаровательно улыбнулся и вытащил из уха крошечную пуговку наушника, наконец-то открываясь звукам окружающего мира. – Не считая этого ушедшего и вон того за дальним столом, я – самый адекватный в этой ненормальной компашке. Так что Вы спрашивали, я не расслышал?

«Вон тот за дальним столом» еле слышно хрюкнул, давя в себе приступ смеха (так рыжий засранец его еще не называл), и неспешно подобрал ноги, чтобы в следующую секунду выпрямиться во весь рост и тяжелой размеренной поступью устремиться к вошедшему человеку. А по пути неплохо было бы захватить новую кружку этого неплохого, в общем-то, в горячем состоянии чая…

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/yeRFt.jpg[/AVA]

Отредактировано Oren Fox (26 декабря, 2015г. 19:51:39)

+2

6

[AVA]http://s45.radikal.ru/i109/1512/7a/dafcac6028c6.png[/AVA]

Ему почти сразу наперерез поднялся альфа. Молоденький и еще не набравший остроты и матерости. Это не лидер, он наподхвате. Значит, эта уже сложившаяся группа, со своей иерархией, правилами и традициями. И эта иерархией диктовала отправить вперед "шестерок", пока лидер присматривается, принюхивается к чужаку.

Что ж, Джим был не против подобного знакомства, снося и рукопожатие, не очень крепкое, и готовность к сотрудничеству, и упрек в опоздании (да они явно еще не прониклись идеей или не промариновались здесь достаточно, чтобы понять, что именно Джим их спаситель во всех смыслах этого прекрасного слова). Но из-за плеча альфы высунулась премиленькая мордашка омеги. Умной омеги, которая быстро сплавила свою альфу.

Джим плотоядно улыбнулся. Его зацепили не выразительные глаза или плутовская улыбка, а россыпь конопушек по светлой коже. Бурное воображение Купера тут же подкинуло картинку, что плечи и груди омеги также раскрашены золотыми брызгами солнца. И следом не менее пикантная картинка о том, как он сдирает с мальчишки плотную флисовую толстовку, стягивает лямки лыжных штанов, стаскивает через голову теплую кофту и с жаром вылизывает острые ключицы и худые плечи, прижав омегу к стене.

Его глаза потемнели и вся поза говорила о готовности покрыть омегу в его следующую течку, наплевав на всех соперников. И только Джим хотел сказать, напустив в голоса меда, что рыжим стоит держаться к друг другу поближе, как заметил краем глаза движение за столом. А это уже точно вожак этой стаи. Почуял опасность.

Джим повернулся к нему, зубасто улыбаясь, впрочем, взгляд глаз был холоден и враждебен. Они все молоды и неопытны, но полны амбиций. И если этот молокосос их лидер, то в нужную минуту Купер просто скрутит его в бараний рог и возьмет на себя заботу об этой разношерстной семье. Чертова цивилизация окультурила их до безобразия, научила договариваться и распределять обязанности, позволив таким вот выскочкам вставать во главе прайда.

Альфа был хорошо сложен, но еще недостаточно окреп. Во взгляде настороженность, но не страх. Упрямо вскинутый подбородок, говоривший, что Джиму стоит знать свое место, разворот плеч, чуть боком, показывали, что доверия Купер не заслуживает.

И оба замерли. Джим не собирался подходить, как и этот альфа.

- Значит, так, - Купер затолкал кулаки в карманы куртки, полностью поворачиваясь корпусом в сторону вожака, - я жду вас через десять минут в домике администрации, с картами и расчетами по еде, весу и распределению груза. Приятного аппетита!

Он развернулся на пятках, подмигнув Лайлу, и прихватив пару пирожков с подноса, потопал обратно к Йену. По пути, закусывая невкусным пирожком с печенью и луком, который вставал поперек горла, он думал о будущем провале этой экспедиции, чрезмерных амбициях, которые и его самого толкали на безумства, о какой-то симпатии ко всей этой компании.

- Ну? - Йен, посмотрел на него поверх монитора компьютера.

- Я им понравился, хотя иначе и быть не могло, - Джим присел на край стола, протягивая один пирожок бете.

- Фу, он с печенью, - повел тот носом. - Ты же их тоже не любишь.

- Очень даже люблю! Всегда любил! - Купер запихнул в себя второй и с набитым ртом продолжил. - Мы поработаем в кабинете, там удобней будет.

- Конечно, - Йен продолжал вбивать данные в таблицы, наводя вокруг себя такую скуку, что Джиму стало тошно, он поднялся с места и пошел в кабинет, стаскивая куртку и вешая ее на свой крючок, ревниво его освободив от чужой куртки.

+2

7

Шон познакомился с Лайлом в турклубе. Рыжий мальчишка, худой и с такой примечательной россыпью веснушек, что невозможно оторвать глаз, не рассмотрев, тут же привлек всеобщее внимание. Его робкая поначалу улыбка и милая непосредственность очаровывали, и честное слово, к юному омеге обязательно подкатила бы, как минимум, половина клуба, если бы не одно заметное габаритное обстоятельство. Тони. Лайла привел в компанию именно он. И никто из присутствовавших альф не решался отвоевать чужую "добычу". Включая Шона.

Он до сих пор помнил этот день, этот запах, впервые ударивший обилием цитрусовых в ноздри, лисий с хитринкой взгляд... И где-то глубоко внутри, на самом краю подсознания, куда, как Шон надеялся, никогда в жизни не доберется ни один психотерапевт, жалел, что Тони был его давним закадычным другом. Отбил бы омегу, честное слово отбил, в тот же день, не особо заморачиваясь правилами и моральными устоями, что диктуют современному обществу свыше во имя порядка. Но. Но...

Шон наблюдал за Лайлом. Сопровождал бесшумной тенью и был бдителен касаемо всякого рода приключений, которые регулярно находил парень на свою яркую шевелюру. Они липли к нему с какой-то невероятной частотой и, пожалуй, были тем единственным, что заставляло обычно спокойного, бескомпромиссно лидирующего альфу ощетинивать загривок подобно взбешенному хищнику. Прямо как сейчас.

Один этот желающий мутный взгляд, буквально пожирающий омегу, заставил Вейнера незаметно подобраться, напрячь спину, чуть склонившись в сторону незнакомого альфы будто в готовности к прыжку. Ни лишнего шага, ни лишнего движения – дикий танец, прописанный в инстинктах, позволяющий понять без слов, на уровне интуиции своего оппонента и недвусмысленно на него отреагировать. Шон бесшумно глубоко вдохнул: сильный запах соперника заполнил ноздри и растворился в мириадах прочих ароматов, что витали в воздухе, оставив в памяти свой яркий след, как мазок кисти некого экспрессивного художника. Вейнер ухмыльнулся, поведя уголком рта не размыкая губ. Сильный альфа. Мощный. Он не похож на непрошибаемую стену, скорее – на девятый вал, с которым берется тягаться лишь отчаянный смельчак. Что ж… Даже волны в свой срок разбиваются о берег. И не таких альф брали.

Вейнер шумно, с неким пренебрежением выдохнул через нос, выпуская из себя задержавшийся в легких отработанный воздух. Схватка обещает быть интересной. Возможно, в чем-то сложной. Но этот прайд – только его. Вгрызется зубами в горло, но свое не отдаст.

Только когда дверь за незнакомцем с хлопком затворилась, Шон позволил себе немного расслабить мышцы спины, и утопил фырчанье в кружке с еще дымящимся, а значит горячим, чаем. Хочет карты? Данные? Может еще души вместе с потрохами? Каждая из цифр, каждый показатель, даже не особо важный на первый взгляд, был выверен Вейнером лично с педантичной точностью. Трижды. И делал он это уж точно не для того, чтобы все поменять в последний момент. Тем более, теория теорией, а на практике уже многое сделано, закуплено и подготовлено. План был практически совершенен.

- Впрочем… Хочет пересмотреть – пожалуйста, ради высших сил. Только чтобы мне потом не предъявляли, что я сгноил лучшего проводника в парковых горах, - альфа проговорил это, скорее, сам себе, чем кому-то из своей группы, хотя Лайл, навострив уши, стоял неподалеку и внимал происходящему с немалым удивлением.

- Может мне пойти с тобой?

- Иди в комнату. Придешь, если я не вернусь через шесть минут. Иди!

Опустевшая кружка с глухим стуком опустилась на край деревянного стола, а Шон, вымеряв широкими шагами расстояние до двери, покинул столовую.

Кабинет нашелся быстро. Йен, без слов поняв, зачем к нему сунулся альфов нос, тут же указал карандашом на кабинет по соседству и получил короткий кивок в благодарность.

- Вот. Карты, расчеты, таблицы. Надеюсь, Вы умеете пользоваться этим устройством, - Вейнер толкнул по столу свой мобильник, и только когда он оказался в досягаемости пока еще незнакомого безымянного альфы, уселся на кресло поблизости. Руки сами собой сложились на груди, так привычно. - Ниже, если полистаете, найдете дополнительные расчеты по маршруту и расписание.

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/yeRFt.jpg[/AVA]

Отредактировано Oren Fox (12 января, 2016г. 01:45:55)

+2

8

[AVA]http://s45.radikal.ru/i109/1512/7a/dafcac6028c6.png[/AVA]

Пока Джим дожидался альфу, он отпер ящики со всеми данными по маршрутам, которые использовались. На каждый поход приходилось строчить кипу бумаг. Хорошо, что все это хранилось так много лет. Он выложил на стол папки, быстро пробегаясь глазами по строчкам.

Когда альфа пренебрежительно кинул на стол телефон, Джим лишь страдальчески приподнял брови, а после поджал губы, стараясь быть максимально терпеливым.

- Меня зовут Джим Купер. И мой стаж вождения именно групп десять лет. Вы, верно,  забыли, что там находится жила магнитных руд, вся техника барахлит, но думаю, что в бумажном варианте у вас все это тоже есть, - он взял телефон и стал просматривать данные, делая быстрые пометки на листке карандашом. - Надо взять больше белка, часть консервов заменим салом, например, и сырокопченым мясом. Оно будет по весу легче, и не надо будет банки жестяные тащить с собой, мы же не загрязняем заповедную зону.  По пути мы будем пересекать горную речку, можно попробовать там поймать рыбу, но я бы особо на это не рассчитывал... И вы не пройдете этот маршрут за 14 дней. Учитывая состав группы и погодные условия, то минимум 18 дней. Или всех омег вы здесь оставите? Тогда за 16 дней и часов 14-18 дойдем, но не быстрей. Чтобы до вашей буйной головы дошло быстрей, - Джим достал из одной папки карту с прочерченным маршрутом. - Вы же хотите повторить путь Уинстона и его команды, - палец заскользил по линии, обозначенной зеленым карандашом. - Они прошли маршрут за 15 дней и 19 часов. Но в его команде было восемь альф и семь бет,  все мужчины. Они шли зимой, как и вы, но тот год был не таким снежным и, не забывайте, что на девятый день ударил такой мороз, что никто не вышел из гор без обморожения, - альфа напротив  не изменил выражения лица, явно решив бодаться до конца с непутевым проводником. - Я два раза водил группы. Первая, - он положил потрепанную папку перед мужчиной, - состояла из фанатов Уинстона, они шли по его дневнику. Но мы попали в буран и не уложились в срок. Они прошли за 19 дней. Вторая группа из студентов состояла, они шли летом, мы уложились в 21 день. Два раза я ходил один. Оба раза за 18 суток. Основная трудность, это перевал, - он постучал ногтем по бумаге. - Там очень трудный участок и в один марш-бросок его не преодолеть. И учитывая снегопады, я вам для безопасности предлагаю обогнуть здесь, да там почти в сутки петля, но пройти будет проще и безопасней, - Купер  карандашом пририсовал дугу. - Я вас поведу, но за 14 дней мы не сможем пройти. Поэтому берите еды еще дня на четыре.

Джим вернул телефон, ему предстоял веселый вечерок по переделке этого маршрута, потому что его сбежавший проводник наобещал золотых гор, по таким отчетам он никого не поведет точно - его совесть замучает.

+1

9

Альфа слушал внимательно. Даже очень, вникая во все интонации нового, доселе не знакомого голоса, улавливая передаваемые эмоции, и стараясь понять, что на самом деле вкладывает этот рыжий товарищ в каждое сказанное слово.

Признаться честно, Шон любил таких людей. Умелых, уверенных в себе, высокомерных в определенной степени... Не считая того, что рыжих. С такими людьми было интересно, они не сдавались под малейшим напором альфы, и с ними можно было развиваться самому, достигать новых высот на пути к совершенству, а не тупо доминировать. Было интересно, какой этот Купер (а он уже представился) в деле, когда обстоятельства и природа выводят тебя на "чистую воду", заставляют сбросить все многослойные маски, что приходится носить в цивилизованных краях. Оголить инстинкты, показать свою истинную суть, увидеть истинный облик "оборотня" - что может быть прекраснее?

Брюнет невольно ухмыльнулся своим мыслям и провел пятерней по волосам, забирая прямые пряди к затылку. Ну не любил он, когда из этой копны что-то лезет в лицо, а более короткие стрижки ему не шли. По крайней мере, так говорило ближайшее окружение во главе с Лайлом, некогда критиковавшим его бритый "ёжик" в пух и прах.

- Мое имя - Шон Вейнер, и как любой человек, который встает на серьезный маршрут не в первый раз, я прекрасно понимаю, что во избежание инцидентов в процессе похода требуется обеспечение должной информационной подготовки в целом, и подготовка карт в частности. Все необходимое распечатано, упаковано в водостойкое и ждет своего часа у каждого из участников похода. Предоставить Вам информацию на электронном носителе рационально, так как, во-первых, в такой форме она доступнее для первого ознакомления, во-вторых, не придется копаться в бумагах - все в одном месте.

Вейнер оперся локтями сложенных рук на стол, тот тихонько скрипнул.

- Конечно же, львиную долю информации мы почерпнули от Вашей организации. Отчеты, рекомендации - все было учтено. Но так же не были сброшены со счетов сторонние данные. Плюс дневники тех, кто уже проходил этот маршрут. С несколькими из их нам удалось ознакомиться, что было в свободном доступе. Так. Относительно еды, - альфа коснулся языком клыка и задумчиво цокнул. Глаза мельком глянули на наручные часы. - Два дня вместо четырех к существующему запасу. Это обговорено с группой, и я не вижу смысла спорить об ином. Мы давно не студенты, и третий разряд был в далеком прошлом, думаю, нам хватит и сил, и умений осуществить запланированное. Ах да, кстати. Группа идет вся. Это не обсуждается. Наш единственный омега даст фору любому бете.

Возвращенный телефон отправился в карман спортивных штанов и был заботливо обнят флисовой подкладкой.

- Мы дойдем до этого места через сутки, - Шон воззрился на карту и поджал губы, размышляя. - Есть смысл посмотреть на месте и на погоду, и на прочие обстоятельства. И там уже решить.

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/yeRFt.jpg[/AVA]

Отредактировано Oren Fox (13 января, 2016г. 17:22:14)

0

10

[AVA]http://s45.radikal.ru/i109/1512/7a/dafcac6028c6.png[/AVA]

Альфа, впрочем, слушал  внимательно. У Джима даже закралась мысль, что он вполне убедил оппонента и, так сказать, задавил авторитетом. Но увы. Как и у всего офисного планктона, у мужчины тут же включился режим «потребителя». Он, естественно, все знал лучше, он, естественно, был опытным, и, естественно, красной нитью шел намек на жалобу начальству.
Джим насупил брови и весь подобрался.
- Знаю я вашу породу. Вы считаете, что меня можно будет подстегнуть, припугнуть, чтобы я лучше работал. А как итог, ваш поход провалится, вы еле живые прибудете к конечному пункту и, подчеркивая свое недовольство, сдерете с меня нехилую неустойку. Что? Откуда я знаю? Я прочитал внимательно ваш договор с предыдущим проводником, - оскалился Купер.
Судя по пробежавшей по лицу альфы тени, тот либо не знал некоторых пунктов договора, либо забыл о них.
- Я вас поведу и доведу за тот срок, что обговорил, не днем позже, если только нас не застанет буран или прочая непогода, но это относится к форс-мажорным обстоятельствам, поэтому…
- Джим, - в дверях возник Йен, - пока ты не начал распекать нашего гостя, выслушай меня внимательно.  Два года назад, сразу перед перевалом поставили охотничий дом на десять человек, есть сауна рядом. Мы уже часть пайка туда переправили.
- Йен, заткнись, - Джиму не понравилось, что бета сунулся в разговор, но это вмешательство все же снизило градус его кипения. – Смотрите сюда, - он ткнул пальцем в карту. - Мы за неделю дойдем до перевала. Я бы дал день на отдых, потому что дальше начинается самый сложный участок маршрута. Большие перепады высоты, опасные спуски, лавиноопасные места, снега много и он глубокий. Мы будем двигаться в два раза медленней. И не потому что у вас в группе омега, а потому что есть предел человеческим силам. Переход может занять от четырех до пяти дней. А когда выйдем, там уже два дня по пересеченной местности и выйдем по долине в течение следующих дней. Последние дни будет идти легче – продукты питания же закончатся, - едко закончил он.

+1

11

"Подстегнуть, припугнуть..." - ворчал под себя альфа, придирчиво подняв бровь и не сводя глаз с собеседника. Зубы, тем временем, мерно покусывали край поджатой губы, не давая Шону сорваться и нахамить на месте. - "Со скалы тебя можно сбросить. Отбросив полумеры..."

- Я вот удивляюсь, как можно так говорить о людях, которых совершенно не знаешь, а? - не обделенный весом мужчина навалился на локти, приближая прищуренный взгляд к Куперу, отчего стол вновь жалобно скрипнул где-то на стыке с опорными досками. - Или у вас специализация такая, гадаете на будущее по договору?

Безнадежность разговора была ясна. Внесение исправлений в последний момент - безумие в чистом виде. Но бесило больше не это. Что именно? Мотивы. Чем дальше "в лес" заходил диалог, тем отчетливее Вейнер понимал: Джим уперся рогом не потому, что считал расчеты группы ущербными или нелогичными. Просто в нем, как во всех людях его уровня самомнения, вдруг взыграла обида, досада или как там это чувство еще можно назвать - как же так, его "царское" мнение оказалось не учтено. Быть хронически правым - просто прекрасно, но не в обществе не менее сильного альфы и не в группе, которую составляют отнюдь не безответственные дети. По крайней мере, так считал Вейнер.

В момент, когда мужчина уже готов был вслух усомниться в реальном опыте Джима, дверь приоткрылась, и в нос бросился специфический, но не особо яркий запах беты. Он приятно окутал обоняние, даже как-то вдруг спокойнее стало от такого легкого приятного аромата, а потом весь шарм, словно бульдозером, снесло хорошо знакомым травяным рыжиком. Улыбающийся парень замер в дверях, слегка потеснив Йена, а после скользнул вглубь помещения, просто из целей удобства и сохранения тепла.

- Я извиняюсь... Шон, ты просил через шесть минут...

- Спасибо. Помню, - обрезал Вейнер, повернув голову к омежке и внимательно так на него посмотрев. Игравшие на лице альфы желваки стали для Лайла верным индикатором того, что брюнет недоволен. Попадаться под горячую тяжелую руку явно не хотелось, поэтому рыжик притих, став поодаль сидящих людей, ближе к двери. А Шон продолжал на него смотреть, изучающе, даже не моргая, как будто читал с веснушчатого лица решение всех вселенских проблем.

- Сделаем так... Ни нашим, ни вашим, - альфа, наконец, повернулся обратно к Куперу, поймав-таки за хвост некую, то ли хорошую, то ли не очень идею. - Идем по нашему плану до перевала. Укладываемся - далее идем так, как рассчитал я. Не укладываемся - меняем на то, что Вы хотите. По рукам?

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/yeRFt.jpg[/AVA]

Отредактировано Oren Fox (21 января, 2016г. 21:58:23)

+1

12

[AVA]http://s45.radikal.ru/i109/1512/7a/dafcac6028c6.png[/AVA]

Появление омеги только раззадорило Джима, и он уже намеривался разнести альфу в пух и прах, даже распушил свои воображаемые перья,  как неожиданно что-то перещелкнуло в голове. Он насупился, поджал губы и сердито смотрел на Шона. Вот носит же как-то земля таких зазнаек! Стоит, отчитывает, хорохорится. Хотя, если ему на помощь спешит рыжая омежка, то чего и говорить? В этой стае иерархии нет, как и дисциплины. Весь гуманизм и высокопарные речи исчезнут, когда они перетрясут все вещмешки и не обнаружат даже завалявшегося сухарика. Джим очень живо себе представил картину, где беты и альфы грызутся из-за голода и усталости, а потом принимают решение слопать хилую омегу. Он даже, некстати, вообразил, как голого  Лайла несут на шесте со связанными руками и ногами, с заткнутым снежком ртом, чтобы поджарить хорошенько на костре. Очень жаль стало плечи в конопушках.
- Поступайте, как знаете, - махнул он на путешественников рукой, понимая, что при таком раскладе ему сложно будет остаться в стороне, но доказывать что-то  в пустоту не видел смысла. – Если вы свои амбиции ставите выше опыта, то я не собираюсь спорить. Насколько я знаю, идиотизм не лечится и носит заразный характер. Мое дело провести вас по хребту, чтобы у вас руки-ноги на месте остались. Я это сделаю. Ну а если ваша слаженная команда передохнет от голода – то это будет не моя вина, а вашего завхоза. Если ко мне больше нет вопросов, то я предпочту оставшееся время потратить на подготовку снаряжения.
По лицу Йена было заметно, какое он испытал облегчение, что сейчас не разразилась буря, и Купер отступил, хотя поплевался для виду ядом.
- Йен, у тебя, случайно, не завалялось марлевой повязки, а то вдруг они на меня чихнут, и я тоже отупею и начну думать членом, а не головой? – с обворожительной улыбкой он двинулся прочь из комнаты, прихватив с собой бумаги.
- Ты сказал, что они от тебя в восторге, - прошипел через стиснутые зубы бета как можно тише.
- А разве нет? – удивленно произнес Джим, хлопнув бумагами по мягкому месту администратора. – А где ты меня расположил? В моей комнате, да?
- Угу, - виновато улыбаясь гостям, произнес Йен, считая в уме до десяти.
Если он успеет произнести торопливое «десять», и альфа не разразиться потоком брани, не взорвется, не начнет рушить весь кабинет, разбирая его по кирпичику, то есть слабая надежда, что вся группа завтра выдвинется в путь. Бета прекрасно знал Джима, тот займется делом и не принесет больше никаких неприятностей. Купер показал, как ему казалось, кто в доме хозяин, и ушел довольный, пусть. Главное, не дать его убить, хотя у самого руки чесались.
- Я могу быть чем-то полезен? – вежливо улыбнулся он гостям.

Джим весь день провел в сборах, даже забыл пообедать. Его наполняли приятная радость и предвкушение похода, поэтому с губ не сходила довольная улыбка, и он иногда сам ловил себя на том, что мурлычет себе под нос глуповатую песенку. Впрочем, он тут же вспоминал, что эту песенку три раза прокрутили в автобусе, в котором он ехал сюда, и  следом шло воспоминание о  вредной омеге-водителе. Купер хмурился, надувал губы, но через минуту уже забывал о причине своего плохого настроения и принимался за работу с новой волной энтузиазма. Проголодался Джим намного раньше, чем пришло время. Но природное обаяние и умение высказать на одном дыхании кучу комплиментов, помогли ему разжиться тарелкой наваристого супа, куском окорока и миской тушеных овощей. Выйдя из столовой, альфа зарекся так наедаться.
Йен закончил свою работу, на его столе лежала куча бухгалтерских книг и расчетников. «Променял свободу на эту бумажную кабалу», - про себя фыркнул Купер. Йен подавал надежды как хороший, если не сказать талантливый, инструктор и проводник. «Естественно, - не без гордости подумал Джим, - ведь это я учил его различным премудростям». Теперь же он просиживает свою задницу за конторкой, щелкает кнопочками клавиатуры и строит из себя ужасно строго администратора.
- Тук-тук! –он сунул нос в комнату беты. – Я решил зайти в гости.
- А я не звал, - раздался неприветливый голос.
- А я без предупреждения! – с улыбкой зашел в комнату Купер.
- Ты в этом мастер, - едко отозвался бета.
Он сидел на двуспальной кровати, скрестив ноги по-турецки и обложившись тетрадями, книгами и тонной распечаток. Тихонько гудел ноутбук, к которому молодой человек обращался, сверяя какие-то данные. Джим сел на постель, в ногах, опершись о скромную спинку. Стало жестко, и он подсунул под спину подушку.
- Я немного занят, Джим, - сухо произнес Йен, не поднимая на него лица.
- Решил продолжить образование? – Купер пропустил мимо ушей высказывание беты и повертел в руках пухлую тетрадь с конспектами. – Мило.
- И ты мне мешаешь, - Йен убрал тетрадь подальше от рук альфы.
- А раньше мы могли болтать с тобой часами о всякой ерунде, и ты был не таким занудным, - с укором произнес Джим, тяжело вздыхая.
- Именно, «раньше».
- Ой, можно подумать, что что-то изменилось, - отмахнулся Джим.
- Ты не поверишь! Очень много чего изменилось! – всплеснул руками молодой человек, не скрывая издевки.
- Ты стал пользоваться бритвой вместо воска?
- Придурок!
- Ну чего ты такой противный? Я же скучал, думал как раз позвонить на днях, - он осекся, встретив тяжелый взгляд Йена. – Что случилось-то?
- Ты не помнишь или не придаешь этому значение?
- Да чему, Йен? – не выдержал Джим, он  ненавидел все эти недомолвки и игры в угадайку.
Бета поджал губы. Было видно, что он мечется между тем, чтобы излить проблему, которая за время стала только наваристей и жирней, и послать альфу куда подальше, состроив из себя взрослого мальчика.
- Ты на что-то обижен? – осторожно начал Купер.
- Нет, я взбешен. Ты же просто свалил за сутки перед выходом группы, оставив меня одного на растерзание этим избалованным акулам.
- Тю! Подумаешь! Я уже тогда знал, что ты справишься и один. Тебе просто не хватало уверенности в себе, - отмахнулся альфа. Как на такое вообще можно злиться, да еще и пять лет?
- И ты обчистил кассу.
- А вот и нет! Я просто взял свои отпускные.
- На пять лет вперед! – почти зарычал Йен, показав полоску зубов. – Да ты хоть на секунду представь, что мне пришлось выслушать по твоей милости! С одной стороны орет Вольф, а с другой  - группа. И везде крайний я, но никак не ты со своей тягой к приключениям! И я, пожалев тебя, согласился это все отработать, только бы на тебя не заявили в полицию. И застрял здесь навечно!
Если бы Йен был альфой, то Джим разговаривал бы с ним совсем иначе и в другом ключе, но что-то внутри него всегда сжималось, когда надо было идти против заведомо слабого противника. Он отступал, поскуливал и проигрывал.
- Йен… но там же были самолеты, - примиряющее произнес он, заискивающе поглядывая на молодого человека.
- Там была омега, за которой ты волочился полсезона, - ворчливо ответил бета, потирая переносицу.
- Омега? – Купер с трудом припомнил девушку-омежку с темными волосами и зелеными глазами. – Нет, дружище, там были самолеты и небо, а она была просто билетом в ту жизнь.
- Ты неисправимый засранец.
- Так все дело в деньгах? Так я верну. Вот с этого похода и верну. Честно, - Джиму было важно наладить отношения и остаться хотя бы при худом мире. Имея здесь, на базе, друга, на которого можно положиться, он автоматически лишался многих проблем и геморроя. – Мир?
- Ты же не отвяжешься иначе.
- Ни при каких обстоятельствах!
- Мир.

+2

13

Сначала, только втягиваясь в пламенную речь Джима, Шон хотел разозлиться. Затем, поняв, что этот поток мыслей кулаком не заткнешь, он начал улыбаться. А к концу, поймав себя на мысли, что сравнивает то, как говорит Купер, с кудахтанием, чуть не взорвался в смехе. Ухмылку пришлось прятать в кулаке, а предательски дрожащую глотку - напрягать, чтобы та не выдала веселый жизнерадостный гогот, пока проводник не договорил.
К моменту, когда дверь за новым закомым закрылась, и о собственной полезности вопросил добрый с виду, смущающийся бета, Шон уже почти успокоился и даже практически перестал улыбаться от уха до уха.

- Скажите, а он всегда такой... истеричный? Честное слово, я на какое-то время себя ощутил в гримерке у вечно недовольной примадонны, - Вейнер потер шею сзади, будто она зверски затекла, а сам не сводил взгляда с двери, все еще просматривая у себя в мыслях на замедленном повторе скрывающуюся из виду упругую альфову задницу, по которой хотелось хорошенько вдарить с ноги кованным ботинком. И если не в ближайшем будущем, то когда-нибудь, в перспективе, Шон пообещал себе обязательно это сделать. - Ладно, неважно. Нам тоже пора. С проводником выяснили, пора проверять вещи и готовиться сниматься утром с базы. Доброго дня Вам, Йен. И терпения.

Альфа ободряюще хлопнул парня по плечу, чуть потрепал и выпустил из-под ладони смявшийся свитерок. Тяжелая поступь без спешки вывела мужчину из теплого помещения.

- Я в комнату, Лайл, - бросил за спину, едва обернувшись. Шон знал, что омега бесшумно следует за ним, почти наступая на пятки. Он чувствовал его, причем не только запах - само тепло, что излучал яркий жизнерадостный омега, и только в очередной раз морщил нос, немо сетуя на недоступность красивого, ладно сложенного тела. - Поможешь мне кое с чем?

- Не вопрос, - тут же отозвался рыжий и в пару шагов нагнал приближающегося к лестнице альфу. - Что ты хочешь, чтобы я для тебя сделал? Проверить график? Может пересчитать провизию?

- Нет. Кое-что поважнее, - сделал серьезное лицо Вейнер и не проронил больше ни слова, стараясь ничем не выдать того, что решил поручить омеге. А Лайл даже не догадывался, что всего через четыре минуты будет греть воду и с обиженным ворчанием заваривать Шону чай...

*Спустя десять минут*

- Ну ладно тебе, не обижайся, - брюнет тепло ухмылялся, глядя, как веснушчатое лицо, гневно сведя брови, мечет в него взглядом невидимые молнии. - Ладно, я больше не буду так шутить. Но ты на самом деле превосходно завариваешь чай. Не сравнить с той мочой, которую мне делает Тони. Уй, больно! Так, омега, отдал мне ложку и успокоился, пока я тебя в позорный угол не поставил.

Прищуренные в недовольстве глаза на миг заставили Лайла испуганно замереть, и этого времени хватило, чтобы выхватить из его рук и кружку с чаем (дабы он ненароком не вылил ее недавно кипевшее содержимое альфе на голову за все былое), и металлическую чайную же ложку, которой Шон буквально только что получил по лбу.

- Ты чего вообще какой агрессивный? - мужчина повел бровью, воззрившись на Лайла рядом с собой, и, не глядя, подул на чай в кружке, поднеся последнюю к губам.

- Я не агрессивный...

- Ну, взбудораженный.

- И не взбудораженный! Я спокоен! - Лайл огрызнулся и громко запыхтел.

- Ага, я вижу...

Вейнер вздохнул и, сунув чайную ложку в карман, притянул освобожденной рукой омегу за шею к себе. Тот было побился в уверенной хватке, но быстро стих, и обнял альфу, уткнувшись носом в широкую грудь.

- У меня плохое предчувствие, Шон, - пробубнили в футболку, и мужчина еле заметно напрягся. Он доверял чутью Лайла и, признаться честно, такое его заявление немало встревожило. Паренек ошибался редко и все, кто хоть раз называл его предчувствия омежьими бреднями, в последствии напарывались на такие вилы, что простое "извини, что не послушал" не сказало бы совершенно ни о чем.

- Может ты просто устал, не? - встревоженное лицо опустилось к рыжим локонам и альфа тихонько вдохнул запах свежескошенной травы.

- Может быть, - неожиданно согласился Лайл, даже не став спорить. Шон напрягся еще больше. Ну точно что-нибудь сотрясется. Не лавина сойдет, так землетрясение нагрянет. - Наверное, мне лучше пойти вздремнуть. Доброго вечера тебе.

- Доброго... - кивнул Вейнер, оставаясь в тягучем холодном плену собственных неприятных мыслей. - Ну, может еще все обойдется...

Обязательно обойдется. Но не в этот день.

Так и не успевший толком поспать Лайл вихрем прилетел через полтора часа к лидеру группы и дрожащим голосом выдал, что Тони поскользнулся на обледеневшем пороге и вывихнул ногу. Минус один человек в команде, перераспределение багажа, почти бессонная ночь... Рекорд был под угрозой. Слабым огнем теплилась в душе надежда, что хотя бы проводник не начнет вдруг внезапно по утру чудить.

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/yeRFt.jpg[/AVA]

Отредактировано Oren Fox (14 февраля, 2016г. 01:14:47)

+2

14

[AVA]http://s45.radikal.ru/i109/1512/7a/dafcac6028c6.png[/AVA]

Утро было суматошным и нервным. Джим, впрочем, старался быть в стороне. Особенно после того, как едко сообщил Йену, что идиотизм, судя по всему, не вирусное заболевание, а что-то передающееся на генном уровне. И судя по всему, в группе все отпочковались от альфы-главаря и получили от него дефектный ген. Потому что, как может здоровый мужчина упасть с трех ступенек и так серьезное травмировать ногу. Не иначе как от отсутствия мозгов.

На что Йен разразился такой гневной тирадой, спуская на Купера всех собак, и последний предпочел на время стать неприметным и тихим.

Бета, измученный бессонной ночью, пил одну кружку кофе за другой. Купер, желая загладить свою вину,  снабжал кофе по собственному рецепту, а бета цедил сквозь зубы, что ненавидит это место и всех вокруг. Джим понимающе вздыхал и не лез под горячую руку. Иногда подавая к напитку печенье или пирожок.

В итоге всей этой кутерьмы было решено, что Тони отправляется домой, но базу подадут в суд за обледенелое крыльцо, а группа выдвигается тем составом, что есть. Купер чувствовал, что вся группа находится в угнетенном состоянии. Ему это не нравилось. Те, кто начинает путешествие с улыбки, проходят маршрут легко.

Солнце еще дремало за горизонтом, румяня тонкую полоску неба. Морозный воздух разбавлялся облачками пара, вырывавшимися из ртов людей, собравшихся на небольшой площадке. Джиму досталось место в конце колонны. Он не спорил и был согласен. Несмотря на то, что он альфа и физически сильнен, к длительному переходу он не был готов и в начале самого похода ему будет трудно. Йен подошел к нему, поправил капюшон, заботливый и усталый жест, пригладил мех.

- Я уговорил их завхоза взять еще по полкило сала и сырокопченного мяса на каждого, - тяжело вздохнул, покосившись на группу.

- Спасибо, - кивнул Джим.

Они помолчали, оба ощущали, что путешествие началось не с той настроенческой ноты.

- Знаешь, я давно тебя хотел спросить, - шепотом произнес Джим, Йен странно посмотрел на него, и на щеках вспыхнул румянец. - Как зовут  этого здорового борова-главаря? Я забыл.

Йен засмеялся, сперва тихо, а потом уже громко, почти истерично, привлекая к себе внимание и снимая напряжение ночи.

- Какой ты шут гороховый! - он вытер выступившие слезы, растерев их флисовой перчаткой.

Он вытащил из кармана маленький блокнот, карандаш и быстро застрочил. Вырвав листок, он сунул его в перчатку альфе.

- Увидимся.

- Конечно, ты мне денег должен, - фыркнул бета, пряча руки в карманы. - И я тебя умоляю, придержи свой язык.

- Не бойся, я сомневаюсь, что мой шершавый язык хорошо вылизывает задницы, так что он будет при мне.

- Балда.

Колонна двинулась в путь, Джим подмигнул Йену и с силой оттолкнулся палками, скользя лыжами по хрустящему снегу.

+2

15

- Лайл, нет! Я сказал - нет! Сколько можно!

- Но Тони...

- Нет. Я что, похож на маленького ребенка, который не сможет сам себе утереть сопли? Не похож. И это во-первых... - альфа устало мотнул головой и с тяжким вздохом перевел взгляд с наворачивавшего круги по комнате Лайла на свою пострадавшую ногу. Та была замотана эластичным бинтом в лучших традициях оказания первой помощи и даже одета в тонкий носок. - Во-вторых, маршрут рассчитан на двенадцать человек. Я и так подвел ребят, выбыв, а если и ты прокатишь народ с походом, то, честное слово, меня Шон в ближайший же совместный рабочий день выкинет из вертолета...

- Тони... - омега, наконец-то прекратив свое бестолковое передвижение по комнате, остановился рядом с кроватью, на которой сидел, вытянув ноги, альфа, и плавно опустился рядом. Узкая ладонь с длинными ровными пальцами легла на внутреннюю сторону его бедра, ласково погладила по штанине. - Ну, я же твоя пара в конце концов. Кому, как ни мне, быть рядом, когда тебе плохо...

- Травматологу... АЙ! - за бедро сильно ущипнули, а рыжеволосый парень, рассерженно запыхтев, прищурил яркие глаза. Тони, зеркально повторив было мимику своего омеги, вдруг расплылся в добродушной улыбке и сгреб обалденно пахнущее тельце себе под бок. Нос зарылся в растрепанную недлинную копну и протяжно втянул воздух, погружая своего обладателя в маленький личный рай. - Не переживай, Рыжик. Я выживу. За мной скоро приедет Коннор, помнишь, с моей работы? Рослый такой. Блондин. Отвезет в больницу, там сделаем снимок и сразу домой. Он мне поможет, коли чего, пока тебя не будет, так что не волнуйся... - губы легко коснулись теплого виска омеги. - Пригляди там за Шоном, ладно? Ты же знаешь, какой он порой...

- Знаю, - ворчливо фыркнули с плеча. - Я... я постараюсь.

Шон встречал рассвет на крыльце в полной "боевой" готовности. Глаза, почти не моргая, всматривались в светлеющий горизонт, будто вот-вот оттуда должен был показаться некий ответ, решение всех его проблем. Но вместо этого перед взглядом вдруг всплыл Джим, и Вейнер раздраженно, но тихо рыкнул. Было тревожно. Ненормально тревожно, будто вот-вот всю группу должен был накрыть без предупреждения некий жестокий апокалиписец. А тут еще этот мелькает... И бесит. Как-то неестественно сильно сильно сегодня.

- Выдвигаемся, - негромко скомандовал альфа, зная, что привычная к его голосу команда, все услышит и поймет, как надо. Рюкзаки занимали свои места за спинами, кое-кто, готовый раньше остальных, уже начал обкатывать лыжи по хрустящему белому снегу - народ собирался. И, в общем-то вел себя вполне обычно, соответственно ситуации, излишне не выказывая тревог или каких-либо беспокойств. Из ровного командного настроения выбивался разве что Лайл, угрюмый больше обычного, но оно и понятно: кому понравится провести запланированный отпуск не так, как изначально хотелось. Да еще и по такой причине...

"Ничего, после пары километров соберется и придет в себя. Всегда собирался", - подумалось Шону, когда колонна двинулась в путь. Впереди были тяжелые сорок минут бега на лыжах, но маячившая в будущем перспектива остановки, как всегда, вселяла уверенность.

- Ну как начало, Купер? Неужели уже запыхался? - с ухмылкой спросил Вейнер, как представилась возможность, и с удовольствием вобрал в себя морозный воздух на полные легкие.

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/yeRFt.jpg[/AVA]

+2

16

[AVA]http://s45.radikal.ru/i109/1512/7a/dafcac6028c6.png[/AVA]

Когда группа стала замедляться, а потом и вовсе остановилась на отдых, Джим хотел было подъехать к Лайлу, чтобы тот помог достать из рюкзака термос с чаем, как путь ему преградил Шон, загородив ему путь к группе.

- Твое едкое замечание возымело бы эффект, если бы ты сказал его погромче и в окружении своей свиты, - криво улыбнулся Джим. - А так я даже не чувствую свое эго задетым. И препирательства продолжать не планирую.

Купер хотел еще добавить, пофыркать, позадирать, но передумал, решив, что Шон, возможно, ищет козла отпущения за разладившееся начало пути. А альфа не любил оставаться крайним. Развернувшись, он объехал Шона, чуть не пихнув его плечом, и двинулся  к завхозу, который выдавал всем по кусочку сахара и мяса. Окружающие посматривали на него настороженно, разговоры как-то сразу прекратились, затихли и перешли на шепот. Они будут ждать реакции лидера и ориентироваться на нее. Стадный инстинкт. Очень интересно в этой группе распределяется возможность иметь свое мнение.

- Мне жаль, что твой парень получил травму, - обратился он к Лайлу, который жевал свою порцию и пил горячий чай, не поднимая глаз на Купера. - Если будет нужна  помощь альфы, то я всегда рад, - Джим неосознанно отделил омегу собой от остальной группы и понизил голос. Он дожидался хотя бы взгляда, рассматривая покрасневший кончик носа, и уже хотел предложить мазь от солнца, чтобы нежная кожа не обгорела, как его тронули за плечо. Видимо, самой группе не понравилось, поведение альфы-новичка, поэтому их прервали под благовидным предлогом, чтобы выдать паек.

- О! С тобой я и хотел поговорить, - тут же расплылся в улыбке Джим, оборачиваясь. - Тебя же Эд зовут, да? Приятно познакомиться. Слушай, - он всем корпусом повернулся к альфе, - давай я сани повезу, а то мне сложно держать ваш темп и не подгонять последних в группе, наступая им на пятки. А так хоть больше нагрузки будет. Ты не против, если мы местами поменяемся?

Эд покосился в сторону Шона и, получив одобрение в виде кивка, согласился на предложение Джима. Купер хмыкнул и стянул с плеч рюкзак, чтобы достать термос. Лайл к тому моменту уже крутился рядом с лидером о чем-то с ним переговариваясь. Джим отпил чая, улыбнулся. Йен заварил такой, как он любил. Помнит, стервец, что он фанат чабреца.

+2

17

- Ты всегда так психуешь, когда справляются о твоем драгоценном здравии? - повел уголком губ Шон, пытаясь подавить в себе предательский смешок. Палки вошли поглубже в снег, и мужчина оперся на них обеими ладонями, разглядывая меж тем лицо не особо довольного жизнью Купера. - Попей чай и расслабься. Тебе еще долго пребывать неподалеку от меня.

Оглядываться на альфу он не стал - а зачем? - все равно тот сам замаячит перед глазами в скором времени, так чего тратить драгоценные минуты жизни на  бессмысленные препирания, когда можно заняться чем-то полезным? Свериться с маршрутом, к примеру.

Из нагрудного кармана куртки была извлечена карта в специальном непромокаемом чехле, и Вейнер внимательно, ни на что не отвлекаясь, сверялся с ней ровно до тех пор, пока до уха не донеслась негромкая речь Лайла. Так уж повелось, что то ли так срабатывал рефлекс, то ли голос омеги обладал некой чарующей магией, но Шон, едва заслышав его пусть даже тихим, весь обращался в слух, и ничего не мог с собой поделать. Прямо как сейчас. Альфа, замерев, прислушивался к голосу и чуть ли не встал на дыбы, резко рыкнув, когда понял, кому именно отвечает в столь любезной манере порой чрезмерно вежливый рыжик. Виват самообладанию и глубокому вдоху, иначе под кое-чьим глазом сейчас бы точно засверкал свеженький фингал.

Все, что сделал Вейнер - коротко обернулся и, не мигая, посмотрел на омегу. Взгляд передал такое ледяное недовольство, что Лайл подскочил к альфе практически тут же.

- Что-то сл...

- Не смей принимать от него помощь, - перебил Шон, даже не дослушав. Каких усилий стоило сейчас не рыкнуть на ярковолосого парня.

- Но... Шон, сейчас он - член команды...

- Ты меня не понял?

- Понял, - вздохнул Лайл, поняв в очередной раз, что спорить с Вейнером бесполезно.

- Прекрасно.

Неприятный взгляд оторвался от омеги и опустился на Купера, всей своей тяжестью впечатывая пока еще без вины виноватого в ближайший же сугроб. Омег и бэт под присмотром Вейнера никто не смеет трогать. Исключений не будет.

А тем временем интуиция бесилась, всеми своими силами пытаясь сказать: присутствие Купера не сулит ничего хорошего.

*уже поздним вечером*

Ужин удался. Каша легла на желудок, как надо, и по-своему согрела, придав телу расслабленность, а душе - умиротворенность. Все, чего сейчас не хватало - это залезть в теплый спальник и отдаться крепкому, пусть и не очень долгому сну, столь приятному после трудного дневного перехода. Собственно, этим и планировал заняться Шон в ближайшее время, повесив под куполом палатки включенную газовую лампу, желая согреть с ее помощью небольшое пространство на двоих человек. А ведь изначально здесь должны были ночевать Тони со своим омегой... Жаль, что все пошло не так с самого начала.

- Лайл, - Шон терпеливо дождался, когда рыжик, натянувший шарф до самого носа, успешно форсирует сугроб и окажется на расстоянии вытянутой руки. - Иди ложись. Там нагрето. А я сейчас подойду.

- Это так мило с твоей стороны. Но эта палатка вроде бы предназначалась в итоге Джиму... Или нет... В общем, неважно, я разложил спальник у Терри с Конором, - омега махнул веселой красной варежкой в снежинках и улыбнулся. Шарф скрыл все проявившиеся на лице эмоции, кроме характерных морщинок в уголках подобревших от ужина глаз. - Мне лень его перетаскивать, так что я пойду спать к ним.

- Тебе не придется ничего перетаскивать. Я уже это сделал, - будничным тоном возразил альфа и смахнул с плеча Лайла рассыпчатый сухой снег. - Неужели ты думал, что я дам тебе без присмотра ночевать с бэтами? Забыл, что ты омега? И ты напутал, Джим спит в односпалке вооон там...

- Ты... ты специально выселил парня в односпальную палатку? В такой холод?! - глаза Лайла, растеряв былую доброту, начали расширяться.

- Мы все обсудили с группой, когда ужинали. Надо было слушать, а не строить ему глазки, - Вейнер повел бровью. - Залезай в палатку.

- Да как ты... я ничего не строил! - омега внезапно рыкнул и даже топнул ногой, утонув в снегу еще больше. - Хватит вообще ко мне придираться! Покоя не даешь целый день! Тебе Купер будто дорогу перешел!

Тяжкий вздох разорвал внезапно установившуюся после тирады Лайла тишину. Альфа с силой сжал зубы так, что под кожей заходили желваки.

- Лайл. В палатку. Сейчас.

- Не указывай мне, что делать!

- Я о тебе забочусь, на секунду.

- Иди в пень со своей заботой! - рыжик рывком распахнул брезентовый полог, выпуская из-под него весь согревшийся воздух, и нервно выдернул оттуда, схватив за край, свой уже расстегнутый спальник. Следом последовал коврик и небольшая сумка с неким таинственным содержимым, в которое Шон никогда не лез. - Раз потянуло проявлять заботу, лучше бы подвинул ребят и расположил с ними Джима, чтобы он не замерз нахр*н к ближайшему же утру! И вообще, заведи себе, наконец, омегу! Счастливо оставаться, Вейнер!

Альфа в одно мгновение вскипел, как забытый на плите чайник, и зашипел сквозь зубы. Правая рука, доселе спокойно лежавшая в кармане, настигла рукав начавшего было удаляться с пожитками омеги и притянула его так, что сбившееся от гнева дыхание Вейнера стало касаться раскрасневшегося от холода веснушчатого лица.

- Думай, что говоришь, - голос альфы сел до хриплого полушепота, выдавая бурлящий внутри, но пока сдерживаемый негатив. - Иди в тепло и не дури.

- Вот и пойду. Отпусти меня.

Шон разжал пальцы, прекрасно понимая, что омега пойдет совсем не в то тепло, которое он для него создал. Через полминуты у одиночной палатки, на которую недавно указал альфа, быстро вжикнула молния, затем снова она и еще одна, и уже изнутри раздалось короткое:

- К тебе можно?

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/yeRFt.jpg[/AVA]

Отредактировано Oren Fox (28 февраля, 2016г. 02:15:06)

+2

18

[AVA]http://s45.radikal.ru/i109/1512/7a/dafcac6028c6.png[/AVA]

Джим был паинькой. Он даже искусал себе всю щеку изнутри, показывая, какой он паинька и какой послушный и примерный мальчик. Хотя внутри все бушевало так, что рухни последняя дамба его самообладания, то он бы влез в драку не только с Шоном, но и со всеми, кто встал бы между ними. Единственное, почему он не взрывался, потому что мог найти оправдание всем придиркам и "логическим цепочкам" альфы. И то, почему его поселили в одноместку, которая была аварийным вариантом, и то что ему завтра предстоит дежурство, и то, что ему надо было убрать за всеми после ужина, и то, что ему надо было найти валежника. Джим старательно строил на лице равнодушие и умиротворение, понимая, что если он все эти поручения будет выполнять плохо, то Шон просто изведет его своими придирками. А тогда Купер точно не сдержится и даст в морду.

Но больше всего его умиляла по тысячному раза сообщенная информация, что омег и бет никто в этой группе не трогает и у них  одна цель - пройти маршрут. Мол, свои флюиды направьте на правое дело. Лайл сидел присмиревший и задумчивый возле Шона и ковырял в своей тарелке. Как Купер не старался поймать его взгляд, все старания были тщетны.

И вот теперь, когда он установил палатку под косые взгляды группы, поражаясь нерациональности решения Шона, и залез в нее, согревая небольшое помещение с помощью маленького маломощного обогревателя на солнечных батарейках. Для начала необходимо было переодеться во все сухое, влажную одежду просушить и выспаться, чтобы завтра подняться на час раньше всех. Конечно, он один бы не справился, поэтому ему поставили в помощь бету, который должен был прогреть палатки к побудке остальных членов команды.

Джим только закончил возню в палатке и достал электронную книгу, чтобы немного почитать. Он как раз накачал кучу порнографической литературы - надо же снимать напряжение в этом походе иногда, учитывая, как ему удачно подвернулась палатка одноместка. Молния вжикнула и он напрягся всем телом, готовый защищать свою территорию от вторжения и присутствия Шона. Ну а кто еще мог бы лезть к нему в такое время? Только он с очередным абсурдным заданием.

Но вместо лохматой головы Шона, в палатку просунулась улыбающаяся, но немного смущенная мордашка Лайла. Наверное, омежка решил извиниться за лидера и может немного поболтать. Поэтому Купер разрешил проникновение без лишних разговоров. Но когда вслед за Лайлом появился спальник, коврик и сумка, а также тонна холодного воздуха, альфа весь подобрался. Он ожидал только одного, что Вейнер сейчас ворвется в палатку, как взбешенный бык, и разнесет в приступе ревности все.

Напряжение альфы, уставившегося на вход и усиленно вслушивающегося в звуки снаружи,  только позабавило Лайла, который хохотнул и сообщил, что Шон не сунется к ним. Будет вытаптывать дорожку вокруг палатки, но носа не кажет в нее. Джима это мало успокоило. Лайл, между тем, параллельно рассказывая, что произошло, деловито расположился рядом, заполняя все пространство палатки свои тонким и приятным запахом, отчего тело альфа отреагировало весьма однозначно.

- Я думаю, - начал Купер со всей тщательностью подбирать слова, - что вы оба вспылили. Шон желает тебе добра и по-своему заботиться о тебе. Пока Тони нет рядом, он выполняет его функции. Как может, конечно.

В ответ Лайл только фыркал, видимо, все еще злясь на глупых альф, в окружении которых он оказался. Собранный и серьезный он нравился Джиму даже больше. Но когда тот стал стаскивать с себя одежду, намереваясь, как и Купер несколькими минутами раньше, переодеться в сухое, альфа оторопел, а потом зачастил, размахивая руками:

- Подожди! Я выйду! Я не хочу смотреть! Да мне и нельзя смотреть! - он от волнения запутался в вещах и чуть не нырнул носом в спальник. - Он же меня порвет! А я отвечу!

- То есть нельзя, но хочется? - через смех спросил омега, не разделяя паники Купера и стаскивая термобелье через голову, отчего рыжие локоны растрепались, а Джим увидел россыпь бледных веснушек на плечах и острых ключицах и два светлых пятнышка сосков.

- Что-то вроде того, - сдавленно произнес Купер, отворачиваясь и старательно рассматривая брезентовый полог палатки, раз уж бегство не удалось.

- Но ты же не воспользуешься моим бедственным положением? - жалобно произнес Лайл.

- Нет, конечно! - возмущенно ответил Купер, медленно осознавая в какую моральную ловушку его загнал хитрый омега. - Это было низко такое у меня просить! Связать по рукам и ногам.

- Ха! Можешь повернуться, - снисходительно произнес Лайл, аккуратно складывая свои вещи, и добавил,  - никогда бы не подумал, что ты такой стеснительный! - в речах омеги сквозила беззлобная усмешка.

- Я бы на тебя посмотрел! - буркнул альфа, вовсе не злясь на молодого человека. - Будь я менее заинтересован в твоем присутствии здесь, я бы стал тебя убеждать уйти. Или обзавестись шокером. Главное, чтобы за тобой не пополз шлейф слухов о неверности. А в остальном - можешь делать, что угодно.

- Ого! - округлил глаза омега, а потом прыснул в ладошку. - Я тебе нравлюсь? Да?

- А ты кому-то не нравишься здесь? - ответил вопросом на вопрос Купер, забираясь в спальник глубже и понимая, что он не выспится сегодня.

- И имей в виду, здесь никто не посмеет даже думать о том, что я могу изменить Тони, - наставнический тон не прибавил веса словам.

- Как скажешь, - пожал плечами альфа, гася свет, - приятных снов.

Прозвеневший будильник выдернул его из мутного, утомительного сна. Купер задремал только под утро. Он был не в силах успокоить свое тело и свои не в меру расшалившиеся мысли. Лайл же посапывал рядом, зарывшись в спальник так, что торчал только порозовевший носик. Стоило омеге только беспокойно заворочаться или вздохнуть, как Джим тут же начинал с жадностью ловить каждый звук, каждое движение слабого аромата, который тревожил всю его подкорку. Только измучившись, он и уснул.

При подготовке завтрака для всей группы он действовал скорей автоматически, чем осознанно, досыпая где-то на уровне продолговатого мозга. Когда из своей палатки вышел Шон, он тут же прищурил глаза, всматриваясь в новичка. Сначала Купер хотел огрызнуться, но сонный мозг сработал на удивление быстро и бодро, подкинув прекрасную идею-догадку. Лидер группы вряд ли решит, что сонный вид связан с бессонницей от воздержания. Ведь вполне возможно, что ночь был весьма насыщена на события. Губы помимо воли растянулись в сытую улыбку, плечи расправились, а взгляд наполнился удовлетворенностью и надменностью. Весь его вид чуть ли не кричал - я обладаю тем, что тебе недоступно. Хмыкнув, он потопал к своей палатке, где и скрылся за пологом.

- Лайл, просыпайся, а то завтрак пропустишь, - голос вновь стал на тон ниже, наполняясь сладостью.

Пока омега ворочался в спальнике, потягиваясь и зевая, Джим собирал вещи.

- Ваш страшный и ужасный Урфин Джюс проснулся и явно не прибывает в добром расположении духа. Думаю, если у нас с тобой будет немного виноватые лица, он нас простит.

- Урфин Джюс? - потер глаза Лайл. - А мы значит, его деревянные солдаты? Очень смешно. Я теперь еще и бревно какое-то.

- Не какое-то! А изменяющее бревно! - Джим не успел увернуться от брошенного в его сторону ботинка. - Больно!

- Если бы не было больно, я бы не кидал.

+2

19

Шон провожал Лайла напряженным взглядом до самого входа в палатку и, признаться честно, до конца не верил, что парня хватит на то, чтобы ворваться в обитель к почти незнакомому альфе вопреки здравому смыслу. Смелость, коей этот омега был наделен сполна и которая большую часть жизни играла ему только на руку, сейчас, как казалось Вейнеру, граничила с безрассудством и не поддавалась ни одному оправданию ни под каким предлогом.

Фигура внутри палатки, разложив свои невеликие пожитки, скинула пухлые зимние одеяния и обратилась в стройную гибкость, ясно различимую даже в неярком свете переносного обогревателя. Шон раздраженно поморщился и сплюнул куда-то в сугроб, рывком развернулся в сторону своей палатки и, изливая во все стороны почти осязаемый гнев, ворвался в нее так, что сотряслась разом вся конструкция.

- Мелкий засранец...

Альфа ворчал, рычал и не унимался еще часа полтора, не находя удобной позы для сна, и утих только тогда, когда сил возиться после тяжелого дня уже не хватало. Дрема настигла, едва Шон перестал шевелиться, а за ней, накрыв, будто теплым одеялом, пришел спасительный сон.

Новый день начался со старых эмоций, и как мужчина ни уговаривал себя, что Лайл взрослый и сам должен отвечать за свои взрослые поступки, успокоения не приходило. Ну, разве что чуть-чуть, когда вспомнил, что у рыжего омежки, помимо недюжей смелости, где-то в закромах характера валялась еще и совесть. И верность. Хотя на последнюю Шон мало надеялся, просто потому, что ревность намертво забивала голос разума, какое-то время пытавшегося всеми силами навязать, что уж этот-то парень никогда не подведет.

Завтракать не хотелось вообще. Но расписание побуждало впихнуть в себя хоть что-то, потому что переход первой половины дня, кроме тяжести и физического напряжения, не сулил больше ничего. Даже временные остановки сегодня планировались более короткими, чем в предыдущий день, и шанса хоть что-нибудь перекусить не оставляли совсем. Альфа подошел к месту, где по предположениям готовился завтрак, и с надеждой, что на горелке плещется съедобное варево, а не адская отрава, заглянул в котелок. Удовлетворенно кивнул и вдруг замер, почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд. Чисто интуитивно определил, откуда он исходит, и повернулся к этому самому источнику, поведя бровью в немом вопросе: "Чего, мол, лыбимся?"

Ответа от Купера не ожидалось. Впрочем, он и не спешил его давать, всем своим видом показывая некое превосходство, и Шон даже не догадался поначалу, в чем, собственно, может быть дело. До тех самых пор пока альфа, всеми силами довольно улыбаясь, вновь не нырнул в палатку. Мысль о том, что Лайл мог в порыве души совершить глупость, оглушающей молнией прошибла тело, и Вейнер едва удержался, чтобы в гневе не рвануть в палатку вслед за Купером и не вытряхнуть его оттуда, как мелкого щенка. Удержали на месте остатки логики, еще не столь подверженной разрушительному воздействию ревности: на лице Лайла будет все написано, как чернилами по бумаге, омега не умеет врать. И если он на самом деле изменил... Что ж... Тогда будет плохо всем.

Перехватив пару сухарей, Вейнер уселся на чей-то близлежащий рюкзак и выжидательно замер, как зверь в засаде, добыча которого должна была вот-вот показаться из своего спасительного убежища. Напряжение витало в воздухе, терпения с каждой минутой становилось все меньше, и альфа незаметно подобрался, когда замок наконец-то вжикнул, и палатка выпустила из своих теплых объятий жмурящегося от света Лайла. Что остался делать внутри Купер, Шона пока волновало мало. Он пообещал себе разобраться с ним чуть позже, а пока было дело намного более важное, и необходимое, к которому лишь подстегнул виноватый, отведенный куда-то в сторону омежкин взгляд.

Честно говоря альфа даже не запомнил, как оказался около него, и очнулся только тогда, когда уже на полные легкие вдыхал запах у светлой шеи Лайла. Правая рука Вейнера плотно прижимала некрупное тело к себе, не давая особо дернуться, а левая - оттягивала в сторону мягкий флисовый шарф, открывая доступ к аромату, воистину сносящему крышу, если бы не одно бросившееся в ноздри яркое обстоятельство...

- Эм... С добрым утром, Шон? Что ты делаешь... - омега, попытавшийся быть на секунду доброжелательным, попытался вырваться из плотных объятий, но вместо этого только плотнее был вжат в широкую грудь. - Ты... меня обнюхиваешь? - Лайл было хохотнул. - Стоп! Зачем ты меня обнюхиваешь?!

Альфа фыркнул, выдворяя из носа забившие обоняние ароматы, и порывисто вдохнул вновь.

- Ты... мне не доверяешь, да? - приглушенно, с явной обидой проговорил омега и обмяк в руках, которым уже больше десяти лет вверял собственную жизнь. Делай, мол, что хочешь...

А альфа, учуяв на манящей, соблазняющей уже не первый год коже то, чего опасался с самого начала этого похода, ослабил хватку, а вскоре и вовсе оставил Лайла. Решительным тяжелым шагом мужчина направился к тому, чей запах узнал на омеге, и, с каждым метром приближаясь, все отчетливее чувствовал, как наливаются тяжестью кулаки. Запах Джима до сих пор, даже покинув дыхательные пути бередил разум и заводил, заводил, жутко заводил! Настолько, что носителю хотелось впиться зубами в глотку и вырвать к чертям собачьим хребет.

Руки настигли ворот Купера и, приподняв того вверх и лишив равновесия, швырнули в ближайший же глубокий сугроб. Сам Шон зашагал следом за упавшим телом, глубоко проваливаясь по колено, и схватил Джима за куртку около самого горла, нависнув над головой крупной тенью с темным, мутным от злости взглядом, не сулящим ничего хорошего.

- Не смей к нему даже приближаться, - Вейнер шипел и скалил сжатые зубы, а вздувшаяся венами напряженная рука, надавив там же, где удерживала, еще больше притопила Купера в снегу. - Понял меня?

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/yeRFt.jpg[/AVA]

Отредактировано Oren Fox (6 марта, 2016г. 18:03:35)

+2

20

[AVA]http://s45.radikal.ru/i109/1512/7a/dafcac6028c6.png[/AVA]

Если
   нас
      вояка тот или иной
захочет
     спровоцировать войной,-
наш ответ:
нет!
А если
    даже в мордобойном вопросе
руку протянут -
     на конференцию, мол, просим,
всегда
ответ:
     да!
В.Маяковский "Универсальный ответ"

Джим выбрался из палатки следом за Лайлом. Шон уже крутился возле омеги, обнимая его, зарываясь носом в ворох одежды, в которую тот был закутан. Джим посмеивался, собирая свои пожитки. Кто бы подумал, что у альфы так снесет от ревности крышу, что он продемонстрирует это окружающим. И тут он допустил ошибку, решив, что Шон закончит с Лайлом, успокоится и уйдет несолоно хлебавши. Он как раз убирал спальник, когда увидел Вейнера идущему к нему напролом, как бронепоезд, сметающий все на своем пути. Джим только и успел, что поднять руки в примиряющем жесте, надеясь, что они просто порычат друг на друга. Но альфа довольно легко швырнул не сопротивляющегося Джима в сугроб.

Внутри Купера все перевернулось, альфа в его голове, потеряв точку опоры, уже огрызалась, рычала и бросалась в бой, вгрызаясь в глотку сопернику. Он еле сдержал порыв, только оскалившись. Черт! Да он и так победил! Без кулаков! Он обвел Шона вокруг пальца и заставил плясать под свою дудку, поверить во весь этот спектакль! И когда Вейнер склонился к нему, угрожая расправой, Джим не сдержался и засмеялся. Сначала это был сдавленный, неловкий смешок, а потом смех стал прорываться толчками, а от реакции Шона он стал еще сильнее и громче. Он не пытался отбиться от хватки мужчины, лежал в снегу широко раскинув руки и хохоча. "Я тебя сделал!" - говорил его цепкий взгляд.

Но Купер не хотел сейчас подрывать авторитет Шона, который сам себе рыл яму. Но и не отказывался ему помочь в этом деле.

- Детка, если ты не слезешь с меня, то я решу, что ты хочешь меня поцеловать, - широко улыбнулся он, отсмеявшись, хватка Шона к тому моменту ослабла. - Дорогой! Люди же смотрят!

Вейнер чертыхнулся, отпуская ворот.

Лайл напряженный и неподвижный смотрел на всю эту сцену, когда Шон отошел на шаг, Джим улыбнулся ему и подмигнул:

- Шалость удалась! - на лице омеги возникло абсолютно не читаемое выражение, он резко развернулся на каблуках и направился к импровизированной кухне. - И ты бы поел,  а то маршрут сегодня сложный, - это уже Шону.

Он все так же насмешливо смотрел на альфу, отряхивающего одежду от сыпучего снега. Скрестив руки на груди, Джим и не собирался подниматься. Хотя бы из тех соображений, что все еще пышущий гневом Шон мог его отправить в снег снова, а вот это бы точно воспламенило порох его терпения.

Команда снова выдохнула с облегчением, а Джим после ухода лидера стал собираться в путь. Время шло вперед и каждая минута на счету.

Утренняя стычка воздвигла между Купером и группой еще большую стену, но Джима это не гнело. А вот косые взгляды в сторону Лайла его напрягали. И не потому, что они были полны похоти или желания, как раз наоборот, на омегу смотрели с презрением, которое тщательно маскировалось, но Купер слишком хорошо разбирался в людях. И еще больше его бесило, что отчасти он сам был в этом виноват. Если бы он развернул омегу накануне, а не поддался влиянию мимолетных импульсов, все было бы иначе.

Дневные остановки были короткими, только перевести дух, утолить жажду и голод. К вечеру вся группа уже порядком вымоталась и явно была рада наступившей передышке. Лайл держался отстраненно и молчаливо. Было ли это реакцией на настрой группы или же тот всегда себя так вел в пути - Джим не знал. Шон же не спускал глаз с них двоих. Купер только нагло посмеивался, ловя на себе его взгляд.

И все же им удалось оказаться наедине, когда оба отправились за хворостом для костра. Какое-то время они молча собирали сушняк. Точнее собирал Лайл, а Джим подрубал сухие тонкие деревца, корявые тела которых выглядывали из-под снега.

- Ты согласен перебраться ко мне в палатку и получить мою защиту во всем? - спросил он омегу, отрубая лишние сучья, и избавляясь от гнетущего молчания.

- Бог ты мой! Джим, нет конечно! - удивленно уставился на него Лайл, поправляя шапку, которая сползла на глаза.

- Тогда почему все вокруг так считают? - он натолкнулся на недоуменный взгляд юноши. - Почему они на тебя так смотрят? Почему в вашей гребаной группе нет тотального доверия? Почему после ночевки в другой палатке ты теряешь уважение своих друзей? Почему Шон позволяет себе такое отношение к тебе, словно ты его собственность. Словно это вы пара. Он унижает тебя проверками, а ты ему это позволяешь!

- Ты чего так взъерепенился? - оторопел от такого потока Лайл. - У нас своя атмосфера, и только. А ребята просто недовольны тем, что я спровоцировал утренние разборки.  Ну а кого еще винить в стычке альф? Омегу. А Шон… у нас просто близкие отношения.

- И кто кого пытался ужалить?

- Джим… прости, я не должен был вчера так поступать. Я воспользовался моментом. Это все так навалилось, - омега сильней прижал к себе охапку хвороста, пряча взгляд. - Это было некрасиво, знаю. Джим!

- Да понял я, - отмахнулся Купер, подрубая очередное деревце.

- Просто Шон, - Лайл покрутил кистью в воздухе, подбирая подходящее слово, - он ко всем должен относиться одинаково. И ко мне, и к тебе. Это его работа сейчас. А он ведет себя так, словно он на месте Тони. А он ни капельки не Тони! Понимаешь? И не имеет права ставить под сомнение мою верность. Я просто не ожидал, что он перенаправит свой гнев на тебя. Думал сейчас щелкну его по носу и все успокоятся.

- Если бы он начал свой гнев изливать на тебя, тут уже не выдержал бы я, - хмыкнул Джим, убирая топорик за пояс.

- Я не настолько беззащитен, Джим Купер! - ткнул острым пальцем в грудь альфе Лайл.

Мужчина покачал головой и стал собирать стволы сушняка. Кто бы мог подумать, что маленький омежка будет настолько умен, хитер и смекалист. Это могло вызывать только восхищение. Возможно, он не оценил по достоинству состав группы.

Они двинулись по глубокому снегу в сторону лагеря. Джим шел впереди, уплотняя снег, а Лайл шагал за ним следом. Оставалось не больше десяти метров до палаток, когда омега поймал его за рукав и остановил. Купер обернулся, чтобы забрать из рук юноши хворост, но тот встал на цыпочки и коснулся губам колючей щеки, а потом быстро прижал к улыбающемуся рту палец.

- Имей в виду, что когда закончится поход, я отобью тебя у Тони, - весело произнес Джим, настроение которого улучшалось на глазах.

- Попытай силы, грозный и мужественный альфа, - мягко произнес омега, хитро посматривая на Купера.

И Джим понял, что простит юноше еще с десяток хитрых ходов и попыток манипулирования. И готов стать верным пажом до конца жизни. Коварные омеги! Пользуются своими чарами! Альфам всегда сложно им противостоять, в этой битве они проигрывают всегда.

Следующие три дня прошли в самом обычном рабочем режиме. Шон старался не задевать Джима и, вообще, смотреть на него как на пустое место, а Джим, в свою очередь, старался держать себя в руках, а  свой язык за зубами. Но путь не был столь безоблачным и легким, во второй половине дня начался снегопад.

- Надо сейчас разбивать лагерь, - с беспокойством произнес Джим, указывая Шону на темные тучи, которые рвали свои тяжелые тела о горные пики. - Погода портится слишком быстро. Но к утру должно проясниться.

Шон отмахнулся от его слов, сказав, что уже связался с метеостанцией на базе и те сообщили, что буря пройдет северней их пути, а группу лишь припорошит снежком. Не стоит терять из-за перестраховки полдня похода.

Джим скрипнул зубами, идти на открытый конфликт, когда вся группа все равно подчиниться своему вожаку, было бессмысленным предприятием.

- Как скажешь, босс! - отсалютовал он, по-акульи улыбаясь, хотя глаза оставались холодными и недружелюбными.

Чтобы обезопасить группу в метель, было решено всех слабых поставить в середину, а сильных вначале и конце колонны. И сократить расстояние между участниками, чтобы никто не терял из виду спину впереди идущего. Джим встал в самый конец колонны, объяснив это тем, что места данные он знает хорошо. Если потеряется, то встанет на стоянку и нагонит группу после бури, а также сможет "подобрать" потеряшек. Судя по выражению лица Шон, тот был бы не против избавиться от Джима, который явно был местным чемоданом без ручки, может, потому и не стал перечить.

Уже через час ветер поднялся, сменил направление. Путешественники укрывали лица, кутались в шарфы и шли с предельной осторожностью. Теперь им надо было добраться до леса, где ветер будет не таким сильным. И дело лидера вести их правильно, не сбиваясь с пути.

Стемнело слишком быстро, колючий снег летел в лицо или бил сбоку сильными порывами Надо было останавливаться и разбивать лагерь. Джим осмотрелся по сторонам, переводя дух. Лыжню заметало почти тут же, несмотря на то, что прошло столько человек. Или просто он с дополнительным грузом отстал? Пройдя еще километр, альфа понял, что потерял дорогу, а тропить в такую погоду  да еще и с санями - тяжелая и неблагодарная работа, к тому же внутренний компас мог провести его в стороне от ночевки группы.

В такую погоду ставить палатку в одиночку тот еще подвиг. Но навык, умение и упорство делали свое. Джим еще со всех сторон накидал снега, чтобы он был дополнительной защитой от снега. Уснуть он так и не смог, несмотря на усталость. Он злился на Шона, который не послушал его и поставил группу в сложную ситуацию. Джим-то сейчас обладал абсолютной автономией, а вот те, что шли перед ним,  могли и отбиться.

Буря закончилась так же резко, как и началась. Джим выбрался из палатки, смотря на очищающееся ночное небо с россыпью ярких звезд на темно-синем бархате. Морозный воздух наполнял легкие и вырывался изо рта клубочками пара. Тишина, спокойствие и умиротворение. И одиночество.

Когда горизонт начал светлеть, Купер собрал вещи, сверился с картой и компасом и направился в путь. Как он и боялся, его немного занесло на север к небольшой речушке, которая брала свое начало в холодных горных пиках. Неглубокая, каменистая, быстрая и ярко-черная на фоне свежевыпавшего снега. На противоположном берегу начиналась полоска темного елового леса, который лизал в приступе нежности каменистый утес. Джим улыбнулся, потому что теперь хорошо представлял, где находится он и куда направляется группа. Маршрут быстро и четко выстроился в его голове. И все же он снял лыжи и спустил к воде, чтобы наполнить флягу и утолить жажду. Вода была такой ледяной, что сводило зубы и все нутро и пить ее было можно только мелкими глотками.

Взгляд Купера зацепился за неровность на снегу напротив. Решив отбросить беспокойство, он перешел речушку вброд. Противоположный берег посетил медведь. Крупный экземпляр, судя по размеру отпечатка. И ушел он на запад. Джим не позволял себе паниковать, но сейчас от чего-то сердце стучало чуть чаще. Достав из нагрудного кармана спутниковый телефон, он включил его и настроил на радиостанцию базы Идер-парка.

- Говорит Джим Купер, как слышно? Прием! - бодро, но приглушенно произнес он, осматривая местность.

- Я убью тебя! - услышал он перепуганный голос Йена. - Ты что раньше не мог дать о себе знать или не выключать телефон? Ты цел? Тебе нужна помощь?

- Да все в порядке, - отмахнулся альфа. - Я уже нагоняю группу.

- И славно, - выдохнул бета, - они ждут тебя и пока не трогаются с места.

- Скажи, а как дела у Барри?

- Барри? - Йен молчал, толи напряженно вспоминая о ком Джим, толи решая, а не рехнулся ли тот часом.

- Ну да… - Джим заметил передвижение темного пятна между елей и стал лихорадочно искать бинокль. - Милый мишка трехлетка, которого я печеньем кормил, у него еще ухо было откушено кем-то в детстве.

- А этот… так он года два назад стал слишком близко к базе подходить, людей-то он не боялся. Пришлось его переселить на юг парка. А на его место вроде другой пришел медведь. Матерый такой. Егеря говорят. Огромный и злой, как черт. Ностальгия началась?

Джим как раз смотрел на этого матерого медведя, чувствуя, как страх скручивает все внутренности. Темный мокрый мех, впалые от голода бока и нервные движения растревоженного животного.

- У нас в парке шатун, Йен, - севшим голосом произнес Купер, не в силах пошевелиться, сейчас он весь был сконцентрирован на перемещении животного, который рыскал по подлеску, неминуемо приближаясь к альфе. И только удача была на стороне мужчины, потому что ветер дул со стороны леса. - На территории Зимнолесья, прямо рядом с пиком Говарда. У речки этой чертовой!

- Шатун? Черт! Слушай внимательно! Две недели назад мы повязали браконьеров на той территории, они стреляли оленей. Да, мы видели патроны на крупных хищников, но они клялись, что не было медведей или пум. Да и при них не нашли трофеев. Но одного, получается, они разбудили. Он ранен?

- Да вроде нет. Движется естественно.

- Естественно? - тут уже сел голос у беты. - Ты его видишь? Слушай, убирайся оттуда и разворачивай группу! Я сейчас с ними свяжусь.

- За меня не волнуйся, при мне ружье, - успокоил он бету, загоняя свою панику вглубь.

Закончив беседу, он отключил связь и стал плавно двигаться назад, стараясь не шуметь лишнего и не спускать глаз с хищника.

Перебравшись на другой берег, он быстро пристегнул лыжи к ботинкам и направился в сторону лагеря. Ему надо было подняться только на возвышенность в километре отсюда и долина будет как на ладони, а там и лагерь увидит. и надо было молить всех богов, чтобы хищник не пошел за ним по следу лыжни.

+2

21

А почему всего лишь в сугроб?..
Светлая мысль спустить Купера снежком со склона пришла слишком поздно - тогда, когда уже пришло время отпускать злополучный ворот. Новые действия могли быть справедливо расценены как агрессивные или попытка начать драку, и не то что бы это как-то по-особому трогало Шона, просто... не хотелось усугублять. Тем более, что Джим с каждой секундой провоцировал все больше. Видом, улыбкой, этим странным выражением глаз. Даже запах выводил из себя так, что непременно хотелось об альфу почесать кулак, причем непременно в ближайшем будущем.

- Если тебе и светит какой поцелуй от меня, то только ирландский в лоб. Угомонись и не отсвечивай.

Тяжелая поступь отмерила расстояние до огня с общим завтраком, пара альф отступили, уступая место Вейнеру, который всего-то и сделал, что зачерпнул из стоявшей рядом металлической кружкой кипятка из матового металлического котелка. Зачерпнул и тут же шумно отпил, мысленно удивляясь тому, как быстро остывает при такой погоде только что подогретая вода.

Следующие восемь часов он, будто зашоренный, рвался вперед, не давая себе думать ни о чем, кроме пути, по которому вел за собой двенадцать человек. Ответственность за происходящее, за живые души, что в очередной раз доверились ему, не давала отдохнуть даже во время коротких стоянок, а обед, на который после полудня остановилась группа, был посвящен сверке маршрута, переговорам с метеобазой, каким-то коротким расчетам - чему угодно, кроме непосредственно еды. Содержимое миски Вейнер не запомнил, проглотив его за две минуты, и только по запаху с самого дна смутно догадывался, что теперь в глубине желудка с легким бурчанием переваривается гречка с тушенкой. Даже травяной чай, заваренный в любимой термо-кружке не задерживающимся особо перед глазами Лайлом, альфа проигнорировал, наградив напиток только коротким вдохом издалека и переключившись с него на задающих вопросы соратников. Впрочем, даже если бы никто не отвлек, Вейнер его пить не стал. Любое напоминание о Лайле, как и о Джиме, сейчас несколько раздражало, и как Шон ни пытался держать в узде эмоции и не проявлять личного отношения в группе, ничего не получалось. Продолжать жизнь без нагнетения проблем помогали только периодически повторяемые глубокие вдохи-выдохи да старая добрая физуха, которая, как известно, была способна сбросить еще и не такие виды напряжения.

Набранный темп к вечеру все-таки пришлось сбросить. Нет, не так. Его _требовалось_ сбросить под страхом кого-то потерять в неистово метущей пурге. И когда Вейнер, немотря на все предпринятые меры предосторожности, все-таки не досчитался в строю одного "бойца", поначалу нешуточно так напрягся. Когда выяснил, что не хватает Джима - на мгновение расслабился, теша дьявольски хихикающую темную сторону души, а потом вновь напрягся, когда к процессу подключилась совесть. Успокаивало во всей этой ситуации только две вещи: во-первых, потеряшка не испугается и не пропадет, даже если к утру его палатку засыпет снегом вместе с лесом. Во-вторых, что-то подсказывало, что он обязательно к утру вернется, как тот самый блудный попугай. А, ну и с ним не было Лайла, это тоже привносило в настроение мажорную ноту. Хотя с другой стороны, не в омежьих интересах было попадаться Вейнеру на глаза.

Ужин прошел в спешке. И даже несмотря на то, что для стоянки было найдено место практически без ветра, люди инстинктивно натягивали на лица шарфы и зябко жались друг к другу, бодро постукивая ложками по посуде.

- Эй, Шон, - на рюкзак рядом с альфой плюхнулся крепкий бэта. Импровизированное насесто покачнулось и погасило инерцию едва начавшегося движения где-то под альфой. - Что за чай?

Вейнер воззрился на светлоглазого паренька, пониже себя ростом, и едва прищурился. Как этому человеку всегда удавалось быть в таком хорошем настроении? Вроде бы без каких-либо весомых предпосылок, а радуется этому миру так, будто оказался не заснеженном зимнем лесу, а на лежаке какого-нибудь пляжа с цветастым коктейлем в руках.

- Травяной, - спокойный голос утонул в жестяной кружке с обычным кипятком.

- Ого! Откуда такая роскошь? - бэта, подначивая, пихнул Вейнера локтем в бок и воззрился на источающий поистине дивный аромат чай.

- Не знаю. Сам только что тут появился.

- В твоей кружке? - бэта скептически повел бровью.

Шон коротко глянул на пускающий пар сосуд, будто до этого его и не видел.

- В моей.

- Тут такое добро пропадает, а ты из моей обычный кипяток хлещешь. Ай-ай-ай... - справа от Вейнера цокнули и с наигранной досадой покачали головой.

- Нравится чай - пей. Я его не буду.

- Серьезно?

- Только кружку мне в палатку потом принеси.

- Ты же вон в той спишь? Распределение прежнее?

- Так точно. Доброй ночи.

Мельком глянув на мутное ночное небо, альфа вздохнул и полез в уже кем-то заботливо нагретую палатку. Он не вдавался в подробности, чья сегодня очередь следить за подготовкой ко сну. Хорошо отлаженная система работала и сама, без надзора и дополнительного контроля.

А Шон, немного повозившись и таки найдя удобное положение в зимнем "коконе", практически мгновенно провалился в дрему. Лишь краем сознания, уже сваливаясь в тягучую пропасть небытия, он подметил, что в палатку кто-то забрался и, пошелестев одеждой и вкладышем спальника, устроился у него под спиной...

Утро началось с расчехления ружья.

Почему-то мысль о том, что Джим может подзадержаться по причине диких лесных тварей посетила первой, Вейнер даже не успел толком разлепить глаза и в целом проснуться. Ах да, за спиной по утру никого не оказалось. Почти загадочный гость, судя по всему, предпочел встать пораньше и отправиться на важные дела. Заварку чая, к примеру. Ну а что? Запах этого человека альфа не спутал бы ни с чьим. Особенно когда в месяце от текущего дня маячил гон, и нюх обострялся так, что самому от этого порой становилось не по себе.

- Шон! Похоже Купер нашелся!

Новость чуть не свалила с ног вместе с подлетевшим альфой, Вейнер едва успел распрямиться после поиска патронов в непромокаемом кармане рюкзака. Возбужденный друг сунул ему в лицо рацию, говорившую подозрительно знакомым голосом, и распознав в говорившем вполне радостного Йена, Шон невольно просиял.

- Отлично. Ждем его, - на удивление сдержанно проговорил, а сам уже в голове прокручивал пару ласковых на случай встречи. Впрочем, когда Купер явил себя лагерю, альфа уже успокоился, и не выдал ничего, кроме: "Спасибо, что не к ужину. Ты где застрял?"

[AVA]http://s48.radikal.ru/i122/1603/97/398825097b6f.jpg[/AVA]

Отредактировано Oren Fox (13 марта, 2016г. 22:35:45)

+1

22

[AVA]http://s45.radikal.ru/i109/1512/7a/dafcac6028c6.png[/AVA]

Джим шел в хорошем темпе, иногда оборачиваясь через плечо и ища глазами черное пятно. Он знал, что такое встреча с диким животным. Особенно с животным, которого не умаслишь печеньем или куском вяленого мяса. Еще, будучи зеленым подростком, он так повстречался с пумой, которая защищала своих котят. На память о той встрече ему достались шрамы на руке, которую большая кошка знатно порвала.

Цветные палатки лагеря, как стекла в калейдоскопе раскинулись в низине на небольшой поляне, окруженной высокими темными елями. Лица группы было сложно прочитать. Кто-то улыбался ему с облегчением, кто-то хмурился, явно недовольный задержкой, а кто-то с удивлением. Шон вышел из своей палатки: большой и грозный, скрестив руки на груди. Джим остановился, поднимая очки на шапку. Он метался между тем, чтобы сказать свою новость при всех и тем, чтобы сообщить ее наедине, чтобы  не раздувать пинку, но он боялся, что альфа воспримет его виденье проблемы, как банальную истерику и припишет к желанию сорвать поход.

- Соскучились? - вздернул он подбородок, скаля зубы, принимая обычную позицию паяца.

Все разом потеряли к нему интерес, начиная собираться в дорогу. Купер снял лыжи и подошел к Шону, кивая в сторону палатки.

- Пойдем, обсудим маршрут на сегодня.

Он сел на свернутый спальник, стянул перчатки и быстро открыл термос, делая глоток.

- Нам надо сдвинуться на юг. Если мы сейчас пойдем на север, то можем повстречать шатуна. Не вижу смысла подвергать группу риску. Мы просто обойдем озеро по другому берегу. Да это плюс двенадцать часов к маршруту, но так будет безопасней. По озеру не поведу - зима теплая и лед тонкий, а там еще и ключи бьют, которые не дают воде застыть.

Джим это проговорил скороговоркой, на одном дыхании и снова приложился к термосу. Ну и отвратительный вкус у этого пойла, словно кто-то заварил сено с грязными носками и еще хорошенько туда плюнул.

- Я сейчас парочке твоих альф устрою урок стрельбы по банкам. Патроны кинем возле нашей лыжни, чтобы он не пошел за нами, - Купер выжидающе смотрел на Шона, который задумчиво тер подбородок.

0


Вы здесь » Неополис » Незавершенные эпизоды » [AU] Porta itineri longissima