19.09.2017 » Форум переводится в режим осенне-зимней спячки, подробности в объявлениях. Регистрация доступна по приглашениям и предварительной договоренности. Партнёрство и реклама прекращены.

16.08.2017 » До 22-го августа мы принимаем ваши голоса за следующего участника Интервью. Бюллетень можно заполнить в этой теме.

01.08.2017 » Запущена система квестов и творческая игра "Интервью с...", подробности в объявлении администрации.

27.05.2017 » Матчасть проекта дополнена новыми подробностями, какими именно — смотреть здесь.

14.03.2017 » Ещё несколько интересных и часто задаваемых вопросов добавлены в FAQ.

08.03.2017 » Поздравляем всех с наступившей весной и предлагаем принять участие в опросе о перспективе проведения миниквестов и необходимости новой системы смены времени.

13.01.2017 » В Неополисе сегодня День чёрной кошки. Мяу!

29.12.2016 » А сегодня Неополис отмечает своё двухлетие!)

26.11.2016 » В описание города добавлена информация об общей площади и характере городских застроек, детализировано описание климата.

12.11.2016 » Правила, особенности и условия активного мастеринга доступны к ознакомлению.

20.10.2016 » Сказано — сделано: дополнительная информация о репродуктивной системе мужчин-омег добавлена в FAQ.

13.10.2016 » Опубликована информация об оплате труда и экономической ситуации, а также обновлена тема для мафии: добавлена предыстория и события последнего полугодия.

28.09.2016 » Вашему вниманию новая статья в матчасти: Арденский лес, и дополнение в FAQ, раздел "О социуме": обращения в культуре Неополиса. А также напоминание о проводящихся на форуме творческих играх.
18+ • аниме, омегаверс, авторский мир
эпизоды • июнь – ноябрь 2017 года
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Вверх страницы

Вниз страницы

Неополис

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Неополис » Незавершенные эпизоды » [25-26 декабря 2015] Ночь после Рождества


[25-26 декабря 2015] Ночь после Рождества

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА: Ночь после Рождества.
2. УЧАСТНИКИ ЭПИЗОДА: Thomas Macleane и Nikita Langstrоm.
3. ВРЕМЯ, МЕСТО, ПОГОДНЫЕ УСЛОВИЯ: ночь, улица, фонарь, аптека ночь как она есть | улицы Римско-Парижкого квартала, а дальше по обстоятельствам | ну, зима, холодно, снег, местами наледь, поскользнулся, упал, потерял сознание - закрытый перелом. Очнулся - повезло.
4. КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ СОБЫТИЙ: Внимание! Граждане, по улицам бродит душевно травмированный альфа! Убедительная просьба оставаться дома, на улицу выходить только в случаях острой необходимости. Рекомендуется прихватить топор.
5. РЕЙТИНГ: ну... нет, наверное - мы почти прилично.
6. ОПИСАНИЕ ЛОКАЦИИ: послепраздничный Римско-Парижский квартал, жестокий в своем бездушии пустых заснеженных улиц.

Отредактировано Nikita Langstrоm (17 августа, 2016г. 12:41:09)

0

2

Вот стерва большеглазая! Ишь чего удумала! Отказать ему вздумала! Со сдавленным не то рыком, не то стоном альфа в бешенстве сжал пальцы на руле, следом вжимая в пол педаль газа. Генератор под капотом взвыл напряжением в электрических цепях, мазерати дернулся вперед, словно ему придали смачного ускорения под зад; Никита зло сощурился, с шумом выдыхая через нос.

Его вдавило в кресло, но никакие гонки по ночным улицам не могли унять воплей ущемленной гордости, зажатой, как палец в дверной щели. Или гордыни? Сейчас ему было не до самокопания — сейчас ему хотелось что-нибудь с шумом и звоном расхерачить к драным чертям, а потом еще и пнуть вдобавок, но! Но вместо этого он измывался над автомобилем, то разгоняясь на очередной полутемной улочке Рима (или Парижа? — он не знал, уже давно потеряв ориентацию вместе с Елисейскими полями в этом распоганом районе), то резко тормозя, чтобы вписаться в куцый поворотик, который он успевал заметить едва ли не в самый последний момент. Стон шин не разрывал ночную тишину в клочья, а мазерати до сих пор не торчал из какой-нибудь витрины только потому , что Лангстрем родился далеко не красавцем идиотом и гонял сейчас не во внедорожном режиме, а в режиме магнитной подушки. Даже спустя почти двадцать лет память еще хранила воспоминания о том, каким ненадежным может быть сцепление шин с дорожным покрытием.

Но б###ь! Б###ь! Б###ь! Он резко вдавил тормоз, ощущая, как тело кинуло вперед, а ремень безопасности впился в грудную клетку. Прижавшись лбом к тыльной стороне ладоней, лежавших на руле, Лангстрем долго выдохнул и приказал себе успокоиться. Ну безумие, в самом деле, дебил-кретин-имбецил — так беситься из-за какой-то девки! Откинувшись на спинку кресла, альфа ухватил за горлышко стоящую в подставке возле коробки передач початую бутылку виски и на два глотка приложился к горлу. Не то чтобы он напивался — отнюдь! Но когда очередной глоток попадал в желудок, становилось как-то легче дышать. Прикрыв глаза, Никита делал глубокие вдохи. Легче дышать — становилось. Ровно до тех пор, пока не вспоминался взгляд умопомрачительных глаз. Серых глаз. Огромных глаз. Прекрасных глаз матьтвоюзаногу хренова Снежная королева да на х#р на х#р на х#р ее! С новой вспышкой злости, еще пуще прежней, альфа вогнал бутыль шестнадцатилетнего спиртного обратно в подставку и снова вдавил педаль газа в пол.

Мазерати взвыл и дернулся с места в карьер, чтобы через триста метров опять резко замедлиться и повернуть на девяносто градусов. Букет бордовых роз уже давно свалился с переднего сидения на пол и теперь летал там из стороны в сторону, осыпаясь благородными бархатистыми лепестками. От одной мысли о том, как он, что тот мудак, убил в сраном этом цветочном салоне часа два, выбирая для нее букет, заставляла дрожать от злости — на самого, в первую очередь, себя. Да чтобы он когда-то хоть какой-то девке так цветы выбирал?! Розы, лилии, ирисы, астры, орхидеи, снова ирисы, снова розы, розы, розы... А в ответ получить "Ты с ума сошел, мальчик?", ясно читаемое в ее сказочных бездонных серых глазах... Б###ь! У него даже слов не хватало толком материться-то, весь богатый словарный запас разом оскуднел до уровня гопника из-за угла. А ирисы он отверг сразу же — подумал, сколько ей ирисов дарили-то из-за имени. Ирис. Он снова повторил его, с горечью смакуя каждый звук. Ирис Ки...

На дороге внезапно возник силуэт.

Он резко вдарил по тормозам, улетая вперед, почти на руль, резко выдыхая от того, как врезался в грудь ремень безопасности. Мазерати встал, как вкопанный, мучительно взревев в борьбе с инерцией. Прямо перед бампером стоял какой-то кретин, которому не спаслось. Стоял, мать вашу. Стоял! По коже скатились ледяные мурашки, и Лангстрему вдруг показалось, на него ухнуло снежной лавиной, тяжестью вдавливая в кресло. Сколько бы человек ни сгубила наркота, которую варят из изготовляемых Новой Нордик компонентов, убить кого-то практически собственными руками альфа был неготов. Адреналин враз выветрил из крови весь алкоголь, сделав мир вокруг до болезненного четким.

Черная блестящая дверца резко распахнулась, нога в дорогом кожаном ботинке ступила на спрессванный снег. Не менее резко с хлопком дверца захлопнулась. Движением, в котором собралось напряжение вулкана, альфа одернул пиджак за лацканы и...

— Ты куда, ушлепок, сука, лезешь?! — Вулкан с шипением взорвался, злость нашла свою жертву. — Тебе ноги, тварь недоношенная, из жопы вырвать здесь и сейчас?! Не видишь, куда прешь?! Голову свою ублюдочную в задницу затолкал? Обзор плохой, б###ь?! Я тебе сейчас зенки протру, нах#й! Будешь, как Ванга, зрячим на много лет вперед!

Отредактировано Nikita Langstrоm (10 декабря, 2015г. 02:28:27)

+6

3

Выбраться в путь домой у Тома получилось поздновато. Ко всему прочему водитель такси перепутал адрес. Не отличаясь большим терпением, Маклейн двинул пешком, на ходу вызвав уже другую машину. Как-то не заладилось возвращение домой. Сколь удачным и неожиданно волнующим выдался сам праздник, столь не клеилось с путешествием в родные края. И как покажет практика, проблемы с такси будут самой, что ни на есть мелочью.
Пока что Томас прижимал к себе пакет с алым свертком, дико краснея и бубня всякую неразбериху себе под нос. А все от того, что у любовника был от Бога талант выбивать своего брокера из колеи, к примеру, двусмысленными подарками.
Но больше всего проблем у Маклейна вызывал тот факт, что такого Йоля у него еще не было. А почему проблемы? Да потому что в такой обстановке молодой человек превращался в нерасторопного, неловкого сконфуженного полудурка и инфанта с полной потерей себя в пространстве и времени. Под сердце же даже через плотное пальто пробиралось легкое тепло от неожиданного презента.
Как в такой ситуации смотреть по сторонам? Хватало и того подкорочного, незыблимого знания, что по улочкам не то Парижа, не то Рима (Том не очень хорошо разбирался в географии сего района) на больших скоростях не водят, а на низких уж как-то с автомобилем успеют разминуться. К сожалению, Маклейн сильно переоценивал свою реакцию и совесть местных водителей.
За треском и визгом тормозов брокер вдруг осознал, что не может и на миллиметр пошевелиться. Ноги словно приросли к мерзлой земле, и даже сердце замерло. Как и гласят легенды, перед глазами пронеслась жизнь: в частности, парочка приятных и неприличных вечеров и последняя на счету ночь.
Впрочем, сложно было сказать, что Томас испугался. Он попросту не успел. Болезненное таяние нервных окончаний произошло сразу после того, как выплывший из машины-убийцы водитель набросился на оторопевшего Маклейна. Ох, это было реально больно для шатких нервов, как и всякий раз, когда ты отморозил пальцы, а потом суешь их в кипяток.
И как у этого напыщенного урода хватало наглости еще и орать на человека, которого мало не раскатал по асфальту тонким слоем?
Пауза. Недолгая, но продуктивная. А потом взрыв.
Наверняка Том выглядел смешно на фоне альфы со своим детским ростом. Однако, псинкой он выдался мелкой, но удивительно шумной и матерной.
- Ты, б**ть, еще кто такой, чтоб на меня тявкать? Кому тут зенки залепило?! У*лепок слепой, тебе повылазило, что тут пешеходный переход? – о наличии которого Томас раньше и не подозревал и с тем же успехом мог курсировать и посреди любого другого участка улочки, - Руки у*бам таким, как ты повырывать мало, чтоб в порыве недот*аха не травило улицы своим выхлопом!
Но на словах экспрессия Тома не закончилась, а довершилась смачным пинком в бампер роскошной машины. В зеленых глазах, плясал бесноватый огонь, а бедный автомобиль, кажется, обзавелся парочкой царапин.

+6

4

Поливая ночного неудачника эпитетами всех мастей вперемежку с матом, Лангстрем почти физически ощущал, как жгучее раздражение с пылающей, просто плавящей скальные породы в магму злостью утекают из него. Ну как утекают — насколько подобное вообще возможно в состоянии подпитого и запредельного бешенства, когда ущемленная гордость воет пожарной сиреной. Словно бы кто-то покрутил кран и отчасти спустил у котла давление — вот так ему полегчало. Он даже ощутил, как приятно, оказывается, морозный воздух холодит и пощипывает шею и кожу в вырезе расстегнутой на две пуговицы рубашки.

Потому альфа, выговорившись, выдохнул и готов был снова одернуть лацканы пиджака, развернуться, есть в машину и, сдав назад, угнать в ночь, напрочь забывая о случайном придурке, как... Этот самый придурок раскрыл рот. У Лангстрема чуть веко от такого мелкого бл#дства не задергалось. Он воззрился на бету с высоты своих не слишком внушительных, но более чем достаточных 192-х сантиметров, делая неспешный шаг вперед. Двигая с собою часть мира. На бедного парнишу словно навалилась плита, когда в свете скромных фонарей тень альфы упала на лицо гаденыша, и очочки того перестали так вызывающе поблескивать рвущейся наружу из недр рисковой души дерзостью.

Притихшая было злость, что дурила под пиджаком и заставляла вжимать в пол педаль газа, снова зарычала-заворочалась, точа когти и готовясь к прыжку. Схватить этого убогого на оба полушария головного мозга храбреца за нечесаные патлы да приложить харей о капот, чтобы носовой хрящ вмялся в череп. От вспыхнувшей перед взглядом картинки, в которой капот мазерати был слегка вмят и испачкан кровью, а лицо дерзкой шавки походило на свежерубленный фарш в лавке мясника, под ложечкой сладко засосало — акт морального онанизма, не иначе. И спустя доли мгновения пальцы альфы сжались на всклоченной шевелюре беты, толкая голову мерзавца к капоту дорогущей машины.

Но Лангстрем резко замер, так и не впечатав лицо беты в металл.

Злость никуда не ушла — она перешла в другое измерение сублимировать в какую-то херню, которая позже вылезет наружу в виде очередной бредовой идеи, а может, грандиозной попойки или двух-трех шикарных пышногрудых омежек в постели. Злость отступила, ослепленная вспышкой разума: для того ли он жал по тормозам и обтекал от испуга, увидев этого червя перед машиной? Нет, конечно. Ломать носы в угаре драки — одно, а покалечить сирое убожество, что по силе тебе отнюдь не ровня, — другое. Пальцы потянули за волосы обратно, разгибая бету, чье лицо уже успело ощутить идущее от капота тепло. Пальцы одернули на щуплом тельце пальтишко да стряхнули пару-тройку залетных снежинок с плеча.

— Выпить хочешь?

Альфа прокашлялся, все еще не зная, в какую задницу — образно выражаясь! — засунуть злость. Сжал кулак, разжал. Вот лично ему очень хотелось. Выпить.

+5

5

И с каких таких пор Томас стал таким дерзким и храбрым? Слово «храбрый» в данной ситуации, конечно, было мало уместно, но кое-какая видимость все же сохранялась. Бравада мелкого задохлика в очках, как оказалось, произвела на незнакомца сильное впечатление, столь сильное, что хотелось для полноты картины и мироощущения впечатать очкарика не только в память, но и во что-то потверже. И желание это было настолько очевидно, что легко читалось в глазах мужчины даже такому недалекому созданию, как Том.
Маклейн запоздало понял, что немного перестарался, хватило бы просто покрыть обидчика матом и быстро смотаться с места происшествия. Вот только озарение сию пришло чуть позже, чем следовало бы.
По чести, у брюнета внутри все вновь выморозило от чувства, что вот-вот будет больно, и сбежать он никак не успеет.
Наверное, впору начинать карьеру шарлатана-предсказателя. Как минимум свою судьбу он гузном чуял. Увы, что слишком поздно, да и проворства на то, чтоб лавировать от неприятностей катастрофически не хватало.
Поэтому вовсе не странным было то, как ситуация приобрела настолько серьезный характер, Том грешным делом подумал, что с машиной справиться ему было бы куда проще. Мысль эту заглушила вспышка боли. Черт подери, да когда же он успел! Финансист даже не уловил когда незнакомец успел сделать резкий выпад и ухватить его за волосы. Хуже того, ситуация дивным образом копировала недавний инцидент с издателем. Томасу еще тогда не понравилось, что его таскают за патлы, как половую тряпку. Тряпкой-то он, конечно, был, но сути вопроса это не меняло.
Мужчина был прав, дерзость с глазок Тома спала быстро, ее место вновь занял страх и истеричное желание уцелеть любой ценой.
Брокер зашипел, вцепился в руку обидчика когтями, при этом уронив в снег свой подарок. Свой единственный подарок, от одного единственного человека, который вообще изъявил желание его поздравить.
Вроде и злило, но страх не унимало. Хуже стало еще и когда альфа со всей присущей ему силой потянул парня прямо на встречу с еще теплым капотом дорогой машины. Томас в ужасе ахнул, выставил вперед руки, прекрасно осознавая, что ситуацию это уже не спасет и, как минимум, нос ему придется складывать с кусочков, если еще получится.
Но на всевидящих небесах, какой-то добрый милосердный Бог все же решил ситуации изменить и образумить разгорячившегося мужчину.
Все так же за волосы, бету разогнули, как кукольного солдатика заставили стоять ровно (хоть его и правда шатало немилостиво), отряхнули пальтишко, поправили его на щуплом очкарике и огорошили абсолютно нелепым, неуместным в данной ситуации заявлением.
Молчал Томас, наверное, немного дольше, чем следовало. Но, как дело не крути, а еще такого его мозг травить не пробовал.
Вышел из оцепенения парень, как всегда резко, жестко и громко.
- Да ты очешуел, ублюдок, в самом деле! – возопило чернявое ничтожество, нервно поправляя съехавшие на бок очки. Еще секунда паузы и Маклейн даже не отдал себе отчета в том, что дальше ляпнул.
- Конечно, хочу…
Ох, чуяла тощая задница, что дело будет худо, ох и чуяла!

Отредактировано Thomas Macleane (20 февраля, 2016г. 23:46:03)

+2

6

Долго выдохнуть. Долго-долго, и слушать, как воздух утекает сквозь ноздри, а легкие сдуваются. Досчитать до десяти — или даже сорока, чтобы наверняка — и не ё#нуть дерзкого слабоумного храбреца. Тиха, Ник, тиха, как любил говоривать отец, нет ума — считай калека. Потому что, чтобы вот так тявкать и дальше, когда тебя только что чуть в капот не инкрустировали, надо, конечно, нести в себе негаснущую искру идиотизма.

— Хочешь, значит, — альфа пристально смотрел на ночного неудачника. Не то чтобы он пытался в нем что-то высмотреть — скорее все еще искал в человеке плюсы, чтобы злость не так рвалась с цепей. — Это хорошо.

Он хлопнул ладонью по карману пиджака, сигарет в нем, естественно, не обнаружил — те валялись в машине, — хмыкнул, дернул головой, отчего шейные позвонки лениво хрустнули. Развернулся и открыл дверцу мазерати. Кажется, в груди слегка успокоилось — по крайней мере не хотелось крушить все вокруг, — но стоило увидеть этот чертов букет! Никита сделал ме-е-е-е-едленный вдох и ме-е-е-е-едленный же выдох, нырнул в машину, за горлышко подхватил бутылку, пачку сигарет с зажигалкой следом, и вернулся к очкастому суициднику.

Опустившись задом на капот, Лангстрем приложился к виски и сделал добрый глоток, следом с наслаждением ощущая, как мягко обдало теплом глотку и пищевод, когда благородный напиток прошел вниз, после себя оставляя характерное летучее послевкусие дубовых бочек, в которых был настоян. От тепла этого гадливых котов, что последние минут сорок устраивали вакханалию в его душе, заметно поуменьшилось. Желание убивать пока до конца не исчезло, но хотя бы перестало так яро свербеть под ребрами. Он протянул бутылку парнише. Другой рукой с пачки сигарет откинул крышку, пальцем вытолкнул штуку вперед, подхватил ее губами и, прикурив, сладко затянулся.

Капот машины тепло грел зад. Морозец пощипывал щеки и шею. Фонари неярко светили, создавая прямо-таки подворотный интим. Снежинки плавно кружились, опускаясь на плечи, рукава, щеки. Никита медленно и расслабленно выдохнул божественный никотиновый дымок. Красота-а-а-а.

+3

7

Если говорить очень мягко, то Томас не понимал, что происходит, не понимал ситуацию, не понимал свою реакцию. Все было, словно в наркотическом тумане, будто речевым аппаратом брокера управлял кто-то совершенно другой и определенно ради забавы выдавал подобные ответы.
Для верности Маклейн мотнул головой. Новых мыслей не появилось, но пустая черепушка охотно откликнулась луной головной боли, пока невыразительной, но обещающей веселую ночку. Впрочем, выпить, кажется, и в самом деле хотелось, ровно, как и переехать обидчика его пафосным автомобилем. Дважды. Для верности. Плохие поступки должны наказываться в двойной мере. Но для таких поступков у финансиста сейчас не было ни вдохновения, ни шансов. Потому, он, как зачарованный наблюдал за странным обидчиком и его передвижениями. Пока тот что-то искал в машине, очевидно, так же борясь с каким-то внутренним противоречием, которое могло бы грозить Тому телесной расправой, сам трейдер поднял с земли сверток с подарком. Боже, он не скоро свыкнется с предпочтениями и вкусами своего любовника! И, тем не менее, халат он вновь аккуратно сложил и поместил в пакет, плотно прижав тот к груди. Терять даже столь странный подарок молодой человек намерен не был.
Но, как это обычно и случалось, о Маклейне забыли. Он даже сделал было шаг в сторону, чтоб просто тихо уйти, но потом в дурную голову опять влезла мысль о том, что такой поступок окончательно сведет на нет все его сегодняшние страдания и волнения. Так что Томас остался, недовольно щурясь на рассевшегося мужчину. Подождал. Тот закурил. Отлично. Это теперь точно на долго.
Набравшись наглости, Том протянул руку, довольно прямолинейно требую бутылку того самого спиртного, которое не так уж давно зарекся не пить.
- Будет не просто хорошо, а еще лучше, если Вы поделитесь, - глухо пробормотал брокер, не спуская с наглеца очкастого взгляда.
Что за люди нынче пошли? Богатое, пафосное мудило, не видящее, куда едет, которое тебя мало не сбило, а после мало не добило голыми руками, продолжает себя вести будто оно есть центр вселенной, а ты – вроде как сторона пострадавшая – дрянь последняя, пыль под ногами.

+3

8

Пафосное мудило с удивлением взглянуло на парня: бутылку он ему вроде как протянул, без слов, правда, предлагая угощаться. Очки у парнишки, что ли, снегом припорошило или запотели от тепла капота? Никита внимательно всмотрелся в стоящего рядом человека и протянул бутылку сильнее, уже на всю вытянутую руку. От взгляда не укрылся пакет, трепетно прижатый ночным неудачником к груди. Подарок подружки, видать. Комплект носков и трусы, решил про себя Лангстрем, мысленно себе кивая. Может, еще и бритвенный станок — все по канону.

Думать хотелось о чем угодно, только не о фиаско сегодняшнего вечера. Хоть о трусах очкастого товарища. Альфа чуток склонил голову и потер ладонью загривок. Состояние было до пи###ца странным: он одновременно был бы не прочь и убить, и забыться в каком-то медитативном трансе. Одним словом, чего-то ему хотелось, а кого — непонятно. Никита резко затянулся. Никотин снова заполнил легкие — жизнь как бы налаживалась. Если не вспоминать.

— Куришь? — спросил он у парня, когда тот наконец взял у него бутылку, и следом предложил угощаться сигаретами. — Ты чего такой дерзкий-то? Видишь, что альфа в бешентве, — зачем нарываешься? А если бы я тебя все-таки припечатал о капот? Сейчас бы нос из черепа выковыривал.

Говорил Никита уже спокойно, взяв себя в руки и задушив ворочающуюся вподвздошье злобу. Говорил даже мирно и как-то... флегматично, пожалуй. Протянул руку за бутылкой, чтобы залить злобу эту очередным глотком благородного напитка.

+1


Вы здесь » Неополис » Незавершенные эпизоды » [25-26 декабря 2015] Ночь после Рождества